ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В итоге, все остались полностью довольны друг другом. Клеймёнов получил перспективу работ и гарантии защиты и покровительства сильной группировки. Кожанов, кроме решения чисто практических вопросов, больно щёлкнет по носу Ворошилова, забрав себе пусть малополезную, но ЕГО организацию. Исидор Любимов надеялся обеспечить богатый рынок сбыта своей стекольной промышленности. А со мной вообще всё понятно, налаженные контакты с ракетчиками как нельзя лучше отвечали пока ещё смутным планам реализации моих фантазий. Дело встало за малым, спланировать и осуществить наступление в ЦК, одновременно и единым фронтом. Главное в этом деле – темп, напор и убедительность, чтоб "ворошиловцы" не успели придумать обоснование, зачем им этот самый РНИИ нужен.

У Кожанова было ко мне и ещё одно дело, но зашёл он издалека. Пошутив по поводу французов, не разобравшихся с роторными парусами, он поведал, что в наркомате, после прихода "Александра Невского" в Измир, возник нешуточный спор по поводу "Ворошилова". Горячие головы стояли за то, чтобы восстановить его как крейсер-рейдер с огромной дальностью плавания, дополнив четырёхвальную дизельную установку тремя-четырьмя парусами-роторами на месте дымовых труб. Такой корабль, с мизерным расходом топлива под парусами и быстрым, по сравнению с КТУ, запуском главных механизмов на полную мощность, мог в случае войны портить кровь Антанте исключительно долго, а учитывая трофейную заправку, и вовсе бесконечно. Помешало отсутствие вооружения, так как даже 130-мм универсальные пушки, не говоря о более крупном калибре, ещё не приняли на вооружение. К тому же, корпус крейсера, изымая всё лишнее для дизельного лёгкого авианосца, успели основательно распотрошить.

Переведя беседу на дизеля, нарком пожаловался на крейсерские лодки типа "Правда", спроектированные и начатые постройкой ещё до того, как он возглавил ведомство и наконец, после доводок и доделок, поставленные в строй. Тип "П" оказался редким убожеством с огромным временем и малой глубиной погружения, скоростью, так и не достигшей проектной несмотря на то, что главный калибр артиллерии уменьшили до 100 миллиметров. Флагман флота первого ранга выразил робкую надежду, что замена двигателей может беде помочь и "Правда" выдаст таки 21 узел, необходимый для маневрирования в составе эскадры, как это и задумывалось изначально.

Я, в свою очередь, оговорившись, что дизелями больше не занимаюсь, поскольку оба моих КБ разъехались, одно в Ленинград, другое в Мелитополь, посоветовал обратиться к Акимову, у которого в работе 2000-сильный мотор для 150-тонного рекордного кировского трактора. При этом, я предупредил наркома, чтобы тот не особенно надеялся, потому, как коломенский малооборотный дизель на высокооборотный заменить чрезвычайно трудно. Придётся ставить реверс-редуктор и полностью менять генераторы. Уж лучше всё оставить как есть и построить нормальную новую лодку. Кожанов отомстил мне за такой подход тем, что сообщил, что лучшие тактические характеристики, среди прочих, показала экспериментальная "малютка" последней серии, у которой один двигатель и обе линии вала были демонтированы, а вместо них установлены дополнительные аккумуляторы и баллоны воздуха высокого давления. Она, хоть и заметно проигрывала сёстрам в скорости, зато могла вдвое дольше находиться на ходу под водой, что расширяло её возможности по применению на мелководье у вражеского берега, а не ограничивало функции исключительно защитой своих баз. Из-за этого разрабатывается новый проект лодки "М" с двумя дизелями и одним гребным электродвигателем 900 л. с., не связанных между собой механически, увеличенной вдвое против прежнего и вчетверо против первоначального проекта "малюток" ёмкостью батарей, повышенными запасами воздуха.

Задетый прозрачными намёками наркома будто мои дизеля для лодок не совсем подходят, я распалился и раскритиковал "малютки" с их двумя торпедными аппаратами в пух и прах. Приводил в пример эсминцы с шести-восьмиторпедными залпами, которые даже при этом могли поразить крупный вражеский корабль не наверняка. Всего двумя торпедами можно попасть, если супротивное корыто стоит на якоре, не более того. И средние лодки, с их четырьмя торпедами в залпе недалеко ушли. Надо обеспечить веер из восьми, а лучше десяти торпед, если мы намерены бить боевые корабли, а не тихоходные транспорты.

А добиться этого, без значительного роста размеров субмарин, можно только внешними торпедными аппаратами в лёгком корпусе, стреляющими поперёк или под углом к курсу. Скажем, средняя лодка могла бы нести в надстройке над прочным корпусом десять ТА, стреляющих влево под углом 30 градусов. Пять перед рубкой и пять позади неё. И такой же комплект ТА, стреляющих вправо, вторым этажом. И никаких проблем с перезарядкой! А носовой отсек полностью отдать акустикам. При длине торпед порядка семи метров минимальная ширина лодки получится в районе четырёх, что соответствует реалиям.

