ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эпизод 7

За пару часов до захода солнца, после того, как майор Касатонов доложил сошедшему на берег комфлота о выполнении учебно-боевой задачи, мне повезло и самому пострелять боевыми из разных видов оружия, благо безлюдная территория полигона "Ржевка" к этому располагала, и на стрельбу морпехов, с большим удовольствием, посмотреть. Испытав ППШ-35 обычными патронами и отметив про себя, что темп огня хоть и высок, но явно ниже, чем у ППШ-41 и повыше, чем у АК, значит, где-то около 700–800 выстрелов в минуту, что объяснялось более длинным ходом затвора, я попробовал его и с "брамитом". Касатонов, правда, предупредил, что чистить мне его придётся самому, но меня это не остановило. Не сказать, чтобы пистолет-пулемёт вышел совсем бесшумный, хлопки, особенно при автоматической стрельбе, вблизи слышались отчётливо, звякало железо, но в общем шумовом фоне, терпимо, да и не зная заранее, с чем имеешь дело, определить звуки как стрельбу, непросто.

А уж когда рядом показывают, не побоюсь этого слова, искусство пользования батальонным миномётом, то и подавно. Ветераны войны в Грузии, командир и наводчик 82-миллиметрового миномёта, с остальным расчётом показывали буквально чудеса, поражая указанные видимые цели в пределах обозримых полутора километров первым же выстрелом на одном глазомере, вовсе без пристрелки. Не подкачали они и перейдя к ротному миномёту.

И тут Касатонов показал ещё один фокус, устроив соревнования в скорости накрытия цели между миномётчиками и расчётом АГС, который до этого не показал выдающихся результатов, укладывая очереди вокруг да около, что, впрочем, считалось нормальным, в пределах зоны вероятного поражения осколками. Майор, взяв ракетницу и поведя ей из стороны в сторону, выпалил низко над землёй так, что ракета, упав, ещё горела некоторое время. За эти короткие секунды соперники должны были успеть её обстрелять. Вот тут гранатомёт Таубина сто очков форы мог дать ротному миномёту, который либо в спешке далеко мазал, либо мина не успевала долететь, либо, при тщательном прицеливании, вообще не успевал выстрелить. Гранатные же разрывы раз за разом сверкали в районе цели. Три попытки и безусловный выигрыш с сухим счётом.

Правда, моя стрельба из этой игрушечной пушки закончилась, не успев начаться. И до того машинку клинило у нас на виду, но неисправность удавалось устранить, а тут, кинув две гранаты из шести, заряженных в магазине, гранатомёт подавился очередной выбрасываемой гильзой намертво.

— Передайте Таубину, что если не может со стреляными гильзами справиться, пусть избавится от них совсем и делает безгильзовые гранаты, на манер основных зарядов миномётных мин, — высказал я в сердцах своё суждение, подробно рассмотрев на примере учебного выстрела устройство боеприпаса, в котором чудным образом объединялись гильзовая и безгильзовая схемы. — И пусть, наконец, ленточное питание сделает. Шестизарядного магазина на пару коротких очередей хватает. Второй номер вон уже менять запарился.

— Баловство всё это, — хмыунул присутствующий здесь же старлей Конопляников. — Гранаты выбрасывает со свистом, а на каждой по взрывателю с ценой, как у взрывателя нормального снаряда. Дорогая забава получается.

— Война вообще дорогое удовольствие, — не стал я ни возражать, ни соглашаться.

Единственную на весь батальон СВШ с оптикой на боковом креплении типа "ласточкин хвост" мне дали только посмотреть и подержать в руках. И без того владелец, усатый морпех лет уже за тридцать, смотрел на меня с подозрением. Как и следовало ожидать, заглянув в прицел, я увидел там только простейший "пенёк" и сейчас силился вспомнить, рассказывал я что-то про сетку ПСО-1 или нет, но на всякий случай вслух пожалел, что нет дальномерной шкалы, на что в ответ мне провели ликбез, как определить дальность до цели подручными средствами. В итоге, каждый остался при своих.

— Про поединок не забыл? — вполголоса спросил меня Родимцев, когда с последними лучами солнца мы возвращались с "презентации" новейших образцов вооружения МП.

