ЛитМир - Электронная Библиотека

Вода и заботливые руки мужа сделали свое дело – Виола потихоньку успокоилась. Когда Лард расчесывал ее длинные волосы, она еле крепилась, чтобы не заснуть, а когда смазывал раны, уже глубоко спала.

Наказав умному оркису стеречь хозяйку, король вышел на палубу. Только сейчас офицеры ему доложили, что опасность миновала и фарикийский фрегат уничтожен. Лард тщательно продумал план возвращения своей жены, поэтому был уверен, что команда справится без него, но то, что рассказали ликующие люди, изумило. Так он узнал, что пропустил необычное явление природы – воздушная и морская стихии объединились, чтобы наказать его врага.

Поприветствовав новых членов команды, свободных намазийцев, и убедившись, что корабль на хорошей скорости движется в сторону родины, Лард решил провести остаток пути рядом с Виолой. Она должна знать, какая прекрасная страна ждет свою королеву, как пышно отмечаются брачные церемонии в столичном храме и, конечно, кто такая Барга – женщина, благодаря которой он стал не только сильным и мужественным, но и умеющим любить. Он расскажет Виоле все. Ведь она – смысл его жизни.

Они проводили все время до Тарквидо вдвоем, разлучаясь только для сна. Лард видел, что у Виолы потихоньку затягиваются физические раны, но нанесенная душевная травма не дает покоя. Она никак не могла понять, почему человек, которого она знала два года и за которого собиралась замуж, вдруг превратился в отвратительное животное. И все из-за чего? Из-за камней?

Иногда Лард просыпался от криков Виолы – ее мучили ночные кошмары. Она опять и опять видела себя привязанной к кровати, на ней сидел Теодор и медленно расстегивал пуговицы своего камзола. Когда последняя пуговица покидала петлю, одежда распахивалась, но под ней Виола видела не рубаху, а окровавленный кусок мяса, с копошившимися в нем червями, которые тут же начинали сыпаться на нее. В этот момент она начинала захлебываться от страха, омерзения, выгибалась, металась, но никак не могла скинуть Теодора и потому задыхалась под его тяжестью. Только очнувшись в руках мужа, Виола понимала, что ей снился кошмар. Но облегчения от осознания, что Теодор мертв, не наступало. Она плакала, уткнувшись в плечо Ларда, а он гладил ее по голове и не знал, как утешить.

Несмотря на то, что соперник погиб, Ларда мучила ревность. И неизвестность. Как Виола отнесется к тому, что у него лицо Теодора? Король не знал, что Фарикийский наследник похож на него, пока не увидел того на капитанском мостике «Жемчужины». В голове рождались разные варианты, вплоть до магического вмешательства. Только одно утешало: никто и никогда не видел лица Ларда вне стен дворца, поэтому тайну необыкновенного сходства можно сохранить. Но как открыться Виоле? Не изменит ли схожесть с демоном отношение любимой женщины к Ларду? Он приложил столько усилий, чтобы Виола видела в нем не короля, который купил ее за военную помощь отцу, а мужчину, желающего бросить к ее ногам весь мир. Мужчину, который не готов отпустить ее от себя ни за какие деньги. Как он мог думать, что даст ей выбор? Не даст. Никогда. Он должен стать ее выбором. Единственным выбором. Выбором навсегда.

Все разрешилось однажды, когда у его двери мяукнул заметно подросший котик Виолы. Он уверенно зашел в каюту короля и сразу направился к столу. Лард с интересом наблюдал за действиями оркиса. Тот взлетел на стол, разворошив потоком воздуха карты и бумаги, и устроился против кресла, на котором Лард обычно сидел. Требовательно мяукнул, словно приглашая составить ему компанию.

– Ладно, – засмеялся король, опускаясь в кресло, – слушаю и повинуюсь, ваше крылатое величество!

Он протянул руку, чтобы погладить незваного гостя, но тот отстранился, недовольно мяукнув, и с укоризной взглянул на Ларда. Серьезность кошачьей морды позабавила короля. Но когда он пристально посмотрел в глаза Плюха, в голове мелькнула картинка: Виола улыбнулась и что-то произнесла. Тряхнув от неожиданности головой, Лард прервал видение. Котенок опять мяукнул, ловя взгляд короля. И опять мелькнула картинка: Виола полулежит на кровати, ее пальцы перебирают пряди золотистых волос, сплетая их в косу, а рядом с ней сидит мужчина. Приглядевшись, король понял, что видит себя! Он даже вспомнил, о чем они говорили в этот момент: Виола рассказывала, как ходила к прорицательнице, и та предсказала появление маски. «Не ошибись, иначе смерть!»

