ЛитМир - Электронная Библиотека

Солнце стояло в зените, и его мягкие лучи изящно подчеркивали красоту весеннего Бравур-ле-Роз. Клубились полуденные облака, и сочная зелень радовала глаз. Спокойно, вопреки всем загадкам и неясностям.

— А вот и аппетитные рулетики с малиновым джемом! — Луизия поставила на стол поднос с вкусностями и напитками, и Силимэри помогла ей все расставить. — Это ваш любимый тыквенный сок, — Луизия добродушно улыбалась.

— Спасибо, — поблагодарила Силимэри и сделала глоток. — Я вот смотрю в окошко и думаю, что если Тэдиэн убил тот неуловимый маньяк, который вот уже десять лет убивает эльфиек легкого поведения по всей Империи? — Луизия перекрестилась. — Вспомни, только в прошлом году были найдены изувеченные тела троих эльфиек. Но все из разных городов, разные почерки. Будто и связи никакой между этими убийствами нет, но убийства продолжаются. И самое интересное, что первая жертва появилась десять лет назад. Тогда же якобы и Анк-Морхорке убил Элеонору.

— Не думаете ли вы, что ваш муж серийный убийца? — Луизия так разволновалась, что подавилась крошкой рулета и закашлялась.

— Время покажет, имеет ли Анк-Морхорке отношение хоть к одному из этих убийств или у меня просто разыгралось воображение.

— Надеюсь, что хозяин не причастен к столь низким деяниям над несчастными.

Нарастающий звук виолончели заставил вздрогнуть и Силимэри, и Луизию.

— Это сообщение. Расслабься!

Силимэри трепетно открыла послание. Пальчики задрожали, глазки блеснули. Скопировала текст, вставила в окошко переводчика и широко улыбнулась:

«Я из Империи Восточный Песков. В школе я изучал эльфийский язык, но это было очень давно. Если бы у меня была возможность находиться с вами рядом, возможно вы и без слов бы поняли, что я чувствую к вам. Вы — это магия! Я видел снимки трофеев на вашей странице и читал комментарии к ним. Я бы хотел увидеть и другие ваши фотографии. У вас есть профиль в «Фасябуке»?

Луизия тоже расплылась в улыбке:

— Госпожа, я и не помню вас такой озорной и окрыленной! Но вы бы знали, как приятно видеть ваше сияющее лицо. Вам идет улыбка.

— Спасибо. Мне и самой нравится это состояние. Хочется смеяться и радоваться жизни, — она замолчала на мгновение, а продолжила уже сухим тоном, — но меня окружают одни неприятности: убийства, погони, измены мужа, а теперь еще эти загадки со смертью Тэдиэн и какой-то Элеоноры. И я буду не я, если не разгадаю их.

— Госпожа, простите мне мою нескромность, но кто тот счастливчик, сумевший вас оживить? — Луизия сделала виноватое лицо, приподняв брови и глядя исподлобья.

— Без понятия! — Силимэри хихикнула как фея-подросток. — Я получила от него только три сообщения. Он с востока! Хочет посмотреть мои фотографии. Как думаешь, дать ему ссылку на мой профиль в «Фасябуке»?

— Да, пусть себе смотрит на здоровье. Вы такая красивая. Чего красоту прятать то? Тем более если этот восточный падишах так благоприятно на вас влияет, как целебный бальзам на старые раны.

— Эх, Луизия, — Силимэри осушала стакан и облизнула губы, — я продолжу с ним общение. Ты только смотри не проболтайся!

— Ну, что вы, госпожа, я же покрывала ваши свидания с Волоинсом, — щеки Силимэри запылали, — так он живет на соседней улице, а этот  виртуальный падишах за тысячи километров: Анк-Морхорке о нем никогда не узнает.

— Не напоминай мне больше о Волоинсе. Дверь в его комнату моего сердца я давно заколотила оцинкованными гвоздями. Он там все еще живет. Взаперти. Ему хорошо и уютно. Вазы с цветочками, шторки, розовые стены. Но я его оттуда никогда не выпущу. Он навсегда останется красивым и сентиментальным воспоминанием.

— Умолкаю, госпожа. Простите, что потревожила, — Луизия принялась поедать следующий рулетик, а Силимэри писать ответ.

«Неужели в Империи Восточных Песков изучают эльфийский язык? А говорят на языке англов? Вы можете найти меня в «Фасябуке» по данным: Силимэри, 35, Бравур-ле-Роз, Империя Эльфов» — набрала она текстовое сообщение и нажала кнопку «отправить».