— Слушай, давай после ужина? — прыгать с железом именно сейчас мне было откровенно неохота.

— Ага, а потом с полным животом кишки завернём. Уж лучше до, — возразил красный конник.

— А ты не забыл, что нам самим себе всё готовить надо в индивидуальном порядке? — вопрос был актуальный, в план учений входило и индивидуальное приготовление пищи из состава сухого пайка. Каждый просто обязан был использовать только свой котелок, при этом, подножный корм не воспрещался, а скорее, наоборот.

— Ерунда, воду к огню поставим, а товарищи последят и, когда закипит, засыплют. Пока готовится мы уж наверняка выясним кто из нас рубака.

— Экий же ты настырный, — подосадовал я, но согласился, так как возразить, не уронив репутации, было нечего.

— Вы что поубивать друг друга хотите? Прекратите немедленно! — спустя двадцать минут, увидев, что мы с Родимцевым, раздевшись до гимнастёрок, отошли от "наблюдательского" костра ровно настолько, чтобы ещё видеть друг друга и обнажили клинки, всполошился капитан Карякин.

— Ну, мне-то вы приказывать никак не можете, товарищ капитан, — усмехнулся я в ответ, уже настроившись на тренировку. — Хотите защищайте честь НКО, хотите нет. Запишем армейцам техническое поражение в фехтовании, только и всего. Палец на отсечение даю, что морпехи вас в миномётной стрельбе уже умыли, у вас во всех округах таких наводчиков не найти.

— Чёрт с вами, деритесь, раз здоровье лишнее, д'Артаньяны. Только имейте в виду, товарищ капитан госбезопасности, что вы, как старший по званию, несёте за происходящее полную ответственность, — обозлился Карякин.

— Ну и ладушки, надеюсь товарищ старший лейтенант знает, с какого конца за шашку держаться и ничего мне впопыхах не обрежет, — согласился я, попутно подколов Родимцева для пущего вдохновения.

— Разве что язык, — тихо буркнул тот, не оставшись в долгу.

Меч и шашка, кто кого. И дело здесь вовсе не в мастерстве оружейников, сделавших один из клинков чуть легче или тяжелее другого, и не в каких-то деталях, вроде кривизны клинка, а в умении бойца своим оружием умело пользоваться, направлять к победе. Родимцев, стремясь выиграть дистанцию, принял правостороннюю стойку, будто шпажист, чем немного меня удивил. Среднестатистический командир РККА, по моим представлениям, должен был встать наоборот, побуждаемый к этому привычкой к револьверу в левой руке.

Проверяя друг друга, мы обменялись короткими атаками, сохраняя при этом безопасное расстояние. Колющих ударов Родимцев избегает, видимо, чтобы ненароком не пропороть меня, уже хорошо. Если противник работает издалека, рассчитывая, что я устану махать более тяжёлым оружием на вытянутых руках, значит мне напротив, надо сократить дистанцию до предела. Рубанув сверху, я одновременно сделал шаг вперёд. Родимцев, защищаясь, подставил шашку и по его лицу одномоментно пролетела тень досады, так как меч лёг на неё плашмя, калечить лезвие зарубками мне не хотелось. Воспользовавшись тем, что противник думает не о том, о чём следовало бы, я тут же шагнул вперёд левой ногой, одновременно скользя своим оружием к рукояти клинка соперника и ухватил его свободной рукой за кисть и запястье, внеся в фехтование элементы ножевого боя. Свободно действовать оружием старший лейтенант теперь не мог и попытался ответить симметрично, но не успел, со следующим шагом, взяв силу от земли, я нанёс ему удар в грудь локтем вооружённой руки и сбил его с ног. Против инстинктов не попрёш, левая рука соперника пошла назад, чтоб смягчить падение и он раскрылся, что дало мне возможность, по прежнему контролируя его клинок, приставить острие своего к горлу растянувшегося на земле кавалериста.

— Откуда вы такие только берётесь, — непонятно кому, то ли только мне, то ли обоим рубакам, сказал Карякин.

— Вообще-то это тайна, личная, — буркнул я, не отвлекаясь.

— Ладно, пусти уж, — видя, что вывернуться не удастся, потребовал Родимцев. — Хоть где такому научился, скажешь?

68
{"b":"270135","o":1}