ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не верьте дурной фантазии Асиртога, — грубо ответила Ваминея, — он не знает, что говорит.

— А вы знаете, что же произошло на самом деле? Ведь не бывает дыма без огня.

— Не бывает, — согласилась Ваминея. — Но ваш муж ни капельки не причастен к смерти Элеоноры. — Силимэри изумленно приоткрыла рот. — Он любил ее, как ни одну другую эльфийку в городе. Понимаете, к чему я клоню?

— То, что у них были любовные отношения, я поняла еще вчера, и это меня нисколько не удивляет: Анк-Морхорке за каждой юбкой бегает.

— Элеонора была особенной. О ней не слыла слава жалкой потаскушки, как о моей дочери, к примеру, и ваш муж любил ее, а с Тэдиэн только играл в любовь.

За спиной Ваминеи появилась фигура Асиртога, а за спиной Силимэри выстраивались пришедшие проститься с его сестрой.

— То есть в вечер убийства вы ничего такого не видели, как рассказывает Асиртог? Вы считаете его рассказы об удушье Элеоноры вымыслом?

— Вымыслом, — кивнула головой Ваминея, — это не Анк-Морхорке убил Элеонору. — Она интригующе замолчала.

— А кто? Что вы видели? — у Силимэри лопалось терпение.

— Я видела, как Анк-Морхорке отчаянно пытался привести ее в чувства после того, как она упала на землю. Эту же картину наблюдал и Асиртог, но воспринял все немного иначе. Ваш муж, действительно, увез Элеонору на своем экипаже, но убил ее не он, а вы, госпожа.

Силимэри подпрыгнула от неожиданности:

— Как? Это невозможно! Что вы такое говорите? Я узнала о ее существовании только вчера, как я могла ее убить десять лет назад?

— Убийца, — прошипел Асиртог и скрылся в доме.

— Вы тогда лечились у доктора Фабиоре, и с головой у вас были явные проблемы, — резко Силимэри почувствовала слабость в ногах, легкое удушье, и перед глазами расстилался зеленый туман. — Но я вас вовсе не осуждаю, госпожа, — продолжала Ваминея, — но если я узнаю, что и в смерти моей несчастной Тэдиэн тоже виновны вы, то, клянусь, я собственноручно выцарапаю вам глаза.

— Убийца, — кто-то выкрикнул из толпы.

— Убийца, — скандировали звонкие голоса, но Силимэри словно оглохла и выбежала за ворота бледная как поганка.

— Этого не может быть, — повторяла она, — нет, это все сплошная ложь. Я ничего такого не делала.

Она брела, куда глаза глядят, позабыв об осторожности, и, как  и следовало ожидать, столкнулась лицом к лицу с мрачным полицаем. Он ошеломленно уставился на нее, и на его вытянутом лице с козлиной бородкой появилась злобная ненатуральная улыбка:

— Силимэри Вендинэ, вот так сюрприз, — он схватил ее за руки, — даже не пытайтесь сопротивляться! Вы арестованы!

— Отпусти, — все-таки вырывалась Силимэри, но превосходство было на стороне полицая: он ведь застал ее врасплох.

— Вот это подфартило мне, как расскажу жене, не поверит, кого мне удалось задержать! А шеф еще говорил, что вас искать все равно, что иголку в стогу сена, а вы взяли и сами в руки пришли!

— Вы не имеете права, — кричала Силимэри, — на каком основании вы меня задерживаете?

— По подозрению в убийстве Тэдиэн  Абернелио, я думал, вы знаете, — надменно заявил он.

— Я не убивала ее.

— Расскажите об этом немного похоже, — глухо произнес полицай, и на тонких запястьях с щелчком сомкнулись наручники. Довольный находкой, он поволок Силимэри в участок.

Силимэри пребывала в подавленном состоянии и не нашла в себе сил даже воспротивится грубому озлобленному эльфу в форме блюстителя закона. Она словно летала в облаках, но они не были ни белыми, ни пушистыми: скорее черные свинцовые тучи недоумения и болезненной горечи от осознания собственных ошибок. 

***

— Я не убивала Тэдиэн, — кричала она в лицо капитана Хубрарио — обрюзглого эльфа с лоснящимися щеками и тонкими поджатыми губами, который с пристрастием вел допрос в темной комнате с единственным окном, не пропускающим ни света, ни воздуха: Силимэри с каждой минутой становилось все труднее и труднее дышать.

