ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мишаня – это четвёртый в нашей компании. Очень молодой парень, чуть ли не мальчик. Лет 15, а может и 14. Усы даже не начали расти. Руди рассказал, что это его двоюродный брат, сын брата отца. Его впервые взяли в плавание юнгой. Вообще-то, его зовут Мишан, но мне так не нравится. Он такой тютя. Молча сидит справа от меня, уткнувшись носом в свою тарелку. А когда я случайно задел своей рукой его руку, он заметно покраснел. Мишаня и есть. На Мишана не тянет. Маленький он ещё.

Руди рассказал нам, что послезавтра они выходят к Рассветному архипелагу. Везут тамошним колонистам различные инструменты, изделия местных ремесленников и шесть скелетоконей в стазисе. Очень далёкое путешествие, практически на другую сторону планеты. Месяца три идти в одну сторону. А про себя Руди гордо заявил, что он – первый помощник капитана. И если плавание пройдёт нормально, то в следующий раз он сам уже пойдёт капитаном.

Я вообще-то не понимаю, почему Руди и Ронка всё ещё здесь. Всем присутствующим за столом (кроме, возможно, Мишани), давно понятно, что сегодняшний вечер они закончат в одной постели. И чего время тянут? Видно же невооружённым взглядом, что им обоим хочется побыстрее свалить. Вместе. Но не уходят. Какой-то ритуал?

Ронка увлеклась своим ухажёром, щебечет ему что-то глуповато-наивное про то, как большие корабли бороздят что-то там. Руди пыжится и распускает хвост веером. Пока на меня никто не смотрит, тихонечко стягиваю под столом туфли со своих ног.

Ооо… Как здорово… Блаженство. Мерзкие туфли. Ненавижу. Шевелю затёкшими пальцами ног и тихонечко помахиваю из стороны в сторону ступнёй. За что-то задел. Чего это там? Незаметно заглядываю под стол и вижу, что моя правая ступня стоит на ботинке Мишани. Переведя взгляд на него, обнаружил, что Мишаня сидит красный как рак и смотрит под столом на свою ногу. Ёпт! Похоже, мальчик решил, что это я с ним заигрываю.

Пока Мишаня не перевозбудился, быстренько сую свои ножки обратно в туфли. Надо валить, а то сейчас Мишаня, посмотрев на братца, тоже может начать хватать меня своими лапками. Руди и Ронка уже минут десять сидят и держатся за руки. Давай, Руди, не тормози. Бери ее, и гребите уже в номера. А под шумок и я как-нибудь слиняю.

Тем временем, дело начало принимать скверный оборот. Ронка утащила Руди танцевать, и мы с Мишаней остались наедине. Набравшись храбрости, тот схватил со стола бутылку и попытался долить мне шампанского. Ухажёр, блин. Хорошо, что я почти не пил весь вечер, так что успел подхватить фужер, который он от волнения опрокинул, у самой земли. Ну, ладно, ладно, я сжульничал – остановил падение Левитацией (всё-всё-всё, больше никакой магии сегодня – это у меня на автомате так вышло). Но Мишаня ничего не заметил – падение фужера скрывал от него стол.

Охх… Мишаня… Ну кто так наливает шампанское? Первый раз, что ли? Оно же пенится. Промакиваю салфеткой лужу на столе и с интересом наблюдаю за тем, как он делает вторую лужу, наливая шампанское уже себе. Мишаня.

Чокнулись. Мой кавалер залпом выпивает весь фужер, я же кручу свой в руке, пытаясь отыскать на нём место, где край не был бы испачкан губной помадой. Зачем Ронка вымазала меня этой дрянью? Эта помада такая противная на вкус и так сильно пачкается!

Возвращается Руди и тащит Ронку. Та уже практически висит на нём. По-моему, ребята вполне созрели. Сваливают? Нет, снова усаживаются за стол. А Руди заказал что-то покрепче. Понятно. Конечно, ему нужно добавить. Такому слону литр шампанского – не так уж и много.

Приносят заказ – запотевший стеклянный графин примерно грамм на 700. Спрашиваю, что это такое. Руди говорит, что это напиток настоящих моряков – здравур! Приглашает попробовать. Нет уж, спасибо. Пробовал уже. В этом теле пить водку мне категорически противопоказано. Развезёт.

А Руди вливает в себя «напиток настоящих моряков» рюмку за рюмкой. Чувствуется богатый опыт. Ронка также приняла пару рюмок. Надеюсь, она знает, что делает. А в графине уже осталось меньше половины.

