ЛитМир - Электронная Библиотека

Под крики приветствия и удары барабанов, молодые дошли до ожидающей их открытой кареты и отправились во дворец, чьи белокаменные стены виднелись издалека. Массивные ворота поглотили королевский кортеж и закрылись, отсекая праздную толпу, плодящуюся в предвкушении семидневных гуляний с музыкой, фейерверками, раздачей бесплатных яств и вин. Завтра их король женится!

Еще полгода будет гудеть столица. Счастливчики станут рассказывать тем, кто не смог попасть в храм, как красива была невеста, как нежен был с ней король, и как священный огонь одобрил их союз. Пламя взметнулось на небывалую высоту, лизнув купол с изображениями богов. В этот момент все присутствующие в храме горожане ощутили, как горячий пустынный ветер, влетевший в окна храма, встретился у ритуальной чаши с влажным морским ветром. Столкнувшись, они закрутили огненный вихрь в спираль, создавая невиданное зрелище танца огненной и воздушной стихии.

«Да здравствует справедливый король Лард! Да здравствует юная королева Виола! Их союз благословен богами!»

В величественном замке королей Тарквидо уставшая невеста разоблачалась после проведения свадебной церемонии. Многослойные кружевные и атласные одежды, замысловатая прическа – дань тарквидской традиции, требовали участия трех служанок, чьи руки умело освобождали девичье тело.

Магический Пир быстро избавил Виолу от следов насилия, а трепетное отношение Ларда к ней способствовало исцелению души. Не смотря на то, что король не раз видел ее раздетой, она волновалась, как пройдет их первая ночь? Виола знала, что может быть больно и это пугало ее. Лард никогда не причинял ей боли, был заботлив и нежен.

Рядом раздался скрипучий смех. Это в королевскую спальню вошла Барга. Служанки тут же покинули помещение, прихватив с собой снятую с невесты одежду. Виола, оставшаяся в одной прозрачной рубашке, засмущалась под цепким взглядом старухи.

– Как повезло моему Ларду! Ты чиста и душой, и телом. Ты родишь ему сильных сыновей и красивых дочерей, – Барга приблизившись к красавице, посмотрела ей в глаза. – Боишься?

Увидев, что та запылала от стыда и не готова ответить, вытащила откуда-то из просторных одежд маленькую резную шкатулку, сунула Виоле в руки и застыла в ожидании. Девушка осторожно открыла красивую вещицу и, увидев, что там лежит обыкновенный песок, непонимающе взглянула на Баргу.

– Не спрашивай, просто вытряхни песок на свое брачное ложе. Он не причинит вреда ни тебе, ни Ларду. А сын, которого ты зачнешь в первую же ночь, получит дар разговаривать с ветрами. Видишь, здесь желтые крупинки смешаны с белыми? Желтые – песок, который принес пустынный ветер, белые – песок с морского берега. Это бесценный подарок ветров, не пренебрегай им.

Произнеся напутствие, Барга обняла Виолу и поцеловала. Душа старухи пела, ветра не останутся одинокими, будет им с кем поговорить, когда она оставит мир.

Ни Виола, ни Барга не заметили, что в комнате появился третий. Лард стоял у двери и наблюдал, как две любимые им женщины о чем-то тихо беседуют. Маски на нем не было.

– Спасибо, бабушка Барга, – произнесла молодая королева, захлопывая шкатулку, – я сделаю все, как вы сказали.

Наконец увидев мужа, она просияла, любовь засветилась в ее глазах. Виола даже не заметила, что на нем нет маски, потому как больше жизни любила не красивое лицо, а человека. Лард, улыбаясь, двинулся ей на встречу. Старая Барга, радуясь за молодых, поспешила выйти из комнаты, но король перехватил ее и горячо расцеловал, шепнув «спасибо», а потом опять устремился к Виоле.

– Сын! У нас будет сын! – подхватив жену на руки, закружился, смеясь, – Барга никогда не ошибается. Шаманка, повелевающая ветрами, сделала нам волшебный подарок!

Упав на кровать, поцеловал Виолу, – Любимая.

– Любимый, – прошептала Виола, возвращая поцелуй. Нехотя освободившись из объятий мужа, она поднялась над ложем и опрокинула содержимое маленькой шкатулки на ладонь. Песок заструился между пальцами. И началось волшебство.

