ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О мой блог!
Ария для богов
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Око за око
Наверно, я еще маленький
Гомеопатия в вопросах и ответах
Родина
Ромео должен повзрослеть
Чума теней
Содержание  
A
A

Правда, у неё всё происходило несколько по-другому. Пока она ещё со мной разговаривала, успела сказать, что у неё ничего не болит, и головокружения нет. Вместо этого она стала злая-презлая. Как собака. По любому поводу гавкала на меня. Вот мы и поругались. Даже костры разводили разные и ночевали каждый около своего. Лишь кабанчиков готовили и ели вместе. Но всё – молча. Хорошо ещё, что за эти дни ни разу не было дождя. Идти греться об шипящего от злости некроманта мне бы не хотелось.

Ронку я решил простить. Это она не со зла. Просто болела так. Мы замирились и вместе пошли купаться в море. А после купания… В кои-то веки и у меня и у Ронки подходящее состояние здоровья и есть свободное время. Но только я позволил ей завалить себя на песок, как вмешался мой мерзкий кролик.

Ну что тебе ещё, маленький извращенец? Сейчас не время! Да ты что? Покажи! Вах!!

– Ронка, перестань! Прекрати, говорю! И слезь с меня. Зайка увидел парус. Сюда идёт корабль!..

Глава 11

– Корабль? Наконец-то! Нормально поедим хоть.

– Слезай.

– Да ладно тебе. Они ещё далеко. Мы успеем.

– Ага, как же. С тобой успеешь. Помнишь, как мы на корабле пропустили завтрак? Кухарка четыре раза разогревала его, а мы смогли выйти лишь к обеду.

– Мы тогда просто сильно разоспались.

– Разоспались? Теперь, значит, это так называется, да? А тот случай, ещё в Академии, когда Керн пришёл к тебе на консультацию и нашёл нас двоих в одной ванне? Зачем ты вообще дала ему доступ к своей двери? Мы что тогда, тоже «разоспались»? Мне в тот раз ещё пришлось сходу сочинять для Керна дурацкую историю о том, что у нас дома гремлины отключили горячую воду и ремонтируют водопровод, а потому я пришла мыться к тебе. А ты случайно проходила мимо, поскользнулась на мокром полу и упала прямо ко мне в корыто. И мне кажется, что Керн так до конца в этот бред и не поверил, а подумал о нас с тобой вообще чёрти что.

– Леона, но ведь там же тогда действительно как раз и происходило это самое «чёрти что».

– Всё равно, Керну об этом знать не полагалось!

– Кххх, – прыскает в кулак Ронка, – Леона, вот ты иногда вроде умный человек, а иногда ведёшь себя как существо из другого мира.

– Это почему ещё?

– Керн что, по-твоему, совсем идиот? Да всё он давно знает! Если уж на то пошло, то вся Академия уже в курсе твоих странностей. У нас не так уж и много членов Малого Совета. Как думаешь, почему наши парни даже не пытаются увиваться за тобой? А Ригорн? Уж на что он бабник, но ведь, признайся, он же тебе ещё до сих пор ни одного цветочка не подарил, верно?

– Нафига мне его цветочки? Гербарий собирать? Если мне понадобится цветочек, я просто выйду на улицу и нарву на клумбе столько, сколько надо.

– А если цветочек подарю тебе я?

– Ты?.. Ну, это всё меняет. Тогда да. Мне было бы приятно.

– Вот и я о том же.

– Так, Ронка, хватит заговаривать мне зубы. Сюда корабль приближается. Слезай, нам нужно костёр потушить. А то ещё дым увидят, испугаются, и не станут высаживаться…

Огонь мы с Ронкой мудро разводили в глубине леса, а не на том пляже, где находились многочисленные кострища и следы пребывания моряков. Мы вообще избегали посещать тот пляж, чтобы не оставлять там лишних следов. Поэтому, когда мы разворошили и потушили ветками свой костёр, следы нашего пребывания на острове с воды различить стало весьма проблематично.

Зайка с воздуха доводит мне последние разведданные. Корабль целенаправленно следует именно к нашему острову. Вернее, не корабль, а корабли. Их два. Один большой и медленный, а второй маленький и шустрый. Вертится вокруг большого. То с одной стороны ему зайдёт, то с другой.

А вообще, тащатся медленно. Зря я Ронку отогнал. Действительно, всё успели бы. Наши корабли из Академии ходят намного быстрее. Эти же ползут, как черепахи. Особенно большой.

