ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Официальные документы свидетельствуют о существовании жен венчанных и невенчанных.

Более других придерживались старых традиций и привычек низшие слои населения, например, казаки.

Нравственные понятия укреплялись более прочно в высших слоях общества, потому что оно было лучше знакомо с учением церкви. Но и в этой среде совершались неблаговидные поступки, которые пытались оправдать разными хитрыми толкованиями. Например, муж, сведя побоями надоевшую жену в могилу, оправдывал себя тем, что муж самой церковью ставится во главе семьи и он имеет власть над своей женой.

Часто муж насильно заставлял жену уйти в монастырь, а сам со спокойной совестью женился на другой, т. к. брак в этом случае считался законным.

В русском фольклоре существует даже образ «постылой жены», которую муж-боярин принуждает против ее воли «постричься», а сам женится на разлучнице.

Н.М. Карамзин говорит о женщине XV–XVI вв. как о затворнице. Молодая женщина не показывалась чужим людям, редко ходила в церковь, сидела дома и занималась рукоделием. Единственной забавой для нее были качели. Однако, несмотря на строгое заключение, бывали и примеры неверности жен, тем более что мужья из дворян, находясь на царской службе, редко жили дома.

Женщина не имела права выбора, жениха ей выбирал отец, и будущие супруги не видели друг друга до свадьбы. Приданое состояло из одежды, драгоценностей, слуг, коней. То, что родственники и друзья дарили невесте, муж возвращал им назад или платил за подарки деньги.

Н.М. Карамзин приводит слова из книги барона Герберштейна «Записки о Московии», который свидетельствовал, что жена россиянка не уверена в любви супруга, если он не бьет ее.

Если во времена удельных князей ощущалось сильное влияние церкви, и князья, находясь в более тесной связи с духовенством, боялись церкви, то с усилением светской власти в Москве, наставления церкви потеряли свое значение.

Примером нарушения святости брака стала семейная жизнь царей. Известно, что великий князь Василий Иванович насильно заточил свою жену в монастырь и женился на Елене Глинской. Некоторые его приближенные попытались возражать против подобного беззакония, но Василий легко нашел способ покарать их, а церковь быстро придумала оправдание действиям своего государя.

Первый московский царь Иван Васильевич вообще перешел все границы нравственных понятий. Он в течение своего царствования сочетался браком в нарушение всех церковных правил столько раз, сколько хотел, и с легкой совестью отправлял своих жен в монастырь, когда предполагал сыграть новую свадьбу.

Н.И. Костомаров пишет: «После царствования Ивана Грозного в семейной жизни московских царей долго не происходило ничего подобного. Цари Федор, Борис, Шуйский жили в согласии со своими женами. Вступила на престол новая династия, дом Романовых; первые цари из этого дома… отличались безупречной семейной нравственностью. За ними не было ни женолюбия, ни необузданного разгула; вся царская семья в глазах народа показывала образец высокой христианской морали».

ФЕДОР ИВАНОВИЧ (ИОАНОВИЧ) БЛАЖЕННЫЙ

(1557–1598)

Русский царь (1584–1598), сын Ивана IV Грозного. Последний представитель династии Рюриковичей. Болезненный и слабоумный Федор Иванович фактически не вмешивался в дела правительства. «Хилое тело, непропорционально маленькая голова. Это был умственно неполноценный человек… На лице блуждала улыбка» (Папский нунций Поссевин)[61]. Действительным правителем был брат жены Федора Ивановича, царицы Ирины, Борис Годунов. Ирина была умна и имела над мужем власть. Отец Федора Ивановича Иван Грозный требовал их развода, т. к. Ирина оказалась бесплодной, но Федор Иванович не поддался отцу. Иван Грозный не питал иллюзий насчет наследника и в своем завещании назначил сыну опекунский совет из четырех регентов: Мстиславский, Василий Шуйский, Николай Романов, Богдан Вельский.

Во время коронации 31 мая 1584 г. в Успенском соборе Федор Иванович утомился и, не дождавшись конца, отдал шапку Мономаха боярину Мстиславскому, а золотое яблоко («державу») Борису Годунову. Это потрясло присутствующих. По отзыву папского нунция Поссевина, умственное ничтожество Федора Ивановича граничило с идиотизмом. Но «блаженный» на престоле — привычный и любимый образ народа на Руси.

