ЛитМир - Электронная Библиотека

Открываю другой глаз. Я до сих пор дрожу. Такое ощущение, будто я стою посередине замерзшего озера, там, где тонкий лед. Один неверный шаг, одно неправильное слово, и я проваляюсь под лед.

- Я не могу, - шепчу я.

На этот раз Стоунхарт иронизирует. - Ты не можешь, - повторяет он. - В таком случае ты имеешь полное право бояться, не так ли?

Он поворачивается. Его глаза сияют в темноте.

- Поскольку ты ослушалась моего приказа.

Я пытаюсь проглотить огромный ком в горле. Я облажалась. Все мои планы полетели к чертям собачьим.

Я помню, как Стоунхарт говорил, что случится, если я нарушу правила:

Я оставлю тебя в темноте.

Я не могу - я не могу снова вернуться туда. Я не хочу, чтобы меня снова приковали к столбу с невидимым поводком на шее. Я не могу во второй раз лицом к лицу столкнуться с темнотой. Я не могу. Я просто не могу!

- Конечно есть одна возможность.

Я просто смотрю на него, не решаясь заговорить.

- И эта возможность, Лилли...

Он подходит ко мне. Я закрываю глаза. Он наклоняется, убирает мои волосы в сторону и шепчет:

- Это не мой кабинет.

На меня накатывает волна облегчения. Опускаюсь на стул.

Отвернувшись, Стоунхарт начинает расшагивать перед экранами.

- Тем не менее, - продолжает он. - Твое виноватое выражение лица говорит мне, что за моей спиной, когда меня не было, ты бы зашла и туда, нарушив тем самым правила.

- Я - нет, Джереми. Я бы не стала этого делать, - заикаюсь я.

- Тихо! - рявкает он. - Я не хочу ничего слышать. Факт остается фактом: ты знала, что тебе запрещено входить в мой кабинет, но так или иначе я нахожу тебя там, где по-твоему находится мой кабинет.

Он смотрит на меня.

- Это плохо.

Качаю головой, но сказать ничего не могу.

- Вопрос в том, - продолжает он. - Что мне с тобой делать? Я сдержал слово и дал тебе доступ к своему дому. И что я нахожу, когда возвращаюсь? Ты там, куда я запретил тебе заходить!

- Джереми, пожалуйста, - начинаю я. - Я не. Я была здесь всего секунду. Я не думала...Я не знала...

- Что я вернусь и найду тебя здесь? Нет. Ты явно не ожидала этого. Думаешь, ты такая умная? Вынюхиваешь здесь всё, пока меня нет?

- Нет, обещаю это не то, о чем ты подумал...

Стоунхарт перебивает меня.

- Думаю, - говорит он медленно. - Пришло время рассказать тебе небольшую историю, Лилли.

Он подходит ко мне и облокачивается об стол.

- С чего бы начать, с чего бы начать? - говорит он рассеянно.

Наблюдаю за ним с опаской, побаиваясь его непредсказуемой реакции.

- Я знаю! - говорит он в насмешливой манере. - Почему бы не начать с самого начала?

Я слышу, как внутри меня кипит кровь, когда он смотрит на меня, ища ответ.

- Хорошо.

- Однажды, много лет назад жил был маленький мальчик. У него было два старших брата и могущественный отец. Он был умен, остер и амбициозен. Но у него был один большой недостаток.

Его глаза обращаются ко мне.

- Догадываешься, что за недостаток это был?

Я качаю головой в ответ

- Я-я не знаю.

- Он был самым младшим, - говорит Стоунхарт.

Его голос мягок и полон ненависти.

- Когда мальчик вырос, он обошел своих братьев. Они были медленными, тупыми и менее талантливыми, чем он. Но это не имело никакого значения для его отца.

Стоунхарт делает паузу, ожидая моего ответа. Когда же я ничего не говорю, он продолжает:

- Мальчика так и гложила ненависть. Лишь мать видела в нем человека. Мальчик вырос и стал человеком. Но вот отец по-прежнему видел старших братьев последователями семейного наследия. Знаешь, чем всё закончилось?

Я сглатываю и качаю головой.

- Чем?

- Мальчик поднялся выше всех и раздавил тех, кто сомневался в нем. Он узнал, что такое господство. Из-за мести.

Он подчеркивает это слово.

Мы оба молчим. Я чувствую, как Стоунхарт пронзает меня взглядом. Он ждет моего ответа.

- Что произошло дальше? - осмеливаюсь произнести я.

