ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так, с оружием пока заканчиваем заниматься до завтра. Сейчас, Элизабет, бери бумагу, ручку и пиши очень подробный отчёт о том, что вчера произошло с тобой и твоими родителями во время пути и последующих событий. Подробно вспоминай все мелочи, даже если тебе они сильно неприятны.

Видя её недоумённый взгляд и заметив такой же взгляд Мэри, продолжил:

— Из любых произошедших событий, независимо от того, как они воспринимаются чувствами, надо извлекать уроки на будущее. К примеру, Лиза, будь у тебя и у твоей матери нормальное оружие, а главное — навыки его использования, то всё могло обернуться иначе. Или не могло, но сказать об этом можно только после подробной проработки произошедшей ситуации. А для этого нужно всё внимательно вспомнить, выделить основные и второстепенные ошибки, которые вы совершили, и после подумать о том, как могли бы развиваться события в других возможных вариантах. И твой подробный письменный отчёт поможет нам это сделать. Когда начнёшь писать, если будет сложно, попробуй взглянуть на ситуацию со стороны, к примеру, твоего личного ангела–хранителя, всегда державшегося радом и который ничего не смог сделать для твоих родителей, но сумевшего спасти тебя.

Лиза посмотрела на меня внимательно, ничего не сказав, кивнула головой в знак согласия. Заметил в её взгляде промелькнувшее понимание поставленной задачи, говорить про какую–либо решительность пока рано. Ну да ладно, по рассказам того самого моего знакомого охотника, написание подробных отчётов после всяких острых ситуаций, когда дело доходило до применения табельного оружия, нередко заменяет бутылку водки, как действенное средство борьбы со стрессами, не говоря про всяких там психологов. И что именно подобная практика помогла поставить на место мозги очень многим детям и взрослым, пережившим боль утраты родни и близких людей. Такой отчёт заставляет включать разум, отодвигая эмоции на дальние планы. А разум своими активными действиями уже позволяет восстановить разрушенную болью и горем защиту психики. Может и здесь это сработает, всё равно я больше ничего толкового не могу придумать. И писать Лизе придётся не один отчёт и даже не два. Я всё равно не приму первый вариант и потребую его несколько раз переделывать. Это поможет ей перевести ситуацию из категории личного горя в разряд не очень приятных, но вполне рабочих материалов. А ведь сию интересную идею стоит распространить и на себя самого, так проще копить осознанный опыт и выявлять ошибки, которые я и сам раз за разом умудряюсь совершать. Жалко раньше обо всём этом не подумал, теперь как только появится свободное время, попробую вести что–то в виде дневника, записывая туда свою версию произошедших событий, раскладывая всё по полочкам с разными названиями. Возможно когда–либо из этого дневника получатся неплохие мемуары, если случайно доживу до старости, в чём сейчас есть большие сомнения.

Вдвоём с Мэри мы закрылись на кухне. Я сидел в кресле и смотрел, как она быстро режет овощи на разделочной доске, сбрасывая нарезанные порции в кастрюлю. Большой кухонный нож в её руках мелькал так быстро, что залюбовавшись её работой, я выпал из реальности, уйдя в глубокий транс. Наверное в это время меня можно было легко запрограммировать, сознанием я бы абсолютно ничего не понял, но выполнил бы вложенные установки не задумываясь да и ещё с большим удовольствием. Скажи кто мне сейчас — «брось всё и останься тут навсегда», ведь бросил бы и остался, наплевав на почти завершенные сборы в дальнюю дорогу и чувство близкой опасности, постоянно толкающее меня в этот путь. Мэри же вместо того, чтобы воспользоваться столь удачным моментом, слишком сосредоточилась на своём деле, лишь изредка посматривая на меня. Обычно она не пускала меня на кухню, занимаясь готовкой, но сейчас хотела оставаться со мной как можно дольше перед скорым расставанием. Свалив очередную порцию резаной зелени в кастрюлю, Мэри поставила её на плиту и посмотрела на меня внимательно, явно оценивая глубину моего гипнотического транса. Обнаружив временное отсутствие некого субъекта в этом мире, и помахав своим ножом в воздухе, тем самым развеивая наведённое на меня сумрачное состояние, спросила о том, что её больше всего интересовало:

— И куда ты теперь, блудный муж, отправишься и чем займёшься? Вижу — обыкновенная жизнь тебя не устраивает. Ты просто не сможешь долго обходиться без опасных приключений.