Рассыпавшийся на белые простыни песок засветился золотыми и серебряными искрами, закрутился, словно подгоняемый ветрами. А потом вдруг, ярко вспыхнув, растворился в воздухе.

Приятная истома охватила лежащих на постели, и каждое их прикосновение друг к другу стало сопровождаться невероятно легким и приятным движением воздуха.

Лард поцеловал оголившееся плечо Виолы, и жаркие воздушные струи тут же опалили его уста, а след горячего поцелуя охладился влажным прикосновением ветра.

Молодая жена пальчиками провела по лицу любимого, и тут же горячий ветер пощекотал ее ладонь, а влажный мазнул по щеке мужчины.

Только мужская рука потянула тонкую рубашку вверх, чтобы не было преград между телами, как порыв теплого ветра, словно воздушной кистью, мазнул по изгибам женской фигуры, а влажный погладил ее обнажившиеся груди, отчего горошины сосков стали твердыми.

Любовный танец обнаженных тел, опаляемых страстным горячим ветром и охлаждаемых ласковым влажным, закончился взрывным наслаждением.

Заласканная, зацелованная Виола на утро не могла вспомнить, было ли ей больно, только капельки крови на простынях свидетельствовали, что все страхи остались позади. А рядом спал счастливый Лард. Теперь он не одинок: у него есть любимая жена, скоро появится сын, а за морем ждет мать, которую он когда-то потерял, но обрел снова, благодаря хорошей памяти Барги – шаманки, дружащей с всезнающими и всемогущими ветрами.

Глава 12. Лючия

Темнота накрыла дворец Семи водопадов, не горел ни один факел. Только унылая луна пыталась заглянуть в некогда ярко освещенные комнаты великолепного замка, но не находила ни одной щелочки. Все окна были завешены траурными знаменами. Они зловеще шевелились, подчиняясь вечному сквозняку, чем неимоверно пугали служанок, спешащих выполнить редкие поручения королевы Лючии и ее приближенных. Тишину нарушали лишь торопливые шаги жителей замка да далекая перекличка стражников, совершающих полуночный обход. Придворный люд боялся возмутить покой скорбящей правительницы Фарикии. Горе поселилось во всей стране – не вернулся из военного похода молодой король, сгинул на своем фрегате в просторах океана.

Только из весточки чужеземца Ларда Тарквидо узнала Лючия, как погиб Теодор и его команда.

Вот это письмо. В ее руках. Так ласково оно написано, словно не государь заморский, а сын родной печется о матери, не желая навредить ей правдивыми, но печальными словами.

Но сухи глаза королевы. Много горя принес ее Теодор. В ответе она за его преступления.

Невольно Лючия остановила взгляд на бьющемся огоньке одинокой свечи. Вспомнилось королеве, как очнулась она от оцепенения, в которое впала после смерти мужа и поняла, что только ей под силу остановить сына. Имелись у нее верные люди, подчиняющиеся ее слову.

Дождавшись часа, когда «Жемчужина» покинула порт, велела Лючия любовницу сына схватить и в подземелье бросить. Та под пытками призналась во всех деяниях, творимых ею и ее возлюбленным. Три дня вытаскивали трупы девушек из пещеры, где струился водопад Смерти. Похоронили несчастных с почестями на королевском кладбище. А убийцу, колдунью Кору, напоили водой из смертоносного водопада и оставили тут же, без похоронного обряда. Неуспокоенная душа ведьмы никогда не сможет выйти за пределы страшной пещеры. Будет отпугивать смельчаков, пытающихся добыть мертвую воду. Лучшего сторожа, чем привидение, не найти!

Затрещал свечной фитиль, вот-вот потухнет. Горестно покачала головой королева, застонала. Как она не видела, что творила в ее доме преступная пара? Почему молчали слуги, смывая кровь в покоях Теодора. Говорят, их запугали.

Королева и не заметила, как в комнату зашла служанка, ловко зажгла новую свечу и бесшумно удалилась. Яркий свет выхватил зажатое в руке письмо. Дрожащими пальцами Лючия расправила его на столе и еще раз прочла. Нет, не все письмо, а только приписку в конце сообщения.

«Разрешите называть вас матушкой, поскольку я остался сиротой. Прошу называть меня сыном, поскольку мне хочется припасть к вашим ногам и попросить благословения».

11
{"b":"270152","o":1}