ЛитМир - Электронная Библиотека

В этот момент раздался залп и наш корабль содрогнулся. Одновременно с «Жемчужиной» выстрелила «Роза ветров». Дымом заволокло весь обзор. Нащупав оркиса, я поползла на четвереньках в сторону. Рядом что-то громыхнуло и меня окатило водой. Платье мгновенно отяжелело, и двигаться стало невозможно. Я привалилась к тумбе, закрыв руками уши. Было страшно, в голове стоял гул. Недалеко опять раздался взрыв, огромная мачта надломилась и стала заваливаться в мою сторону. Вдруг кто-то рывком поднял меня и взвалил на плечо. Я истерично заорала «Плюх!» – пушистик остался на палубе. Мужчина наклонился, подхватил котенка и побежал. Рывком открыл дверь и бросил меня на кровать. Следом полетел котик. Я только сейчас увидела, что это был Лард. Его губы перекосило от гнева.

– Не выходи! – рявкнул он и мгновенно скрылся.

Я заплакала. От страха, от неизвестности. Я ничего не понимала. Почему Тео в маске? Почему он напал на «Розу ветров»! Из-за меня? Или прав был отец, он стал врагом?

Оркис подполз к моему лицу. Тронул лапкой. Я посмотрела на котика, и тут же опять произошло волшебство – в голове понеслись картинки. Вот Лард раздевается, поднимает Плюха, сажает его на постель. Рядом падает черная маска. Появляется лицо.

Я закричала! Это было лицо Теодора!

Не выдержав напряжения, я погрузилась в благословенную темноту.

Глава 3. Барга

Дуоэльо, дуоэньё, дууу…

Шаниланда, шанибадо, ююю…

Сидит старая Барга у окна, ее натруженные руки прядут шерсть песчаного ирга. Крутится веретено, а пряха поет песню пустынного народа. Много ей лет, очень много. Зубов во рту осталось всего три, но она не жалуется. Зачем старухе зубы, если она ест мягкую халву и пьет прохладный щербет? Раньше нужны были, когда улыбалась мужу, а потом и сыну. Но нет их больше в этом мире. Война унесла обоих. Ее, умирающую от голода и болезни, подобрали люди королевы Леадии, а после, увидев тягу к маленьким детям, определили в няньки к королевскому сыну Ларду.

Старуха помнит, как в первый раз увидела ребенка. Он почти не разговаривал, смотрел на всех, словно затравленный звереныш, и только Барга, перенесшая столько мук и страданий, могла понять мальчика и отогреть его душу.

Никому не расскажет она, что Лард не родной сын королевы. У той не было детей и не могло быть, Барга это знала. Владеющая проклятым даром Омито всегда бесплодна. Но король любил свою жену, поэтому смирился с тем, что у них не будет наследников. А тут такой подарок. Дельфины вынесли к их кораблю маленького мальчика. Как он оказался в открытом море никто не знал, но Леадия, взяв обессиленное тельце на руки, сразу поняла, что нужно делать, чтобы мальчик вырос прекрасным сыном, опорой королевства. Ей поможет Омито – дар менять воспоминания. Королева решила оставить малыша у себя и стерла ему память с образами былого. Но пустоту нужно заполнить, поэтому Леадия создала другую историю, введя новые правила в своем королевстве и изменив память всем, кто ее окружал.

Тем утром тожественно праздновали шестой день рождения принца Ларда и каждая семья получила королевское благословение, а вместе с ним и искру омитото. Так, из памяти населения стерлось, что до сего момента никакого ребенка и наследника у правящей семьи не было. А чтобы защитить Ларда от возможного опознания чужеземцами, ввели церемонию выхода королевской семьи в свет: отныне никто не видел лица правителей. Королевская семья надела маски и обзавелась двойниками-телохранителями. На зажжении первого огня в столичном храме, знаменующем начало нового года, горожане и иностранные гости могли лицезреть трех королев, трех королей и трех принцев. И никто не знал, где настоящие правители, а где их копии.

Леадия надеялась, что со временем Лард изменится, и трудно будет в нем опознать потерянного малыша. Однако судьба распорядилась по-другому.

Королева рано покинула этот мир из-за волшебных искр омитото. Ей пришлось поменять воспоминания сотне тысяч людей и это отразилось на ее здоровье. Но сын стоил потерянных лет жизни. Леадия так и не узнала, что малыш имеет брата-близнеца, который тоже растет и меняется, но остается похожим на ее сына как две капли воды. И этот близнец – наследный принц Фарикии. Об этом Барге рассказал пустынный ветер, с которым она дружила с детства. А ему пропел историю близнецов морской ветер, когда однажды они столкнулись на берегу необъятного океана.

