ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ронка никогда в жизни не добывала себе еду охотой. Впрочем, я тоже. Как выяснилось, мы с ней довольно легко можем убить любое животное в лесу. Но именно убить. Ронка говорит, что есть то, что она убьёт, крайне нежелательно. Какие-то там изменения в организме жертвы. А если дичь убью я, то мы в лучшем случае получим сильно обугленный труп, у которого и есть-то нечего. В худшем – немного пепла.

Спрашиваю Ронку, может ли она подманить к себе птицу, так же, как сегодня подманила Карасика. Не, говорит, не может. Рыбы – её предел. Птиц ей подчинить не удастся. Жалко-жалко.

Ещё недолго поспорив, решили, что охотиться будет Зайка. Пусть он нам пищу добывает. Пришли к ручью, напились из него, а затем пошли искать место для ночлега. Опыта у нас с Ронкой в этом вопросе совсем нет, поэтому нашли такое место очень быстро – первая же относительно ровная лужайка была признана годной. Я метнул лаву в валявшийся на земле сухой ствол дерева и оставил Ронку собирать горящие щепки, которыми она сможет разжечь костёр. А сам же повёл Зайку на охоту. На мне – ужин.

Так, Зайка, смотри – попугай. Атакуй его сверху и убей! Зайка набирает высоту и пикирует с воздуха на несчастного жёлто-зелёного попугая, которому самой судьбой суждено стать сегодня нашим ужином. Быстрее, быстрее… Зайка разгонятся, сейчас он схватит жертву когтями… ДАДАМС!!

От мощного удара клювом по стволу дерево содрогается и с него даже опадает несколько листочков. Зайка же без чувств мешком валится на землю. А попугай-жертва с довольным видом улетает, что-то там радостно бормоча себе под нос. Зайка промазал.

Я поднял свой комок перьев и вылечил его. Фамиллиара хозяин лечит очень легко. Ну, что же ты, Зайка? Эх, ты! Давай ещё раз. Смотри, вон там, на ветке, сидит синий попугай. Взлетай и атакуй его. Зайка как-то странно посмотрел на меня, вздохнул, и поднялся в воздух. Охота на тропическую дичь продолжалась…

– И что это такое, Леона? – спрашивает меня сидящая у большого костра Ронка.

– Наш ужин.

– Вот это?

– Да. Мы больше не смогли ничего поймать. Они все очень быстро улетают. Зайка не успевает.

– Ты бы ещё жуков наловила. Леона, ты сама-то станешь это есть?

– Ну… если ничего другого нет…

– Ты как хочешь, но я не буду есть лягушку. Я ещё не настолько голодна.

– Ладно. Всё равно тут мало на двоих.

Так. И как мне её приготовить? Кушать хочу. Из еды – только крупная сырая лягушка. Её Зайка всё же смог поймать с третьей попытки. Начнём с того, что у нас нет ни ножа, ни вообще хоть чего-нибудь. Выпотрошить. А как? Зубами не хочется кусать. Противно. Ногти не берут. Что делать?

Отдал дичь Зайке. Тот стал обезьянкой, прокусил лягушке живот, и кое-как выпотрошил её пальцами. Хорошо. Спасибо, Зайка. А теперь – готовить. Нанизал лягушку на толстый прутик и сунул его в костёр. Пусть печётся…

– Ронка, спать-то мы как будем? Нет же ничего.

– Я думаю, нужно развести три костра. А мы ляжем меду ними. Вдвоём. Так нам будет тепло.

– Думаешь, уснём?

– Куда мы денемся-то? Уснём. Наверное.

– А на чём спать? Просто на земле?

– У тебя есть другие варианты?

– Действительно. Ладно, а завтра как? Мы же не можем всё время сидеть на этом дурацком острове. Нам нужно вернуться к нашим.

– И как ты собираешься это делать?

– Не знаю. Ты ведь старшая. Ронка, ты уже 270 лет живёшь. Придумай же что-нибудь!

– Что тут придумаешь? Людей искать надо. Это без вариантов. Хоть каких людей. Любых.

– На этом острове их точно нет. Зайка уже проверил. Да и не было никогда, похоже. Он никаких следов не нашёл.

– Значит, придётся выбираться отсюда. Пошли фамиллиара на разведку. Пусть полетает, поищет другие острова.

– Уже темно. Завтра пошлю. Хорошо, допустим, он найдёт другой остров. На чём поплывём? Мы с тобой ведь даже плот построить не сможем. Про лодку я совсем молчу. Зря ты Карасика отпустила.

– Не отпускала я его. Тут он, недалеко. Охотится. Я запретила ему уплывать от острова.

