ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отбросы Эдема
Состояние свободы
Любовь во время чумы
Гильдия
Девушка, которую ты покинул
AC/DC. В аду мне нравится больше. Биография группы от Мика Уолла
О чём молчат мужчины
Склероз, рассеянный по жизни
Смерть за поворотом

к Дон Гуану-Гриценко больше всего подходит обращение Лауры:

«повеса». Актер изящно, с чувством меры играет молодого повесу,

Дон-Жуана в обычном смысле этого слова, то есть человека, при­

выкшего соблазнять женщин. Наиболее правдив он в этом своем

амплуа в сцене у Лауры - тут и бездумное убийство соперника,

и искреннее увлечение Лаурой, и торопливое стремление «сорвать

цветы удовольствия».

Гуан-Гриценко беспечно вспоминает и о синеоких северянках,

и о тихой Инезе, и о Лауре, и о Командоре, наткнувшемся на шпагу,

«как на булавку стрекоза»: это все для него прошлое, события в про­

шлом стираются и расплываются, а Гуан живет только сегодняшним,

настоящим. И Дону Анну соблазняет он, явно не думая о будущем

ни своем, ни ее, и перед кивающей статуей испытывает он острый,

но мгновенный испуг, о котором забывает, как только покидает клад­

бище. Его любовь к женщинам искренна, но очень недолга, его хра­

брость - явно короткой дистанции. Этому Гуану очевидно легче

и проще с Лаурой, чем с Доной Анной. Он не уводит Анну от могилы

в мир жизни, любви, попрания предрассудков, а тривиально и умело

соблазняет, пополняя счет своего дон-жуанского списка.

В сцене на кладбище и в последнем эпизоде Гриценко легко играет

умелого и обаятельного обольстителя, словно по нотам соблазняю­

щего Дону Анну если и не после оперно-преувеличенных «тысячи

трех», то во всяком случае, среди не одного десятка бывших и буду­

щих любовниц.

С самого начала, лишь увидев вдову Командора на кладбище,

он уверен в победе. И в сцене у Доны Анны не дух Анны пробужда­

ет он, не мятеж против всего, чем жила она, - против памяти мужа,

против бога, проклявшего убийцу Гуана, - он пробуждает только

плоть, скрытую под черным покрывалом, долгим поцелуем ломая

сопротивление слабеющей женщины. Не войди мертвый муж - Анна

этого спектакля скоро опять осталась бы одна в пустом доме, про­

ливая слезы уже о вероломстве мужчин...

Е. Полякова

117

ВАХТАНГОВЕЦ

Николай Гриценко

Николай Гриценко с Рубеном Николаевичем Симоновым

118

Вахтанговец. Николай Гриценко - _69.jpg

Вахтанговец. Николай Гриценко - _69.jpg

Театральные критики

о творчестве

Николая Гриценко

«Живой труп». Федя Протасов

119

Вахтанговец. Николай Гриценко - _70.jpg

Вахтанговец. Николай Гриценко - _70.jpg

Николай-Чудотворец

Нет, я не стану писать и рассказывать то, о чем десятки раз написано

и рассказано, о прекрасном актере Театра имени Вахтангова - Николае

Олимпиевиче Гриценко, его партнерами по сцене, критиками, фанатич­

ными зрителями, поклонниками и поклонницами. Нет, я не стану повто­

рять наглухо сцементированную легенду, будто Гриценко был до смешно­

го необразован, делал три ошибки в слове из трех букв - «еще», изобра­

жая его на бумаге как «исчо». Нет, я не стану излагать «хрестоматийное»,

будто Гриценко чрезмерно грешил трагическим грехом актерской братии

вообще и, русской в частности, - увлечением зеленым змием как сред­

ством вдохновения, оживления уставших творческих сил. Нет, я не стану

восторгаться знаменитым эпизодом из творческой биографии Гриценко,

когда его же собственная мать не узнала сына в образе купца Молоко­

ва из спектакля «На золотом дне», все спрашивая, почему же не играет

ее ненаглядный Коленька, которого она специально пришла смотреть.

