ЛитМир - Электронная Библиотека

Екайлиброч, опустив топор, тяжело дышал: такого бодрого утречка он и врагу бы не пожелал. Пот с него катился градом, и раненое плечо ни на миг не прекращало о себе напоминать.

Раненных эльфов переносили в палатку, где феи им делали перевязки, и верховные друиды читали молитвы об их скорейшем выздоровлении. Раненых было довольно много, как из числа эльфов, так и из восточных воинов, но больше всего опять пострадали гоблины. Екайлиброч остался с сотней воинов-убийц, целым и невредимым переводчиком Мапаром и своим заместителем по военным вопросам Тирно Тамалиочи, у которого так и чесались руки добить варваров всех до единого и отомстить за сотни погибших гоблинов.

Силимэри убрала кинжал:

— Я посмотрю, как там Уилбер. Ты пойдешь со мной?

Иглесиас спрятал острый шип:

— Наравно (Конечно).

Вдвоем они вошли в палатку, куда Тирно Тамалиочи отнес раненого Уилбера.

Он лежал рядом с окровавленными гоблинами с перемотанными головами, ребрами и конечностями. Стоны накаляли атмосферу. Уилбер сразу развернул шею, когда вошла Силимэри:

— Вы говорили с ним? — спросил, как только она присела на корточки у его скромного ложа. Иглесиас стоял рядом.

— С кем? — переспросила Силимэри и взяла его за руку, глядя в его бездонные запавшие глаза.

— С Анк-Морхорке. Он где-то здесь, — медленно и вкрадчиво прошептал он ослабленным голосом.

Силимэри слегка шокированная подобным заявлением первым делом подумала, что Уилберу померещилось, но его слова все-таки посеяли в ее голове сомнения:

— С чего вы взяли? Анк-Морхорке давно отошел от дел и целыми днями только и делает, что бегает за юбками. Его ведь не было на борту  «Турэ», так? — Силимэри недоверчиво нахмурила брови.

— Точно так же как на борту «Турэ» не было и Силимэри Вендинэ, — загадочно ответил он и закашлялся. Со рта брызнули капли крови и потекли из уголков губ.

— Уилбер, бедняжка, копье видимо повредило не только легкое, — она вытерла кровь с его лица, — тебя срочно нужно доставить в больницу. По-моему ты не знаешь, что говоришь.

— Я вам говорю, что видел его лицо. Во время боя с него сползла маска вора, — Уилбер уперто доказывал свою точку зрения. — Анк-Морхорке Сильвестриньйо среди нас. Живой или мертвый, но он где-то здесь.

— Он что, тоже прибыл под липовыми документами? — усомнилась Силимэри.

— Выходит, что тоже, потому что его имени нет ни в одном из списков, — он недовольно хмыкнул, — устроили тут маскарад, понимаешь ли.

— Странно, — только и смогла произнести Силимэри, обдумывая его слова и задаваясь вопросом  «Что нужно Анк-Морхорке?»

— Я бы на вашем месте был осторожнее: эльфы-рогоносцы непредсказуемые и смертельно опасные.

— Благодарю за совет и заботу, Уилбер. Ваше благородие не знает границ, — она легонько сжала его руку. — Я верю, вы сможете побороть недуг. Держитесь. Такие воины еще пригодятся Империи Эльфов.

С сумбурными мыслями она нерасторопно приподнялась.

— Спасибо, Силимэри,  — шептал Уилбер. — Сражаться с вами плечом к плечу для меня было честью.

— Хотелось бы ответить: «Мы еще повоюем», Уилбер, но, думаю, что это задание будет для меня последним. Я не хочу больше видеть, как льется кровь. Поэтому, в следующем бою вы будете драться плечом к плечу с другими воинами, и я верю, что они сочтут за честь выпавшую им возможность.

Силимэри улыбнулась напоследок и вышла из палатки нахмуренная.

 Иглесиас не совсем понял, о чем они говорили, но тоже сосредоточился. В эти минуты он как никогда пожалел, что не владеет эльфийским языком. Они сделали всего пару шагов как раздался приглушенный крик переводчика:

— Ревекка Нэдивен, — Мапар с озадаченным лицом, весь мокрый от пота и тяжело дышащий, окрикнул ее и поторопился догнать.

Силимэри остановилась. Ее взгляд рассеянно блуждал по берегу. Питьюон и его подчиненные занимались пленными. Воины хвастались друг перед другом добытыми трофеями. Звон стали и скрежет оружия рассекали воздух. Одни с криками радости фехтовали варварскими мечами. Другие извлекали раненных из-под гор трупов и разносили по палаткам. Некоторым зашивали рубленые раны прямо на берегу. Воины корчились от боли и издавали мучительные тяжелые стоны.