Большие же, крейсерские субмарины, патрулируя в океане в одиночку, вообще должны при встрече одним залпом кошмарить целый флот, а не гоняться за собственными линкорами. Этого можно добиться, если разместить внешние ТА по бокам корпуса наклонно вверх или вниз. А лучше и то, и то. А ещё лучше, чтобы было можно стрелять торпедами из внешних аппаратов и вперёд и назад, в зависимости от того, как зарядили.

Изливая на собеседников свои фантазии я имел перед глазами проект 949А, к которому принадлежал "Курск", с его шахтами ракет "Гранит". Если бы не та трагедия, я бы, наверное, никогда не познакомился с конструкцией "водовозов", но, пытаясь разобраться для себя в её причинах, узнал для себя много нового.

В развитие своего видения проблемы, я назвал как дополнительное достоинство беспроблемную установку мин из торпедных аппаратов, которых можно было бы взять вдвое больше, чем торпед и переплюнуть по всем показателям самые "заряженные" подводные минные заградители мира. Упомянул и о недостатках, таких, как ограничения по скорости во время залпа, а для крейсерских лодок ещё и значительная глубина стрельбы, делающая пользование перископом невозможным. Но веер в 50–60 торпед, или сколько там могло бы позволить водоизмещение, должен был искупать всё. Закончил я своё выступление и вовсе футуристично.

— А ещё из таких торпедных аппаратов с перископной глубины можно стрелять ракетами!

— Ну, ты, брат, загнул, — не сговариваясь, хором ответили Кожанов и Клеймёнов.

Эпизод 2

В начале января закрыли дело Гинзбурга-Тухачевского, точнее, передали в другой отдел, где его объединили с другими материалами по заговору. Для этого мне ещё раз пришлось заглянуть на ЗИЛ для изъятия копий финансовых документов, показывающих, во что встала советскому народу задержка с разработкой нового танка. Там, в спеццеху меня ждал сюрприз.

— Ну как, что скажешь? — задал мне вопрос вездесущий военпред Бойко, растущий в чинах, несмотря на увечье не по дням, а по часам и поощрённый за настырную борьбу против врагов народа, в лице Тухачевского, подполковником.

— Что, Траянова таки спросили? — задал я вопрос Гинзбургу и стоящим возле него сотрудникам танкового КБ, глядя на усохшую "Меркаву" или, вернее, "Скорпион"-переросток. Вопрос был, впрочем, риторический и я полез осматривать танк, открывая люки и слушая пояснения. Ходовая часть машины с ведущей передней звёздочкой, в принципе, повторяла таковую же четырёхкатковую у Т-26М, но базировалась на узлах грузовика ЯГ, а не ЗИЛ и была несколько раздвинута в длину для компенсации жёсткости рессор. Расстояние между тележками тоже увеличили, но всё равно получилось, что средние катки танка расположены чуть ближе друг к другу, нежели крайние. Новая гусеница увеличенной ширины была призвана обеспечить гораздо лучшую проходимость, чем у прошлой машины, которая, из-за возросшей вдвое против первоначального проекта массы, была не ахти. Мехвод, так же как в Т-26М располагался слева спереди, имея в своём распоряжении лючок в лобовом листе со вставленным в него стеклоблоком "триплекс". Это решение я раскритиковал в пух и прах, заметив, что раз нет перископа, которому тут самое место, это не значит, что надо делать такие дыры в лобовом листе. Поднимаемое сиденье мехвода и его голова, торчащая в верхнем люке в небоевой обстановке – наше всё! И обзор так, кстати, гораздо лучше. Следующим объектом моих придирок стал двигатель, вернее, его система охлаждения. Сам мотор, новый, вертикальный, мощностью в 350 лошадиных сил и длиной чуть больше метра стоял у правого борта вентилятором вперёд. Между ним и водителем, по оси танка, помещалась "ярославская" КПП, мощность на которую передавалась от двигателя шестеренчатой передачей с поворотом потока на 180 градусов у задней стенки МТО. Перед коробкой находились остальные агрегаты трансмиссии с главным поперечным валом. А вот над ним, справа, у самого лобового листа, горизонтально помещался ЯГовский радиатор, откидывающийся вверх вместе с крышкой трансмиссионного люка, отчего морда танка чем-то напоминала САУ "Гвоздика", но была более "прямоугольной".

82
{"b":"270135","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обжигающие оковы любви
Репортаж из петли (сборник)
Пять четвертинок апельсина
Никто об этом не узнает
Собака на сене и Бейкер-стрит
Проклятие нуба (Эгида-6)
Еда и мозг. Кулинарная книга
Сила воли. Как развить и укрепить
Академия грёз. Пайпер и сила снов