ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я позвал евнухов-надзирателей, мы все втроём сходили в туалет (достало уже!), потом я умылся, оделся, и спросил, чего делать дальше. Оказалось, что мне нужно учиться быть султанской женой. То есть сегодня я фактически приступаю к исполнению своих обязанностей, и буду заниматься тем, чем жёны султана занимаются 99% времени своего бодрствования. То есть, убивать время и ждать.

Сижу и жду. Не знаю чего. Ничего не происходит. Фрукты надоели, спать не хочу, за окном ничего интересного. Со скуки прилёг на свою кровать. Так что там произошло на концерте? Что у меня с этим парнем? С Лионом.

Как вспомнила про него, так сразу и поплыла. И ведь даже не говорила с ним. Ни слова друг другу не сказали. Я и голоса-то его не слышала. Встретимся ли мы с ним ещё? А почему нет? Вот спасу Мишаню и махну к нему. Я, всё же, член Малого Совета Академии, а не хрен с горы. Думаю, встречу с королём организовать вполне реально.

Только, что я буду там говорить? Зачем приехала? Полюбоваться? И вообще, это не по-настоящему всё. Это не любовь. Всего лишь песня подействовала. Вован, вон, тоже, слюной исходит. Заколдовали его. И меня так же. Как сказал бы товарищ Саахов, «фактически, мы здесь имеем дело с несчастным случаем на производстве».

Но от осознания того, что влюбилась я с помощью магии, мне ничуть не легче. Магия там или нет, но я его люблю, следует честно это признать. И если бы он сейчас был тут, то… интересно, а под Силой Огра я смогу разорвать цепочку, удерживающую на мне мой пояс? Наверное, смогу. Цепь выглядит достаточно хлипкой.

Так что, я теперь настоящая девушка? Как все? Ну-ка, представим себе Мишаню… Мишаня. И что? А если Керна? Керн. Человек, как человек. А если Бенку? Бенка… Ой, поручик, давно Вас не было. Ну, зачем же сразу так? Конечно, две недели внутри пояса – тяжело, я понимаю. Но Вы, всё же, сдерживайтесь немного. А то ведёте себя прямо как вернувшийся с лыжной прогулки Буратино.

Ничего не понимаю. Полностью переклинило. Впору разучивать песенку фрекен Бок: «Ля-ля-ля-ля-ля, а я сошла с ума (какая досада)». Похоже, объект «Лион» добавлен в папку «Избранное», несмотря на его нестандартную половую принадлежность. Бред. Но факт. Это свершилось. И что мне с этим делать? Да ничего. Как жил раньше, так и буду жить. Лучше всего не встречаться с ним. Уеду обратно в Академию и забуду про него. Хотя встретиться хочется. Очень хотела бы снова увидеть его. Лион…

Стук в дверь. Кто там? Я, оказывается, незаметно задремал на кровати. Прямо в платье.

– Войдите.

– День добрый, Леона, – в комнату входит Руитано.

– Добрый. Как наши дела?

– Минуту, – евнух подходит к окну, тщательно обозревает окрестности, не забыв посмотреть вверх, после чего закрывает его. – Ваш мальчик на седьмом небе от счастья. Когда он узнал, что всё излечимо, то чуть не бросился обнимать меня.

– Я его понимаю. Завтра мы увидимся?

– Да, он уже готовится. Я назначил его Вашей открывалкой, сейчас он как раз получает инструкции от старшего евнуха, что и как ему нужно делать.

– Открывалкой? В каком смысле?

– А, ну да, Вы же не знаете. Сейчас объясню. Открывалкой в нашем гареме называют специального евнуха с малым ключом от пояса верности. Такой евнух закреплён за каждой женой или наложницей султана, поскольку ключи от поясов разные.

– С малым ключом? А что, есть ещё и большой ключ?

– Есть. Не перебивайте, Леона. Хочу Вам сказать, что наш султан, этот, простите за выражение, старый козёл Вован, помешан на идее верности ему жён и наложниц. С огромнейшим нетерпением жду того момента, когда смогу украсить его голову великолепными ветвистыми рогами. Представляю, как он «обрадуется».

– Я вижу, Вы не очень-то его любите, – улыбаюсь я.

– Конечно, не люблю. Ещё бы я любил его. Ведь это он отправил меня в гарем. Я был пятым визирем, когда прежний главный евнух умер от непрерывного пьянства. И эта скотина Вован назначил новым главным евнухом меня. Сволочь.

– А Вы не могли отказаться?

– Почему же? Мог. Передо мной был выбор – лишиться яиц, исполняя приказ султана, либо вместе с ними усесться на кол за неисполнение. И я предпочёл первое. А что бы Вы выбрали на моём месте?