— Что тебе, Мапар? — спросила она отрешенно.

— Екайлиброч попросил привести тебя к нему.  

— Ну, что же, если король так хочет, тогда веди, — ответила она весьма серьезно.

— Иглесиас Амаурон, — Мапар обратился к нему на ломанном восточном языке, — все заметили ваше неравнодушие к Ревекке, но вам придется подождать ее здесь: Екайлиброч желает говорить с ней наедине.

— Не смета, Мапар (Я не возражаю, Мапар), — Иглесиас уверенно посмотрел в его подкрашенные черным глаза, и в его взгляде можно было прочитать и гнев, и снисхождение.

— Идемте, Ревекка, — Мапар жестом указал направление.

Неожиданно из рядов эльфийских воинов раздался грозный голос и заставил вздрогнуть и Силимэри, и Мапара:

— Ее зовут Силимэри Вендинэ, а не Ревекка, — крикнул эльф в длинном темно-зеленом плаще и сорвал плотную маску, открывая лицо.

***

Силимэри узнала в эльфе своего мужа и потрясенно приоткрыла рот. Все эльфы затихли, как птицы в испуге, и наблюдали, что же будет дальше. Иглесиас выпустил шип из поручей-скорпиона и прикрыл собой Силимэри, пристально глядя в глаза Анк-Морхорке.

— Скажи своему дружку, что я не причиню тебе вреда, — приказал Анк-Морхорке. — Пусть не сомневается.

— Анк-Морхорке? — Силимэри недоверчиво выглянула из-за спины Иглесиаса и проследила за руками мужа.

— Не ожидала меня здесь увидеть, да? — Анк-Морхорке подошел ближе, демонстрируя, что в его руках нет оружия.

— Остани где си (Стой, где стоишь).

Анк-Морхорке остановился, и кривая улыбка исказила его лицо:

— Не понимаю, что она в тебе нашла. Ну, да ладно: это ее дело,  — он перевел взгляд на Силимэри. — У меня не так много времени, поэтому давай сразу ближе к делу. Отойдем в сторону: у меня есть для тебя небольшой подарочек.

— Екайлиброч не любит ждать, — возразил Мапар.

— Меня это мало интересует, — крикнул Анк-Морхорке.  — Подождет ваш король. Ничего с ним не случится.

Силимэри сделала шаг вперед:

— Иглесиас, Мапар, я должна поговорить с этим настойчивым господином.

Иглесиас держал ее за руку, не желая отпускать.

— Это мой муж, — тихо ответила она на его немой вопрос, и Иглесиас разжал пальцы.

— Идем подальше, — Анк-Морхорке вел ее за руку, — я неловко себя чувствую, когда на меня смотрят сотни глаз.

Они остановились под развесистой пальмой, обвитой лианами.

Анк-Морхорке смотрел в ее глаза и добродушно улыбался:

— Сними этот парик. Тебе черный цвет не к лицу, — сказал он спокойно и сам снял его и выбросил в кусты.

Платиновые волосы каскадом укрыли плечи. Силимэри не успела и ахнуть и с подозрением посмотрела ему в глаза:

— Как ты меня нашел?

— Я следил за тобой от самого участка и до того момента, как ты села на «Турэ». Турэлио, тот эльф, что вытащил тебя и устроил пожар, славно поработал: он выполнил за меня мою работу, мне же довелось наблюдать за всем со стороны. А вот твою одежду можно было бы и спалить в охотничьем домике, чтобы не оставлять следов,  — подметил Анк-Морхорке.  — К сожалению, я не успел перехватить тебя до того, как ты поднялась на борт, и отдать тебе твой паспорт. — Силимэри изумилась. — После похорон Тэдиэн я вернулся домой, чтобы забрать наши паспорта. Признаюсь, это решение далось мне с трудом. Но я взвесил все за и против, и решил, что ты права, и нам, действительно, нужно расстаться. Я поехал в паспортный стол, и Райн оформил все формальности за две минуты. Так что, мы с тобой уже два дня как разведены, с чем и хочу тебя поздравить: теперь ты свободна. — Он вынул из нагрудного кармана металлическую папку, щелкнул кнопкой, и в его руках появились два паспорта и свидетельство о расторжении брака. — Это и есть тот, подарок о котором я говорил. Возьми, — он передал документы ей в руки.

39
{"b":"270123","o":1}