Пообедав, Силимэри и Луизия покинули кафетерий и отправились в почтовое отделение за открытками и конвертами. Когда все необходимые было на руках, они вернулись на скамейку под шелковицей и начали писать романтические письма для Анк-Морхорке и эльфийки, которая, по плану, должна будет с ним встретится в 22:00 у большого фонтана и желательно задержать его на всю ночь.

Силимэри диктовала: «О, бесподобный и умопомрачительный Анк-Морхорке, со дня нашей случайной встречи на Бевери-лю-Икс прошло уже несколько дней, а я все никак не могу забыть ваших лучезарных жемчужно-серых глаз и манящих пухлых губ. Вы околдовали меня, и нет во мне сил сопротивляться влечению. Я влюблена в вас до безумия! Приходите сегодня в 22:00 к большому фонтану, иначе я не переживу горя одиночества и беспощадной грусти».

— О, да вы в ударе, госпожа! — Луизия  любила подобные розыгрыши. — Дату, подпись ставить?

— Нарисуй какой-нибудь иероглиф, и пусть ломает голову! 

— Я нарисую знак огненного дракона, потому что других иероглифов не знаю,  — Луизия  вошла во вкус, — С вашей фантазией, госпожа, можно писать хоть фэнтези про людей!

— Продолжим. На конвертике — адрес. Обратный — не указываем. Вкладываем флаерок, и письмо для нашего Анк-Морхорке готово! — Луизия с энтузиазмом справилась с первой задачей. — Дальше. «О, несравненная, сногсшибательная богиня. Я влюблен в вас до потери памяти! Кто я, что я без вас? Сжальтесь надо мной и окажите честь видеть вас сегодня в 22:00 у большого фонтана. Если вы не придете, то не будет предела моему горю. Вот уже несколько дней и ночей я только и делаю, что мечтаю прикоснуться к вашему стройному телу, покрыть его нежными поцелуями и любить вас так, как не сможет ни один эльф в Империи», — Силимэри дурачилась на полную катушку, смеялась, прикрывая рот ладонью. — Как бы мне хотелось увидеть их свидание!

— А я бы не отказалась посмотреть на их лица, когда они будут читать эти письма!

— Я уже представляю! — Силимэри словно впала в детство. Ее щеки горели, глаза светились, и не скажешь, что фея-охотник. — Запечатывай конверт. Готово!

Мимо проходил босоногий эльфенок, и Силимэри ласково его подозвала. Она практически полностью открыла лицо, чтобы не напугать ребенка:

— Хочешь заработать на конфеты? — эльфенок кивнул. — Нужно отдать это письмо почтальону и попросить срочно доставить получателю. Вот тебе денюшка  авансом за выполнение задания, а как вернешься, я попрошу тебя еще об одной услуге. Ах, да, чуть не забыла: это почтальону за срочность, — и дала еще денег.

— Я мигом, госпожа, — эльфенок на радостях убежал, а Силимэри с Луизией наблюдали за ним из-под дерева. Через две минуты он уже возвращался назад с улыбкой до самых ушей.

На роль «богини» Силимэри выбрала, можно сказать, первую встречную. Молодая, симпатичная, с русыми волосами, неплохим вкусом. Ее лица не рассмотрела и Луизия: эльфийка слишком быстро прошла мимо кафетерия и аптечного киоска.

— Дядя-почтальон сказал, что почетному эльфу доставит письмо лично в течении получаса, — отчитался малыш.

— Ты настоящий герой, спасибо тебе, — поблагодарила его Силимэри и взъерошила волосенки эльфенка.  — Видишь вон ту фею в цветастом платье? Нужно и ей отдать письмо!

— Да, без проблем, — эльфенок открыто улыбался и протянул ручонки.

— Вручи ей письмо, но не говори от кого. Если спросит, скажи, это секрет. Договорились? — эльфенок кивнул. — Вот, это письмо, а это твоя награда! Ты заслужил.

Он взял письмо, награду и радостно побежал с криками: «тетенька, вам письмо от секрета».

— Ну, вот теперь увлекательная ночь моему ненаглядному муженьку обеспечена, а я смогу спокойно устроить раскопки под орешником: вдруг клад найду!

***

Силимэри с Луизией наконец-то завершили все дела в городе, и через густой многовековой лес отправились в деревню Каринсан.

9
{"b":"270123","o":1}