– Действительно, выбор не из лёгких.

– Мы отвлеклись. Так вот, как я и говорил, Вован помешан на идее верности. И по его приказу был разработан специальный пояс для его личного гарема. Очень сложная конструкция. Такой пояс можно открыть двумя способами. Есть так называемый «большой ключ». Он действует как обычно, то есть открывается замок, пояс снимается и всё. Но большие ключи от поясов есть только у Вована. Он их не доверяет никому. Даже я не могу взять большой ключ, чтобы снять пояс верности с кого-нибудь.

– А как же тогда ваши женщины моются и всё остальное делают?

– Я как раз подхожу к этому. Понятно, что сам Вован не может каждый раз бегать, когда кому-то понадобиться помыться или сходить в туалет. Для этого существует открывалка – специальный евнух. У него на руку надет неснимающийся браслет, к которому на цепочке прикован малый ключ от пояса. Ключи, понятно, все разные. То есть сколько поясов – столько и открывалок.

– А смысл? Чем малый ключ отличается от большого?

– Тем, что малым ключом пояс можно открыть, но нельзя снять.

– Как это?

– Я же говорил, очень сложная конструкция, скоро сами увидите. Когда пояс открыт малым ключом, то он не снимается, всё равно продолжает висеть на талии. В открытом виде можно производить любые процедуры, ничего не мешает. Только пояс всё равно висит.

– Бред. Зачем это?

– Дополнительная страховка от измены. Весь фокус в том, что малый ключ можно вынуть из пояса только при закрытом замке. Когда же замок открыт, ключ не вынимается. Закрыть замок в воздухе нельзя – обязательно нужно поставить всё на место. Ну, а к ключу, как я уже говорил, прикован евнух. Смысл в том, чтобы ни на секунду не оставлять женщину одну с расстёгнутым поясом.

– Ваш султан сумасшедший.

– Есть немного, согласен. Поэтому гипотетическому преступнику, проникнувшему в гарем, чтобы наставить рога Вовану, нужно очень постараться. Соблазнить наложницу мало. Это как раз самое простое – наши девушки настолько обделены мужским вниманием, что почти любую из них легко соблазнит спящий в грязной луже пьяный одноногий орангутанг. А вот уговорить открывалку намного труднее. Подкупить евнуха тяжело – мы и так не бедствуем, у нас проблема в том, куда деньги потратить. Убить или отрубить руку – так это обнаружится. Запугать тоже сложно. В общем, одни проблемы. И даже если злоумышленник – гений убеждения и как-то открывалку уговорит, то и тогда растить султану рога ему придётся в присутствии бесстрастного свидетеля – ведь открывалка не может никуда уйти, пока пояс расстёгнут.

– Весело живёте.

– Вы тоже вскоре так будете жить.

– Недолго. А что со свадьбой?

– Готовится. На свадьбе Вы будете в том платье, в котором пели на аукционе. Вовану оно очень понравилось.

– А после свадьбы? Он меня сразу не потащит в постель? Предупреждаю, в таком случае в султанате может стать на одного султана меньше.

– Я что-то такое предполагал. Вован ругался, но мне удалось напугать его. Карантин. Вы переходите в карантин.

– Карантин?

– Обычная процедура. Вован очень бережёт своё здоровье. Все новые обитательницы гарема обязательно помещаются под карантин на сорок дней. И только после этого их допускают к султану. Для Вас Вован хотел сделать исключение, но я его уболтал. Вы тоже идёте под карантин. Надеюсь, сорока дней Вам хватит для того, чтобы сбежать?

– Мне и одной ночи хватит.

– Отлично. А сейчас, давайте я проинструктирую Вас о завтрашней церемонии. Свадьба будет происходить следующим образом…

Глава 32

Ну, вот и всё. Я замужняя женщина. Офигеть. Вышел замуж. Надо же. Когда я собирался в Академии ехать ловить пиратов, никак не думал, что это может вылиться для меня в замужество. Зачем вообще я полез в это дело? Из-за Мишани, конечно. А кто он мне? Да никто. Просто почему-то хочу помочь ему. А ещё он Бенкин двоюродный брат. Вот это уже серьёзнее. Бенка – это да. Ради неё я готов на многое. Я очень привязался к ней за время совместной жизни. И ещё жалко парня, честно говоря. Бедняга так переживает. Даже убить себя пытался. А кто бы не переживал? Я тоже первое время переживал в этом теле. Но мне было легче. Всё-таки, у меня несколько иной случай. Не столь катастрофический, как у Мишани.

106
{"b":"270132","o":1}