- Великий день в жизни мальчика. Годы спустя он встретил своего отца в зале суда, которого обвиняли в рейдерском захвате компании. Мальчик изменил свое имя. Отец понятия не имел, кто за этим стоит. И когда отец с сыном встретились...тот триумф, что чувствовал мальчик, ни сравнится ни с чем.

- Зачем ты рассказываешь мне это? - шепчу я.

- Разве это не очевидно? - спрашивает он. - Это предупреждение, Лилли. Думаешь, я не знаю, что ты задумала? Думаешь, я не догадался, что ты здесь искала? Мальчику нравилась месть. Ну...

Он отталкивается от стола и возвышается надо мной.

- ...черты, что есть в тебе самом, легко узнаваемы в других.

Он знает, что шепчет мне внутренний голос. Он знает, что я намерена его обмануть. Он знает, что я намерена бороться.

- Сейчас, - он отворачивается от меня и наклоняется над столом. - Давай посмотрим, что ты здесь делала.

Мне не нравится это.

- Джереми, нет, - слабо протестую я. - Мы не должны делать это...

Он игнорирует меня и нажимает что-то на клавиатуре. Загорается несколько дисплеев, должно быть программа наблюдения. Стоунхарт открывает календарь и щелкает на ранние даты в октябре.

- Как на счет этого?

На экране появляется картинка того, как я лежу на полу рядом с колонной. Стоунхарт оглядывается на меня через плечо.

- Твой первый день, - говорит он мне.

Он прокручивает вперед, когда я уже начинаю шевелиться.

- Джереми, пожалуйста, - прошу я. - Мы не должны смотреть.

- Но мы будем. Ах! Моя любимая часть.

Я в ужасе смотрю на то, как я переступаю границу. Вздрагиваю, когда за мной раздается хлопок. Лилли на экране напрягается, спустя какое-то время снова идет вперед.

Я чуть было не закричала на нее, чтобы она остановилась. Страх зарождается внутри меня, когда я вижу, как я делаю неосторожный шаг в сторону занавеса.

Стоунхарт ставит на паузу на том моменте, где я корчусь на полу. Он смотрит на меня.

- Помнишь, что было потом?

Бессознательно я касаюсь ошейника.

- Джереми, пожалуйста.

- Вот, почему ты здесь, - говорит он. - Ты пришла в эту комнату для этого? Теперь смотри.

Он нажимает на воспроизведение. Видео заставляет меня переживать ужасные чувства. Оно без звука, но я помню те визги перед тем, как упасть в обморок.

Стоунхарт пристально смотрит на меня. Я хочу отвернуться от экрана, но не могу. Ему это не понравится.

Мои ногти впиваются в ладони. Я тяжело дышу. Мое сердце бешено колотится от того, что ошейник может в любой момент причинить мне боль.

Наконец Лилли на экране отпускает. Я отвожу взгляд.

- Понравилось? - спрашивает Стоунхарт. - Знаешь, у меня здесь целая коллекция. Давай посмотрим...что еще тебе интересно?

Его брови поднимаются вверх.

- Я знаю.

Он снова возвращается к экрану и отмечает другую дату.18 ноября 2013 года.

Мониторы показывают нас вместе в солярии. Мы сидим за столом, ужинаем. Я знаю, что будет дальше.

Я не могу смотреть. Я не могу смотреть на то, как он насилует меня. Воспоминания о той ночи еще свежи в моей голове.

Мне нужно уйти.

Я встаю.

- Сиди, Лилли, - рычит он. - Или столкнешься с куда более худшими последствиями, чем это.

Мои глаза бросаются к открытой двери. Грудь вздымается. Никогда не думала, что захочу вернуться в солярий. Но сейчас я хочу этого больше всего.

- Я сказал сидеть! - кричит Стоунхарт.

Последний раз бросаю взгляд на дверной проем. Мне нужно выбраться отсюда. Но чем дольше я продолжаю стоять, гнев Стоунхарта только разрастается.

Всё же я опускаюсь на стул.

Он улыбается.

- Хорошо, а теперь смотри.

Мое тело начинает дрожать.

- Подожди, - ехидно добавляет Стоунхарт. - Я забыл добавить звук.

Он стучит по клавиатуре, и становятся слышны наши голоса.

- Как прошел твой день? - спрашивает Стоунхарт на видео.

Я не отвечаю, на что он говорит:

- Принято отвечать, когда тебя спрашивают.

14
{"b":"270107","o":1}