ЛитМир - Электронная Библиотека

Джеймс снова подчинился. Кончиками пальцев он дотронулся до гладкой поверхности камней, ощущая их прохладу.

— Это гелиотроп, — объяснял мужчина, — а это гранат.

— Но… У меня нет девушки, — сказал Джеймс.

— Это оникс.

Джеймс продолжал трогать камни. Мужчина в смокинге развернул сундук к огню, чтобы любоваться игрой камней.

— Берилл, — произнес он, указывая на камень в руках Джеймса. — Кошачий глаз. Агат.

Джеймс кивнул. Он не заметил, как начал повторять названия камней, как будто сидел во «Флэт Майклз» и шептал названия блюд.

— Яшма, — быстро перечислял незнакомец.

— Яшма, — повторял Джеймс.

— Гиацинт.

— Гиацинт.

Спустя некоторое время Джеймс замолчал, он просто слегка касался камней, чье мерцание в свете огня зачаровывало его как заклинание. Его заворожили коралл, бирюза, лазурит. Джеймс вдруг осознал справедливость того, что мужчины веками трудились, добывая драгоценности, чтобы преподносить их женщинам. Внезапно Джеймса осенило, что если девушка из магазина надевает бюстгальтер из металлических колечек или невеста — бриллиантовое кольцо, то такая женщина выставляет себя напоказ и делает это способом, недоступным для мужчины.

В тот же миг Джеймс ощутил прилив невыразимой тоски. Он понимал, что не может устилать свой путь сокровищами, но больше всего его опечалило то, что если бы он даже и смог заработать на рубины и янтарь, то ему все равно некому их дарить.

— У меня нет девушки, — громко произнес он. Откровение прозвучало не слишком весомо. Он попытался еще: — У меня нет женщины, — громогласно заявил Джеймс.

— Возможно, она скоро у тебя появится, — отозвался седовласый мужчина.

Джеймс растерянно заморгал. С головой уйдя в свои мысли, он совсем забыл о хозяине сокровищ.

— Что? — переспросил он.

Мужчина в смокинге стоял перед сундуком.

— Давай представим, Джеймс Бранч, что женщина скоро войдет в твою жизнь. Если бы ты ее любил и мог подарить ей любую вещь из этого сундука, что бы ты выбрал?

Джеймс прикусил губу. Он осмотрел подвал, печь, дверь.

— Откуда вы знаете мое имя? — уже во второй раз спросил он.

— Не задумывайся об этом. Что из этого сундука ты подарил бы любимой?

Джеймс пристально всматривался в лицо незнакомца. Его не покидало чувство, что они знакомы. Он пытался уловить подвох в его глазах, заметить презрительную усмешку на губах, что означало бы, что незнакомец просто разыгрывает его, издевается над ним. Но мужчина казался абсолютно серьезным.

Джеймс отвел глаза. Он чувствовал себя неловко.

— Я-я не могу позволить себе ни одну из этих вещей.

Незнакомец устало вздохнул:

— Представь, что можешь. Что бы ты подарил?

Джеймс не мог отвести глаз. Драгоценности завораживали. Хорошо сказал он себе. Какого черта!

— Ну… — Он колебался. Он осматривал сундук. Не нитку жемчуга, думал он. И не браслет на ногу с топазами. Он видел такое «обмундирование» на шеях, руках и ногах моделей в барах на Мэдисон-авеню. Ему бы хотелось, чтобы его возлюбленная носила какое-нибудь одно украшение, простое и элегантное. — Может, вот это? — он вытащил тонкий серебряный браслет. На нем болтались крошечные нефритовые дельфинчики.

Седой незнакомец забрал браслет и положил его в карман.

— Извини. Он зарезервирован для другого случая. Выбери другой.

— Хмм, мы ведь говорим гипотетически? — замялся Джеймс.

— Выбери что-нибудь другое, — приказал мужчина.

Джеймс рассмотрел драгоценности. Он заметил рубин величиной с куриное яйцо, бриллиант пирамидальной формы. Они оба были чересчур огромные, гнетуще прекрасные, чтобы подойти девушке, согласившейся с ним встречаться. В углу, между складками сбившегося бархата, он заметил пару сережек.

Отполированные камни в простой золотой оправе были молочно-белого цвета. Джеймс поднял их:

— Что это?

— Опалы.

Джеймс протянул ладонь к свету. Когда луч достиг опалов, крохотные призмочки заиграли в их глубине. Перед Джеймсом промелькнул образ женщины с теплой кожей и волосами цвета меда. Он мысленно примерил ей опаловые серьги.

— Я бы подарил ей это, — сказал он.