– Тут? Слушай, Ронка, может он нам рыбы наловит? – спрашиваю я и поворачиваю лягушку в огне другим боком. Какая-то она неаппетитная.

– Хорошая мысль. Попробую заставить его завтра. Сейчас уже поздно. Не хочу по темноте к морю тащиться.

– Ладно. Слушай, Ронка, ты кострами займись, пожалуйста. А то у меня лягушка. Боюсь, подгорит…

Глава 8

Наконец-то рассвет. Ну и ночка выдалась! Да ещё и вторая подряд. Устал ужасно. И кушать хочу. Сильно. Поужинать лягушкой мне вчера так и не удалось. Дохлое земноводное ухитрилось как-то свалиться с прутика, на который я его надел, и упасть прямо в пылающие угли. Пока я искал палку нужной длины и толщины, пока этой палкой ворошил горящие ветки, чтобы увидеть свой будущий ужин и поднять его из костра Левитацией – тело лягушки уже частично обуглилось, а частично кремировалось. В общем, то, что от неё осталось, я признал однозначно непригодным в пищу и выбросил. Пришлось поужинать сырой водой из ручья и отправляться спать с надеждой, что утром Карасик сможет угостить нас рыбой.

Пока мы с Зайкой ходили на лягушку, Ронка успела не только насобирать дров для костров. Она ещё и травы нарвала для подстилки. Правда, нарвала очень мало. Говорит, трудно рвётся. Того, что Ронка смогла набрать, едва-едва хватило на очень жидкую подстилку ей самой. Я же, соответственно, остался с носом. Зато у меня есть верхняя половина ночной рубашки.

Сторожить нас и поддерживать в кострах огонь оставили Зайку, тот всё равно не спит. Дальше стали укладываться.

Сначала на свою тощую подстилку улеглась Ронка. Подсунула руку под голову, закрыла глаза и притворилась спящей. У меня была мысль использовать её как подушку, но мысль на поверку оказалась неудачной. Когда я положил голову ей на живот, то выяснилось, что спать так я не могу. Сильно волнуюсь от запаха её тела. К тому же, мне некуда девать свои руки. Сполз ей на бедро, так там было ещё хуже. Сполз дальше, к ступням. А тут жёстко. И грязно.

Так я ползал вокруг Ронки и искал себе местечко где-то с полчаса. Та тоже не спала. Ей было неудобно даже на подстилке. В конце концов, кое-как улёгся, свернувшись клубком и привалившись к Ронке спиной.

Но, всё же, усталость от приключений прошедшей ночи дала себя знать. Я, наконец-то, нашёл приемлемое положение тела, при котором можно было бы попытаться заснуть. Ронка уже спала, и я стал потихоньку дремать. Мне даже начал сниться какой-то сон. И тут пошёл дождь…

– Леона, посылай своего ловца лягушек. Уже достаточно светло. Пусть другую сушу ищет.

– Угу. Сейчас.

Повинуясь моему приказу, Зайка взлетает в воздух и скрывается из виду. Мы с Ронкой, мокрые, усталые и голодные, уже пятый час сидим под каким-то большим деревом. Кстати, дождь явно заканчивается – среди облаков видны довольно большие просветы. Я, конечно, поставил Защиту от Воды, но мы всё равно промокли.

Когда мне удавалось ненадолго задремать, защита спадала, и меня тут же будил дождь. Кроме того, вода проникала к нам снизу. А сидеть голым задом на мокрой земле – удовольствие ниже среднего. Да ещё и ветер. Холодно. Единственное тёплое место – это дрожащая у моего плеча Ронка. Костры наши, конечно, давно залило водой.

Создать Защиту от Воды настолько большой, чтобы кроме нас с Ронкой под неё влез бы ещё и приличный костёр, мне не удалось. А маленький костёр разводить бесполезно. Для того, чтобы можно было поддерживать огонь насквозь мокрыми ветками, костёр должен быть достаточно большим.

Я стянул с себя свои промокшие лохмотья и тщательно их выжал. Это было моей ошибкой. Всё же, я вчера очень сильно порвал рубашку о шкуру акулы. Да и Ронка раздирала её на бинты безо всякой жалости. Впрочем, тогда, в море, это было совсем не важно. В общем, процедуры отжима бывшая ночная рубашка уже не пережила. В моих руках она распалась на две половинки, соединённых лишь воротником. Нда. Совершено ясно, что носить такое больше нельзя. Вот и лишился наш остров своего Робинзона. Зато теперь у нас тут сразу два Пятницы.

85
{"b":"270132","o":1}