ЛитМир - Электронная Библиотека

ческие удачи - это ведь только надводная часть айсберга, а там, под ней,

куда больше чем семь восьмых… Она требует и постоянного, упорного,

порой изматывающего труда, полной душевной самоотдачи до самозаб

вения, способности подниматься над обыденностью, проникаться делами

и болями людей в той степени мастерства, когда оно становится незамет

ным окружающим.

Но начинается актер, конечно, с большого актерского дара. Без него

все остальное как хлеб без соли, и даже большой профессионал - всего

лишь птица без крыльев. Дар - природное явление, его обладатель может

его развить, а может и погубить.

Николай Олимпиевич Гриценко был артистом воистину Божьей мило

стью, артистом с головы до пят, каждой клеткой своего существа.

Сцена была его стихией, он играл так же легко и свободно, так же

непосредственно и вдохновенно, как поет птица. Он был из той легендар

ной плеяды лицедеев в хорошем смысле этого слова, которые не мыслят

своего существования без игры, без сцены и обладают способностью ви

деть мир таким, в котором жизнь и театр неразделимы: театр - это жизнь,

а жизнь - это театр.

Талант - непостижимая, загадочная категория. Иногда кажется, что

почвы нет, чтобы возрос такой пышный и богатый оттенками цветок,

и вдруг на тебе - чудо, да и только. Н.О. Гриценко - подтверждение этому.

Играя с ним спектакль, мы часто становились в тупик перед его неожи

данными находками. Каким путем он приходил к ним? Где он их подсмо

трел? Как он не боялся их? И ведь все оправданно, все от сути характера,

и все так неожиданно, что только диву даешься.

Должен сказать, что актеру убедить в правде образа публику нелегко,

но возможно. Критику, особенно тех искушенных театроведов, которые

приходят на спектакль с солидной долей скепсиса и «всезнания» теа

тральных и околотеатральных дел, убедить еще труднее.

Но поразить, потрясти своим искусством товарищей, заставить

их не узнать себя, снова и снова открывать им поистине неистощимые

9

Вахтанговец. Николай Гриценко - _16.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _17.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _18.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _19.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _20.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _21.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _22.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _23.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _24.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _25.jpg

ВАХТАНГОВЕЦ

Николай Гриценко

тайники свой индивидуальности - это способность просто невероятная.

И Гриценко обладал ею в полной мере. Неподражаемый авторитет его та

ланта был признан в Вахтанговском театре, с каждым годом он расцве

тал и креп, как актер, удивляя нас неслыханным богатством превращений,

многоцветным калейдоскопом характеров.

Когда он приступал к какой-нибудь репетиции, большой или маленькой,

у многих его товарищей, занятых по горло собственными делами и забо

тами, возникала острая необходимость прийти в зал и увидеть его новые

открытия.

Перевоплощение было и остается высшим пилотажем театра, это такие

«бочки», «иммельманы» и «мертвые петли», которые по плечу лишь на

стоящему ассу сцены.

Так вот, Николай Олимпиевич бы по-своему уникален и универсален.

Для него не было преград и пределов. Он мог изобразить бесконечное

множество различных походок, голосов, акцентов, движений рук, выра

жений глаз - его пластика была непревзойденной.

Иногда, в добрую минуту, он, веселясь и озоруя, рассказывал и показы

вал увиденное за стенами театра, и перед нами открывался целый много

населенный мир человеческий, запечатленный словно в живой фотогра

фии. И эта бесценная кладовая, этот золотой запас впечатлений помогали

ему создавать самые невероятные, разноплановые характеры, которые

вошли в историю театра.

Из книги Михаила Ульянова «Я работаю актером»

10

Вахтанговец. Николай Гриценко - _26.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _27.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _28.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _29.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _30.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _31.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _32.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _33.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _34.jpg

«Мадемуазель Нитуш»

и другие французы

11

Вахтанговец. Николай Гриценко - _35.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _36.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _37.jpg

1944 год. Москва

До конца войны остается чуть больше полугода. После блокады Ленин

града и эвакуации в Свердловск, я попадаю в театральную Мекку.

Мне шестнадцать лет. Я заканчиваю школу в Дегтярном переулке, а, напро

тив, через улицу Горького, в переулке Садовских, играет, вернувшийся из Ом

ска Театр им. Евг. Вахтангова - моя первая и, увы! пожизненная любовь.

Играет Рубен Николаевич Симонов - лучшего я не увижу - Сирано де Бер

жерака, Алексей Дикий - лучше не бывает - генерала Горлова во «Фронте»

Корнейчука и, наконец, выходит лучшая за всю мою долгую театральную

жизнь премьера «Мадемуазель Нитуш» Ф. Эрве в постановке Р. Симонова

с оформлением Николая Акимова и с, опять-таки, скажу нескромно, с луч

шей актрисой в главной роли за все мои 70 лет - Галиной Пашковой.

Не буду отходить от превосходных степеней. В этом волшебном спекта

кле я увидел во втором акте в маленькой сцене артиста, которого и сегод

ня, спустя много лет, я считаю непревзойденным мастером перевоплоще

ния. Речь идет о Николае Олимпиевиче Гриценко.

Рядом с ним я мог поставить только трех актеров - Николая Хмелева,

Николая Черкасова и Юрия Яковлева. Но никто из этой чудесной трой

ки не ставил себе задачи быть на сцене неузнаваемым, а Гриценко ставил.

Он сам мне говорил об этом в 60-х годах, когда мы познакомились и на

мечали постановку на телевидении эффектной пьесы «Хорошо сшитый

фрак», где Николай Олимпиевич должен был играть пять непохожих друг

на друга ролей. Пьесу зарезали на корню.

Но вернемся к «Мадемуазель Нитуш» 1944 года.

Во втором акте в сцене «В театре» Дениза-Пашкова читала монолог,

я запомнил его на всю жизнь:

Ты спишь, Дениза, грезишь ты.

Цветистым кружевом видений

К тебе летят из темноты

Театра радостные тени.

Так вот он, вот, тот чудный мир,

Где все подвластно лишь поэтам,

Тот мир, где Вилиам Шекспир

Создал «Ромео и Джульетту».

И появлялись герои французских классических пьес - Фигаро, Скапен,

Мадам Сен-Жен, Адриенна Лекуврер… И вдруг, в мир классического

12

Вахтанговец. Николай Гриценко - _38.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _39.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _40.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _41.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _42.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _43.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _44.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _45.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _46.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _47.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _48.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _49.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _50.jpg
Вахтанговец. Николай Гриценко - _51.jpg

2
{"b":"270150","o":1}