Седой мужчина коротко кивнул:

— Хороший выбор. Браво!

Джеймс как завороженный наблюдал за двумя маленькими мирками на ладони.

— Они прекрасны.

— Они твои.

Джеймс поднял глаза.

— Что это значит?

— Ты меня слышал. Береги их. Ты поймешь, когда наступит время их подарить.

Джеймс переводил взгляд с сережек на мужчину и обратно.

— Вы-вы не понимаете. Ее не существует.

На какой-то момент лицо незнакомца просветлело. Он улыбнулся.

— Скоро будет существовать, — ответил он.

Джеймсу понравилась уверенность, звучавшая в его голосе. Он подумал о своей напарнице по работе, о Барби, о женщине с волосами цвета меда, чей образ промелькнул перед ним.

— Н-но, — от волнения он начал заикаться, — вы так и не п-поняли. Даже если бы у меня кто-то был, я д-действительно не могу это купить…

— Сделка заключена, — быстрым движением незнакомец захлопнул сундук, опустился на колени и закрыл его. Серьги остались у Джеймса в руке.

— Не было никакой сделки, — пробормотал Джеймс. — Я ничего не платил. Я не могу. Вы даже не назвали их цену.

Мужчина вздохнул, его лицо опять стало серьезным.

— Деньги, деньги. Послушай, Джеймс Бранч. Если мне что-нибудь понадобится, я попрошу. А сейчас иди есть свою «Тилапию», или «Динго», или что ты там закажешь. Столик скоро освободится. Удачи тебе, и прощай, — незнакомец повернулся к печи, к молотку, оставленному на столе.

— Эй, сэр, — окликнул его Джеймс. Он смотрел на сундук на полу. Он до сих пор держал опалы на открытой ладони.

— Ну-у-у, — начал он, — это очень великодушно с вашей стороны предложить мне их, но я не могу их принять, не…

Седой мужчина обернулся. Молоток опять был у него в руке. Внезапно в его глазах промелькнуло нечто ужасное, как будто он собирался заняться тем, о чем Джеймсу знать явно не следовало.

— Ух ты, — вымолвил Джеймс. По спине побежали мурашки. Не говоря ни слова, чувствуя себя вором, он развернулся и выскользнул за дверь.

_____

Весь следующий день Джеймс не мог выкинуть из головы случившееся. Он взял серьги на работу, незаметно вынул их из кармана и любовался во время ланча. Он никому ничего не сказал и никому не показал опалы. Он подозревал, что в том, как они ему достались, было что-то необъяснимое. Он слышал историю о человеке, пораженном молнией в горах, хотя на небе было единственное облачко. Мужчина выжил, потом он рассказал, что испытал легкое покалывание в голове и больших пальцах ног. Джеймс чувствовал себя примерно так же. Он боялся, что если расскажет кому-нибудь об опалах, то они испарятся.

Он пристальнее, чем обычно, вглядывался в мочки ушей и прически своих коллег по работе. Он примерял драгоценные сережки к коже каждой женщины, спрашивая себя, не она ли его избранница.

Другой отважный поступок он совершил вечером, вернувшись в «Рабство Барби». Что-то подсказывало ему не испытывать судьбу, не спускаться в подвал магазина. Он натолкнулся на Барби, расставлявшую по полкам фаллоимитаторы.

— Опять ты! — сегодня Барби была одета цивилизованно: голубые джинсы и свитер из хлопка, на зубах по-прежнему блестело имя.

— Привет! — отозвался Джеймс.

Барби скорчила кислую мину. Джеймс решил, что торговля идет плохо.

— Ты сбежал отсюда вчера, — презрительно фыркнула Барби.

— Да. Не злись. Послушай. Можно задать вопрос? — Джеймс перевел дыхание. Он заранее знал ответ. — Здесь есть ювелирный магазин в подвале? Ну, рядом с дверью в ванную, за пожарной дверью?

Барби уставилась на Джеймса. Она откинула прядь волос со лба.

— О чем, черт возьми, ты говоришь?

Джеймс ощутил под ногами твердую почву.

— Так есть или нет?

— Нет, внизу нет никаких ювелирных магазинов. Я скажу тебе, что там есть. Там, черт побери, мои личные комнаты. Этим ты вчера занимался? Шарил по ним?

15
{"b":"270133","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зург : Я – выживу. Становление. Империя
Алхимик
Победи прокрастинацию! Как перестать откладывать дела на завтра
Рождественский экспресс
Дикая. Будешь меня любить!
Рецепт счастья
Не девичья память
(Не)счастье для дракона
Созданы друг для друга