Глубоко вздохнул и немного задумался, прикидывая, что же я действительно хочу, и как думаю жить. Катиться под ударами неодолимых обстоятельств, право слово — надоело. Добраться до русских земель, купить домик, хорошо обустроиться, найти интересную работу и спокойно жить как все нормальные люди — вполне доступная возможность для меня и Лизы. Деньги есть, здоровье тоже, можно смело строить большие планы на будущее. Однако планы — планами, но Мэри права, я и вправду уже не смогу долго обходиться без приключений. И если буду сознательно держаться от них подальше, то рано или поздно они найдут меня сами. Значит, стоит работать на опережение. Ещё раз вздохнув, устроился поудобнее в кресле, положив ногу на ногу и честно как на духу озвучил свои мысли:

— Едва оказавшись тут, я искал различные варианты устроиться где–то на работу и жить так, как жил там, на Старой Земле. Работа, дом, опять работа, в выходные дни иногда на охоту можно сходить, так и жить год за годом. Прикидывал как постепенно за несколько лет скоплю денег на собственный дом, куплю машину и прочее необходимое для спокойной жизни. Личную жизнь опять же собирался устроить на новом месте и чтобы всё как у других людей. А получилось так, что мне теперь и не о чем мечтать. Из того, о чём я мечтал раньше, всё получилось совсем не так, как изначально хотелось. Складывается такое ощущение, что если и есть на небе Бог, то он просто пошутил надо мной, сразу выдав всё то, о чём я мечтал ранее и даже изрядно добавки подкинул, а потом, ухмыляясь, спросил меня — «ну как ты, горе–человек, доволен?» Вот только в процессе выдачи и получения всех этих благ, со мной что–то произошло. Я сильно изменился всего за две с половиной недели, прожитые тут, став совсем другим человеком. То ли обстоятельства так сложились, то раскрылись ли мои собственные таланты, о которых я и сам ранее не подозревал. Не смогу теперь долго усидеть на одном месте, просто не захочу, ты полностью права, женщина. Мне новому потребуется регулярно видеть новые земли узнавать новых людей, не задерживаясь где–либо надолго. Может через некоторое время — год, два, пять, я устану от такой жизни, и захочу уютной стабильности и тёплого семейного счастья, но когда это ещё будет… — развёл руки широко в стороны, показывая, всю глубину и ширину своего неведения по этому вопросу.

— А ты про девочку подумал, как ей с таким гулящим «отцом» жить? Ей ещё ведь в школе учиться надо, — Мэри глядела на меня с некоторой укоризной, но в её голосе совсем не чувствовалось упрёка, хотя по смыслу сказанного он, несомненно был.

— Она уже совсем не маленький ребёнок, сможет найти чем заняться. Я многому её смогу научить, особенно тому, что ни в какой школе не преподают. Было бы у неё самой желание учиться. Если ей не понравится со мной жить в постоянном движении, пристрою её где–либо при первой возможности, деньги пока есть, остальное решаемо, — с нотками лёгкого металла в голосе ответил на её упрёк.

— Как–то всё слишком просто у тебя получается, Алекс, — женщина снова изобразила задумчивость. — Допустим, сейчас ты заработал много денег и приобрёл столько имущества, что я тут и за пять лет торговли магазина не накоплю. Одна машина, пожалуй, дороже моего дома, — заметила она. — Но чем ты дальше собираешься жить при твоих планах? Здесь, в этом мире зарабатывать деньги честным трудом несложно, но для этого требуется иметь некоторую позитивную репутацию, чтобы люди тебя хорошо знали. Иначе они не захотят иметь с тобой никаких дел, а на новых переселенцах особо не заработаешь даже тут, в Порто–Франко. Им приходится каждый цент экономить. И если ты собираешься постоянно ездить с места на место, то ты просто не сумеешь заработать себе достойную репутацию ни на одном месте. Опять за автомат возьмёшься, значит? — Мэри покачала головой, выражая своё недовольство моими планами, вернее тем, как она их видела.

73
{"b":"270143","o":1}