– Так это ты мне показываешь картинки? – воскликнул король, в неверии уставившись на котика.

Конечно, оркис же магическое существо!

– Так вот какой у тебя дар!

Котик важно задрал головку и распустил крылья. Орел, точно орел!

Король наклонился ближе к Плюху и приготовился узнать, что еще покажет ему оркис. Пушистик сложил крылья, уселся поудобнее, обхватив хвостиком лапы.

– Разговор будет длинным? – предположил король, и представление тут же началось.

Вот Лард видит себя. Он раздевается, расстегивает камзол, вешая его на спинку кровати, туда же отправляется рубаха, а потом на покрывало падает маска. А вот и король во всей красе.

– Так ты видел мое лицо? – мужчина не знал, как относиться к неожиданному открытию, поэтому задал волнующий вопрос, – И что дальше?

А дальше была картинка с Виолой, лежащей на кровати в мокром платье, испуганной и ревущей. В дверях стоял он в маске, с гневом кричащий ей «Не выходи!», а потом Лард увидел, что глаза Виолы сильно распахнулись, она ахнула и потеряла сознание.

– Что это было? – в тревоге спросил король. Котик терпеливо повторил картинку, где маска упала на кровать, и появилось лицо Ларда.

– Виола знает, как я выгляжу? – в ужасе вскричал он.

Разорвав контакт с Плюхом, король откинулся на спинку кресла.

– Подожди, подожди! – Лард поднял ладонь, словно испугался, что Плюх перебьет его мысль, – Виола знала, как я выгляжу еще до похищения? Да?

Оркис мяукнул. Вскочив с кресла, Лард в возбуждении забегал по комнате.

– Это же все меняет! Я могу не бояться! Она знает, какое лицо прячется за маской!

Опомнившись, король оглянулся на оркиса, но того и след простыл.

Через несколько минут Виола сидела перед Плюхом и видела картинку, как счастливый король обнимал всех, кого встретил на пути к капитанскому мостику. Моряки переглядывались и застывали в удивлении.

– Родина близко, вот король и радуется, – говорили некоторые из них.

– Умница, Плюх! – улыбаясь, похвалила Виола котика.

Она ясно различала близнецов. Для нее братья были совершенно не похожи: один – зверь, другой – любимый мужчина.

Между тем, чуть успокоившись, Лард решил зайти к Виоле и объясниться. Время пришло!

Но куда подевалась его решительность, когда нужно было постучаться в дверь? Рука повисла в воздухе. Как начать? Может, следует вернуться в свою каюту и все хорошенько обдумать, не пороть горячку?

Лард до сих пор не нашел ответ, почему они с Теодором похожи? И кто может дать объяснение? Родители давно покинули этот мир, Теодор упокоился вместе со своим кораблем. Разве что старая Барга, которая находилась рядом с ним с самого детства, подскажет? Но существует еще одна женщина, наверняка знающая, почему они с Теодором похожи как близнецы -королева-мать Лючия.

– Похожи как близнецы! – вслух повторил король свою догадку, – Мы были близнецами?

В этот момент открылась дверь. Виола, услышав последнюю фразу, все поняла. И сделала первое, что ей пришло на ум, видя растерянность Ларда. Обняла его. Прижалась так сильно, как могла.

– Да, Теодор Фарикийский был твоим братом, – прошептала она. – Мне страшно вспоминать, при каких обстоятельствах он сделал признание. Но я постараюсь ради тебя.

Глава 11. Ветра

Прибытие в порт потрепанного в боях фрегата «Роза Ветров» ознаменовалось залпом всех береговых орудий. Цветной дым ярко раскрасил небо, по воде поплыли сотни венков из белых цветов, а на пристани празднично одетые девушки с гирляндами в руках, став в два ряда, образовали арочный проход. Когда на палубе появились король Лард с невестой, одетые в парчовые наряды и с коронами на головах, грянул хор, исполняющий гимн Тарквидо, Все замерли, традиционно прижав открытые ладони к груди, к той ее части, где стучит сердце.

10
{"b":"270152","o":1}