Нет, я не стану вновь и вновь рассказывать о том, как во время зимнего

отдыха в актерском доме «Руза», Гриценко устраивал целый спектакль -

окруженный шумными почитателями - он подходил к ледяной реке, мед­

ленно и со вкусом раздевался до гола, демонстрируя особый морозный

стриптиз, бросал на снег шубу, а потом и остальные детали одежды, при­

нимая из рук толпы полный стакан коньяка, а затем кидался в обжигаю­

щую воду. Через точно отведенное время, а оно было немалым, он вы­

скакивал на берег, его растирали ранее подготовленными полотенцами

и шел столь же медленный, как раздевание, обряд одевания, традицион­

ный стакан с коньяком.

Нет, я не стану рассказывать об этом снова и снова, как только возникает

имя Николая Олимпиевича Гриценко. И сегодня особенно - не потому, что

надоели все эти побасенки из минувшего актерского быта, а потому, что

все они попросту тонут в расхожем понятии актерства, как безразмерной

светской тусовке, как «принятия на грудь» не заветов искусства, но горя­

чительного вдохновения, как мгновенного развлечения давно заскучавших

от нынешней жизни людей. Увлекался спиртным Гриценко! Ах, какая те­

перь редкость - посреди бурлящего восторга алкогольных изысков, посре­

ди горделивых «особенностей национального быта», когда словечко «под­

датый» стало в искусстве едва ли не синонимом определения «талантли­

вый», когда допинг в спорте - преступление, а допинг в творчестве - еще

и помощь в государственном бюджете. Вы только послушайте, посмотрите

в нашем телевидении - все эти: театр плюс ТВ, все эти капустники плюс

120

ВАХТАНГОВЕЦ

Николай Гриценко

«Раки». Ленский

121

Вахтанговец. Николай Гриценко - _71.jpg

Вахтанговец. Николай Гриценко - _71.jpg

ВАХТАНГОВЕЦ

Николай Гриценко

Дом актера, все эти «Линии жизни», «Острова», «эпизоды», «женские

взгляды»: «...а дело было 1 января, мы, как всегда были «бухие», а прие­

хали ночью на гастроли, с утра, естественно, вышли «никакие», а я принял

«пузырь» и упал в оркестр, вместо выхода на орхестру» - таковы самые ра­

достные воспоминания о выпивках, бутылках, «пузырях», «с горла», «без

горла». А затем и без чудесных актерских голосов, да и зачем они, звезды,

как известно, светят, а не говорят, звезды, как известно, падают, тоже на­

верное, «приняли» на алмазно-орденоносные груди.

Гриценко было не узнать в той или иной роли! Ах, какая редкость се­

годня! Когда десятки и десятки творцов, уродуя ныне божеский свой

образ, намертво врастают в маски, меняют пол, женщины обращаются

в мужчин, показно убирая лишние детали и горделиво наращивая но­

вые. Мужчины становятся женщинами, перекрашиваясь во все краски,

и хвастаясь бутафорским огнедышащим бюстом взамен правдиво дыша­

щего сердца. Кого тут сегодня можно узнать, когда невинные мальчики

грезят о роковых «мачо», то и дело во всех наших и не наших фильмах,

спектаклях, телекадрах, рекламных роликах и клипах - сладострастно

поддергивающих разъезжающиеся ширинки на полуспущенных штанах.

Кого тут сегодня можно узнать, когда едва сформировавшиеся девочки

мечтают стать «путанами», полагая, что уходящим в бой солдатам надо

бросать не цветы и улыбки, но трусы и лифчики, как знаки национальной

русской эротики.

Нет, память о прекрасных наших артистах достойна подлинного уваже­

ния, истинного восхищения нравственной благодарности, светлых вос­

поминаний, чудесных легенд с вечного Олимпа, а не пошлых баек сегод­

няшнего «рынка», воспитания молодых художников не как идолов мас-

23
{"b":"270148","o":1}