ЛитМир - Электронная Библиотека

Вдруг рядом промялась кровать. Я приподняла голову, пытаясь рассмотреть, кто это. Ко мне пробирался мой оркис. Увидев его, я зашептала.

– Плюх, Плюшечка!

Котенок подобрался ближе и внимательно посмотрел в глаза. Замелькали картинки. В мою каюту влетает мужчина в маске, оглядывает пустую комнату, хватает котенка и взбирается на капитанский мостик. Вдалеке тают паруса «Жемчужины». Какое отчаяние было в глазах короля. Другая картинка. «Жемчужина» на расстоянии выстрела. Работают орудия, снаряды ложатся рядом с фрегатом. Вот атака, абордаж. И полет котенка.

– Ты научился летать?!

Котенок взмахнул крыльями и поднялся в воздух. Сделав круг над кроватью, оркис вылетел в окно.

– Куда? Плюх!

Я старалась снять путы с рук, но лента врезалась все больше и больше. Пришлось бросить попытки. Прислушалась. На корабле шел бой.

Вдруг дверь в каюту дернулась. Раз, второй. Потом страшный удар, треск и дверь слетела с петель. Я закричала. Человек, выломавший ее, поднялся с колен и задрал руки над головой. Не знаю, что меня успокоило, поднятые руки или то, что у человека в маске тело чистое. Без укусов. Это было видно в прорехи рваной рубахи. Но я сразу перестала кричать.

Тревожный блеск глаз в прорезях маски, быстрое движение ко мне, и появившийся в руках нож перерезал путы, стягивающие мои руки. Мужчина бережно расправил юбку. Вздохнул, не сумев свести половинки платья и закрыть оголенную грудь. Я тоже попыталась, но одеревеневшие пальцы не слушались. Тогда он просто завернул меня в простыню.

– Прости! – произнес он.

Меня опять взвалили на плечо и понесли. Вернее, побежали, попутно раздавая удары кулаком всем, кто встречался на пути. Но я не сопротивлялась, хотя было больно и неудобно. Это же Лард! Мой любимый король.

Глава 9. Барга

Дуоэльо, дуоэньё, дууу…

Шаниланда, шанибадо, ююю…

Сидит древняя Барга у моря и поет.

Сюда она пришла рано утром. Пустынный ветер постучался в окно и позвал. С трудом Барга встала с кровати. Старые кости болят. Но, ничего, еще не время им покоиться. Любимый Лард в беде!

Спасибо, ветер помог: дул в спину, поддерживал, когда ноги оступались и вязли в песке. Так они вдвоем и добрались до берега. Здесь их уже поджидал морской ветер. Поздоровался, припав к ногам, нечаянно пошевелил длинную юбку. Она ласково ему улыбнулась, потрепала рукой прохладные воздушные струи. Они у него влажные, не то, что у пустынного. У того сухие, горячие.

Засмеялась, показав уцелевшие зубы. Обиделся пустынник, жаром обдав плечи старухи. А ей хорошо, родину сразу вспомнила. Там всегда жарко.

Потом села на песок и прислушалась к тому, о чем пел морской ветер. На лице Барги то слезы появлялись, то улыбка, то печаль тенью проскальзывала, то глаза радостью светились.

– Хвала тебе, морской ветер! – произнесла старуха, поклонившись так низко, насколько позволяла спина, – Спасибо за Ларда и невесту его!

Морской ветер опять припал к ее ногам, сыпанув нечаянно горсть песка на сандалии, и улетел прочь. Туда, где ждали волны, подвластные ему, и корабли, чьи паруса он надувал. Или не надувал. Все зависело от него. Мог и потопить. Что он и сделал с «Жемчужиной».

Сначала ее паруса захлопали, как раненная птица бьет крыльями, потом и вовсе повисли мертвыми плетями. А когда ветер убедился, что любимец Барги вынес свою невесту с чужого корабля, осторожно порвал все канаты, связывающие оба корабля, и отогнал «Розу Ветров» в сторону.

Замерли люди в недоумении. Что за чудо происходит? Какая сила управляет кораблями? Побросали ножи острые, сабли, кровью орошенные, вцепились в снасти корабельные. Почуяли, видимо, что ветер собирается творить суд над неправым моряком. Неправый – молодой король Теодор, поднялся на капитанский мостик и дерзко засмеялся.

– Что, ветер? Напугать решил? Не выйдет! Есть секрет у «Жемчужины»! Она может и без тебя обойтись! – прокричал, скалясь в злой усмешке, и хлопнул плетью по палубе.