Серые стены давили на нее, как и надменные взгляды сидящих за соседним столом полицаев. Силимэри спиной ощущала дыхание двоих охранников, вооруженных до зубов, будто бы она не являлась такой же, как они, а прилетела с Марса и представляла неизвестную угрозу вплоть до похищения и дальнейшего полета в космос. Они боялись Силимэри, и она слышала, как в ускоренном ритме бьются их сердца. Даже Хубрарио боялся, и то и дело протирал мокрый лоб салфеткой, будто Силимэри и в стальных наручниках может их всех убить, одним только взглядом.

— У нас есть свидетели, которые дали против вас показания, госпожа Вендинэ, — говорил капитан полицаев картавым противным голосом и старался избегать прямого взгляда, постоянно отводя глаза в сторону. — Вам грозит срок до пятнадцати весен лишения свободы, но за чистосердечное признание суд  смягчит меру наказания. Вы можете разжалобить судей, скажем, рассказом о несчастной судьбе эльфийки, муж которой меняет любовниц как перчатки. Вас, по сути, и так жалеет весь город.

— Вы себя слышите, капитан Хубрарио?  — Силимэри из последних сил срывалась с места, но две пары рук удерживали ее за плечи и возвращали на стул. — Что вы несете? Жалеть меня не надо! И свидетели ваши врут, и никакого признания вы от меня не дождетесь, потому что я не убивала Тэдиэн  Абернелио.

Хубрарио отскочил от стола и, трясясь, вытирал потное лицо. Капли падали на пол с длинного носа, по двойному подбородку стекали на бежевую рубаху.

— Она использует против нас магию, — вскрикнул его помощник и тоже вскочил, обливаясь потом.

С криками «Ведьма!» двое охранников выбежали из кабинета.

— Трусы! Стоять! — погнался за ними второй помощник, — я с вами.

Силимэри тоже сорвалась со стула. Перевернула стол капитана, и попыталась сбежать, но Хубрарио преградил ей путь, широко расставив руки в дверном проеме. Взволнованный и мокрый он нашел смелости посмотреть в ее серые затуманенные глаза:

— Вами восхищаются, а не жалеют. Вы сильная, а не слабая. Но все знают, что нет границ вашему хладнокровию и безжалостности, когда речь идет об устранении неугодных вам персон, — он будто уговаривал ее не уходить.

— Я не убивала  Тэдиэн. Не убивала. Ни ее, ни …, — Силимэри стояла перед ним совершенно расклеенная и поникшая духом.

Хубрарио сделал удивленное лицо.

— Тогда вам нечего бояться, — его помощник обнял ее за плечи, — вам нужно успокоиться и мы поговорим позже. Не так ли, Хубрарио? Бедняжка дрожит, как стекла от громкой музыки.

— Стекалори, проводите госпожу Вендинэ в камеру, — приказал Хубрарио, — но сначала пусть отдаст оружие. Я уверен, оно у нее всегда при себе.

— Вы же не собираетесь меня обыскивать, — Силимэри возмутилась, опасаясь, как бы в их руки не попал ночной репортаж из сада, записанный на камеру. Теперь она уже ни в чем не могла быть уверена, и боялась не навредить самой себе.

— Это наша работа, госпожа, — помощник капитана, все так же придерживая за плечи, усадил Силимэри на прежнее место, а сам присел на корточки к ее ногам. Он убрал складки плаща, подол длинной юбки и осторожно вытащил кинжал из правого кармана сапога, проверил в левом — и положил на стол несколько шпилек для волос. Он смотрел на Силимэри проникновенно и стеснительно. — Позвольте, — он вынул шпильки и из прически, медленно расплел косу и снял ленточку. Волосы рассыпались по спине. — Ваш плащ нужно сдать в гардероб.

Хубрарио поставил стол как положено и открыл окно. Свежий воздух ворвался в душную комнату, и капитан жадно хватал его ртом, стоя спиной к заключенной.

— Мы обязательно найдем настоящего убийцу, — пробормотал он, — и Тэдиэн Абернелио, и Элеоноры Арранитри.

Силимэри вся сжалась.

— Можете снять с меня плащ, — она медленно встала.

— Снимай наручники, — приказал Хубрарио, — давай-давай, живее, и плащ снимай. Ну, давай без телячьих нежностей.

Стекалори снял наручники и несмело опустил плащ с хрупких плеч. Силимэри, опустив голову, не препятствовала правоохранителям, до конца не осознавая серьезности ситуации.

16
{"b":"270123","o":1}