Уже нет королевы Леадии, покинул мир и король, одна древняя Барга продолжает ждать возвращения любимого Ларда. Он вырос настоящим воином, суровым к врагам, но милосердным к своему народу. И ласковым с ней. А что еще нужно старухе? То, что она помнит, Барга не расскажет никому. Ни одна душа не узнает, что нынешний король – приемыш. Она хитрая. Даже королева не догадалась, что дар подмены воспоминаний не действует на Баргу. Никакое колдовство ее не берет. Вот такая она – дочь пустынного народа.

Всего лишь раз Барга нарушила молчание. Тоска по Ларду сделала ее слабой. Вот и в тот вечер, когда в окошко влетел раненный оркис, она, выхаживая больного, рассказала животному, как подняла потерянного малыша, который стал теперь большим и могучим. И котик обязательно поправится. Красивое животное так внимательно слушало старушку, что она разболталась и рассказала ему все, что знала. И про королеву, и про наследника, и про историю близнецов, поведанную морским ветром. Оркис ведь никому не сможет передать эти слова? Крылатые коты ведь не умеют разговаривать?

А утром оркис улетел. Жаль, редкие животные всегда обладают каким-нибудь магическим даром. Мог бы пригодиться в хозяйстве.

Дуоэльо, дуоэньё, дууу…

Шаниланда, шанибадо, ююю…

Глава 4. Лючия

Королева Лючия сидела перед зеркалом. Ухоженная рука женщины держала золотистый гребень. Движения его плавны. Вверх-вниз, вверх-вниз. Темные волосы шелковой волной стелились по плечам, когда гребень заканчивал движение.

Королева пристально всмотрелась в серебряную поверхность – не пропустила ли где прядь, которую идущее время окрашивает в ненавистный цвет пепла. Но нет, магический гребень хорошо справляется со своей работой. Ни одного седого волоса.

Лючия придвинулась к зеркалу еще ближе, ее взгляд сосредоточился на собственном лице. Отложив гребень, она взяла круглый камешек, отполированный годами применения. Опять плавные движения руки, но уже круговые. Магический камень постепенно разгладил мелкие морщинки, появившиеся со вчерашнего дня на прекрасном лице. Подтянулись уголки губ, исчезла едва заметная паутинка вокруг глаз. Королева осталась довольна. Если бы не это волшебство, давно бы превратилась в старуху. Еще тогда, двадцать лет назад.

Одинокая слеза сорвалась с длинных ресниц королевы, упала на полированную тумбу и растеклась кляксой у гребня. Подарок мужа, купленный по цене равной десятой части королевства, вернул ей молодость, утраченную от горя. Она опять вспомнила страшный день, когда потеряла Стефания – старшего из близнецов. Он родился на несколько часов раньше своего брата. Младшего сына, Теодора, чудом оживили после того, как насильно извлекли из ее чрева.

Наследный принц рос здоровым, веселым, жизнерадостным, что нельзя было сказать о Тео. Болезненный, маленький, завистливый. Сначала Лючия не подозревала, что ее младшего сына испепеляет ненависть. Разве может шестилетний малыш испытывать такие сильные чувства к своему брату-близнецу? Оказывается, может.

Она видела его лицо, когда все, наконец, поняли, что Стефания на корабле нет – ее любимый малыш исчез в бескрайнем океане. А Теодор не скрывал радости. Когда мать билась в истерике и поседела за одну ночь, превратившись в старуху, зло сказал, что она ему некрасивая не нужна.

А как он кричал и бесновался, будучи подростком, обвиняя отца в напрасных тратах их состояния? Тогда король продал соседнему королевству Итара часть скалистого берега и тот безымянный остров, который и островом-то трудно назвать, он появляется раз в год из морской пучины всего на пять дней и потом опять уходит под воду. Король считал это достойной платой за круглый камешек и гребень, сделанных из магического Пира. Он не мог больше наблюдать, как страдает его супруга. Боль о потерянном сыне не отступила, запряталась в дальний уголок души, но муки любимой Лючии, когда она видела себя в зеркалах – такую старую, безобразную, удручали короля сильнее.

4
{"b":"270152","o":1}