Опп… Мишаня тоже тянется к здравуру. Это, конечно, не моё дело, но лучше бы ему не делать этого. Он явно не привык пить. А залить водкой шампанское в непривычном организме… ой зря он это затеял. Но Руди не останавливает его, так что и я тоже не вмешиваюсь. Мало ли, какие у них в семье обычаи.

Как же мне свалить отсюда? Эта пьяная компания начинает мне надоедать. Всё, посмотрел я на местных жителей в их естественной среде обитания. Ничего особо любопытного. Люди, как люди. Так же, как и у нас, веселятся, так же пьют. Также и блюют, добавляю я, услышав из темноты с берега реки характерные звуки.

А Мишаня заглотил вторую рюмку и как-то напрягся. Мне кажется, он уже грамм сто водки накатил. Для тренированного тела – пустяк. Но Мишаня, я подозреваю, пьёт вообще первый раз в жизни. Насколько я понял, он приехал с Руди прямо из дома. Да и весит немного, думаю, чуть больше меня. А ведь до водки было ещё и шампанское. Ой, что будет…

Тем временем, Мишаня помялся, встал, и совершенно трезвым голосом твёрдо сказал:

– Леона, позвольте мне пригласить Вас на танец.

Мля. Всё-таки я не успел свалить…

Глава 45

Ронка подмигивает мне и желает удачи. Блин. И ведь не откажешься никак. Если я пошлю Мишаню в лес, то может обидеться и его брат. Испорчу вечер Ронке, а этого мне совсем не хочется. Придётся идти, Мишаня ждёт.

Встал. Уй! Мои дурацкие тапки с каблуками. Чтобы не упасть, хватаюсь руками за стол. Ладно, Мишаня, пошли. Только не быстро. Впрочем, быстро он и сам не может. Вижу, что его слегка штормит, но Мишаня, как настоящий моряк, держится. Где тут танцуют?

Пробрались между столов, и вышли к площадке для танцев. Сбоку играют музыканты, а какая-то тётка тянет длинную заунывную песню про море. Полдюжины парочек медленно топчутся в полумраке. Ну и мы с Мишаней присоединились к ним.

Танцевать я почти не умею. Бенка мне что-то показывала и пыталась научить, но это было давно, и я уже почти всё забыл. А тут ещё и эти туфли на каблуках. Впрочем, Мишаня не в претензии. Он и сам не умеет танцевать – просто держится за меня и зачем-то пытается обнюхать мой парик. От него что, нафталином воняет?

Ай! Чёрт, нога подвернулась. Пытаясь сохранить равновесие, крепко стискиваю пальцами плечи партнёра. Мишаня же даже и не подумал меня поддержать – держится за меня так аккуратно, будто тело у меня сделано из бумаги и он боится случайно помять его. Когда меня танцевали в Академии, ребята действовали гораздо смелее. Всё время пытались схватиться руками за задницу. За мою, естественно, не за свою.

Песня про море закончилась. Тётка затянула новую про реку. Такую же длинную и заунывную. И всё-таки. Как же мне смыться отсюда? Я ведь всего лишь хотел посидеть рядом с Ронкой, посмотреть на аборигенов, и, возможно, средне напиться. Танцевать и, тем более, становиться объектом ухаживаний в мои планы не входило совершенно.

Блин, да сколько можно топтаться на одном месте? У меня ноги болят в этих колодках. Скоро закончится? Надоело.

Ну, наконец-то. Не прошло и года. Голосистая тётка замокает и музыка стихает. Я отцепляюсь от Мишани, а тот быстро отворачивается от меня и начинает сосредоточенно поправлять свою куртку. Не понял. А потом понял. Чёрт, я совсем забыл, как это бывает. А ведь когда я впервые в жизни танцевал в пионерском лагере с девчонкой, со мной случилась похожая история. Мне тогда тоже пришлось срочно отвернуться. Хорошо ещё, что девочка попалась понятливая. Она ни слова не сказала, а просто терпеливо изучала звёздное небо всё то время, что я занимался подавлением восстания в своих штанах.

Ага. Мишаня уже справился и может повернуться ко мне. Пошли к нашим? Нет, тянет меня в другую сторону, к барной стойке. Хочет угостить чем-нибудь и чтобы мы с ним посидели вдвоём. Осмелел. Видно, водка действует. Он сейчас определённо находится в стадии «говорливый весельчак». В таком виде он опасен, может напасть. Срочно нужно перевести его в следующую стадию «задумчивый мыслитель». Потом задумчивую тушку можно будет сдать брату и тихо исчезнуть. Отлично, так и будем действовать.

74
{"b":"270132","o":1}