По случаю коронации была объявлена амнистия, и заключенные, даже убийцы, получили прощение.

При Федоре Ивановиче восторженные современники говорили о безмятежном царствовании. Народ любил Федора Ивановича, считая, что на благополучие России влияют молитвы набожного царя.

После смерти польского короля Стефана Батория сторонники русского направления в Речи Посполитой без успеха выдвигали кандидатуру Федора Ивановича на польский престол.

В отрывке из книги Д. Флетчера «О государстве Русском» в переводе Н.М. Карамзина описывается обычный день правления Федора Ивановича: «Федор вставал обыкновенно в четыре часа утра и ждал духовника в спальне, наполненной иконами, освещенной днем и ночью лампадами… Государь молился вслух минут десять и более, шел к Ирине… и вместе с нею к Заутрене; возвратись, садился на креслах в большой горнице, где приветствовали его с добрым днем некоторые ближние люди и монахи; в 9 часов ходил к Литургии, в 11 обедал, после обеда спал не менее трех часов; ходил опять в церковь к Вечерне и все остальное время для ужина проводил с царицей, с шутами и с карлами, смотря на их кривлянья или слушая песни — иногда же любуясь работою своих ювелиров, золотарей, швецов, живописцев… В праздничные дни забавлялся медвежьего травлею». «Дремотой» назвал жизнь царя Н.М. Карамзин.

После смерти Федора Ивановича и пострижения в монахини царицы Ирины, которая отказалась от царства, Земский собор провозгласил царем Бориса Годунова.

Вскрытие показало, что Федор Иванович умер в «полном небрежении»: был одет в скромный мирской кафтан, перепоясанный ремнем; даже сосуд в могилу был положен простой[62]. С Федором Ивановичем обращались «как с брошенной куклой еще до того, как он испустил дух».

Упоминаемые исторические личности при Федоре Ивановиче

Михаил Головин — противник первого вельможи, главы Думы князя Ивана Вельского; Годуновы и худородные дьяки Щелкановы — сторонники Вельского; летописец дьяк Тимофеев; Иван Крюк-Колычев — приверженец Шуйских; Петр Головкин — казначей, один из вождей боярской Думы; Черемисинов — второй казначей, князья Мстиславские, Шуйские и Трубецкие, а также князь Никита Романович Юрьев, князь Иван Михайлович Глинский, князь Василий Долгорукий, князь Иван Борятинский и др.

ГЛАВА II. МЕЖДИНАСТИЕ

БОРИС ФЕДОРОВИЧ ГОДУНОВ

(р. 1551 — ум. 1605)

Царь с 1598 по 1605 г. Боярин, фактический правитель государства в царствование Федора Ивановича. Родом из костромских худородных дворян Сабуровых-Годуновых. Выдвинулся в царствование Ивана IV после женитьбы на дочери царского любимца Малюты Скуратова.

При царе Федоре стал конюшим, и это ввело его в круг правителей государства. Умный, высокообразованный, честолюбивый и тонкий политик, Борис Годунов фактически в течение 10 лет (1588–1597) возглавлял правительство царя Федора Ивановича, женатого на его сестре Ирине. Уже тогда Борис Годунов продолжал политику централизации, проводившейся Иваном IV.

В январе 1598 г. скончался царь Федор Иванович, и Борис Годунов занял царский трон, одержав победу в борьбе за власть. На царский престол Борис Годунов был избран дворянским большинством Земского собора. Высокопоставленная знать не захотела признавать Бориса великим князем, но Иов, возведенный в митрополиты Борисом Годуновым еще при царе Федоре, который не пользовался популярностью, но был предан ему, заставил целовать крест царице Ирине и Борису Годунову с детьми. Многие выражали недовольство «шайкой Годуновых».

вернуться

61

Нунций — дипломатический представитель римского папы.

вернуться

62

Федор Иванович был после смерти пострижен в монахи, что стало традицией со времен Василия III.

27
{"b":"270147","o":1}