Мы с Ронкой решили пока не светить своего присутствия на острове. А то ещё испугаются, гоняйся потом за ними по морю. Подождём, пока они высадятся. Я так понимаю, большой корабль – это купец, а маленький – его охрана. В свете последних событий в этих водах, охрана тут совсем не лишняя.

Наконец, уже в сумерках, крупный корабль протиснул свою тушу в бухточку и вскоре бросил два якоря метрах в двухстах от берега. Недалеко от него встал и маленький. Затем с кораблей спустили шлюпки, в которые загрузились матросы и начали уверенно грести к пляжу. Что любопытно, с маленького корабля спустили шесть шлюпок, а с большого – лишь две. На маленьком команда больше, чем на большом? Отчего так?

Картину высадки я наблюдаю через Зайку и рассказываю о происходящем сидящей рядом со мной Ронке. Зайка же стал попугаем и сейчас сидит на дереве вблизи берега моря. Правда, попугай у него получился очень большой, просто чудовищный. Но орлы тут не водятся, а если сделать Зайку кабанчиком, то его, конечно, сразу же попытаются пустить на шашлык. Поэтому пришлось остановиться на попугае, хоть и получился он неприлично огромным.

Моряки, тем временем, высадились, и шлюпки с маленького корабля ушли обратно с тем, чтобы взять на борт новую партию пассажиров. Однако. Это сколько же там народу? По моим подсчётам получается, что за два рейса шесть шлюпок переправили на берег около 200 матросов. И это при том, что на самом корабле наверняка ещё остались какие-нибудь дежурные.

Спрашиваю Ронку, нормально ли это? Мне такая команда кажется слишком уж большой. Ведь корабль-то лишь чуть больше нашей «Снежинки». Им там не тесно, такой кучей? Ронка соглашается со мной, что 200 человек команды – это чересчур. Даже для охраны такую толпу не нанимают. Ведь им всем платить нужно. Такая команда может быть лишь на военном корабле. Ну да, на военном. На военном. Или на пиратском.

– Пираты? Ронка, ты думаешь, это могут быть пираты?

– Очень может быть. Смотри, Леона, всё сходится. Большая команда – норма для пиратов. Ведь чем больше людей, тем более ценную добычу можно захватить. Крупный корабль – добыча. Потому там и команда небольшая. Это вообще не команда, а призовая партия. За водой пришли на необитаемый остров, значит, в порт почему-то заходить не желают. Леона, посмотри, как они одеты. У них есть хоть что-нибудь, напоминающее форму?

– Не-а. Кто во что горазд. Некоторые довольно хорошо одеты, а кое-кто чуть ли не в лохмотьях. У одного штаны – заплата на заплате, босиком, зато куртка очень хорошая. Я бы даже сказала, богатая куртка.

– Однозначно пираты. Снял куртку с какого-нибудь бедолаги. Оружие у них есть?

– Только у четверых вижу сабли. А вот луков уже больше десятка насчитала.

– Понятно. На охоту собрались. С саблями наверняка главари. Остальным на берегу оружие не нужно. Тут воевать не с кем.

– И что будем делать?

– Подождём, пока они поохотятся и приготовят ужин.

– Зачем?

– Ты кушать хочешь?

– Хочу.

– И я хочу. Вот и подождём. А то если сейчас выйти, то у них ещё еда не готова. Отбирать нечего.

– Хитрая ты, Ронка.

Часа через три, когда уже окончательно стемнело, Зайка показал мне, что пираты, по видимому, заканчивают с готовкой. Около некоторых костров уже начали разделывать запечённые свиные туши. Ронке пора на выход. Посовещались и решили, что лучше ей идти одной. А то мне там может стать плохо.

Мы с Ронкой вышли на берег моря – не тот, где устроились пираты, другой. По прямой, через лес, до пляжа с пиратами было где-то с пол километра. Ронка усадила меня на песок и принесённой с собой палкой очертила вокруг меня неглубокую борозду. А затем вскрыла себе вену своей кулинарной ракушкой и густо накапала в эту борозду кровью.

Я полечил Ронку, и она скрылась в темноте меж деревьев, предупредив меня перед этим, чтобы я ни в коем случае не выходил из круга. Костёр она мне тоже почему-то запретила разводить. Ладно, ей виднее. Сижу, жду. Единственное развлечение – наблюдение за пиратами через Зайку. Чего Ронка так медленно идёт? Они же уже жрать начали. Нашу с ней еду, между прочим.

88
{"b":"270132","o":1}