Тут в боках корабля, там, внизу, почти у самой воды, с шумом раздвинулись потайные щели и фрегат ощетинился огромными веслами. Послышался мерный рокот гулкого барабана. Стали весла, послушные барабанному ритму, опускаться и подниматься, неудержимо двигая «Жемчужину» в сторону «Розы Ветров». А хлыст надсмотрщика пел кровавую песню, гуляя по черным спинам намазийцев – огромных рабов, прикованных к веслам цепями.

Не понравилось ветру такое пренебрежение дерзкого короля. Опустился он к воде, прошелся рябью морской вокруг «Жемчужины», потом поднял первый ряд волн, второй, третий. И каждый ряд был выше и выше предыдущего! Завертело корабль, словно щепку в реке, закрутило, переломало весла, порвало цепи. Освобожденные намазийцы поднялись со своих мест, развернулись к надсмотрщику. Он, попятившись, в страхе бросил кровавый хлыст и кинулся наверх. Черная волна рабов выплеснулась следом за ним на палубу, сминая всех на своем пути, и бросилась в море. Умирать свободными не страшно!

Но морской ветер не будет губить рабов. Подхваченные волнами, они окажутся возле «Розы Ветров», где поредевшая команда поможет подняться силачам на палубу, бросив канаты, веревочные лестницы и протянув руки нуждающимся.

А ветер продолжил свой гневный танец вокруг «Жемчужины». И не смеялся больше ее капитан, а упал на колени и протянул руки, моля о пощаде. Но не знает жалости стихия. Огромная волна налетела на корабль. Обломав мачты, накрыла парусами, словно саваном, кричащих в ужасе людей, и опрокинула фрегат. Немного поиграла, покидала из стороны в сторону, обернулась воронкой и закружила домовину в смертельной петле, пока не утянула на дно.

А морской ветер, приласкав неспокойные волны и вспенив на их вершинах барашки, обернулся к «Розе ветров». Люди в ужасе застыли у бортов, не в силах отвести взгляд от того места, где только что видели страшную картину расправы стихии с огромным военным фрегатом. Что ждет их? Постигнет ли их корабль та же участь, что и флагман Фарикии?

А ветер, мягко взлохматив волосы всем, кто стоял на палубе «Розы Ветров», мощно надул ее паруса и погнал корабль в сторону родины. Он не мог иначе. Там очень ждет любимого Ларда одна старушка, которая умеет разговаривать с ветрами. И красиво поет.

Дуоэльо, дуоэньё, дууу…

Шаниланда, шанибадо, ююю…

Глава 10. Лард

Занеся в каюту драгоценную ношу, король аккуратно положил ее на кровать. Рядом прыгал от нетерпения котик. Развернув простыню и заметив, что из глаз Виолы текут слезы, Лард ободряюще ей улыбнулся, хотя его сердце сжалось от представшего перед глазами.

Страшно подумать, что пришлось испытать любимой: на щеке наливался синяк, нижняя губа кровоточила, коса расплелась, волосы сбились комом. Девушка была напряжена и закрывала руками грудь, так и не сумев застегнуть платье. Взгляд мужчины остановился на кровавых пятнах, начинающихся на шее. Их продолжение и пытались скрыть подрагивающие пальцы, стягивающие ворот платья в узел.

Что этот зверь с ней сделал? Хотелось кинуться назад на «Жемчужину», чтобы самому убить негодяя. Но Виола напряженно ждала ответа. От того, как поведет себя Лард, оценивая случившееся, зависит их будущее. Стоит только показать, что ему противно, неприятно ее тело, истерзанное зверем, она закроется и никогда не доверится мужу.

Поэтому он наклонился к ней и осторожно поцеловал.

– Ничего не бойся, любимая. Ты в безопасности. Зверь больше не доберется до тебя.

И начал раздевать сотрясающуюся от рыданий Виолу. Она только сейчас поняла, что чудом вырвалась из лап животного. А Лард снял с нее туфли, потом чулки, помог вытащить руки из рукавов, стянул платье, стараясь не задевать места ушибов. Полностью раздев, завернул ее в простыню и на мгновение выскочил за дверь.

Этого было достаточно. Виола заволновалась, стала подниматься, чтобы идти, ползти следом. Не могла она больше оставаться одна, страх быть покинутой даже на короткое время мучил ее, накатывая волнами паники. Только увидев, что муж вернулся с кувшином горячей воды, она начала успокаиваться. Но следом зашел один из матросов, и она опять сжалась в комок, испытав болезненное чувство тревоги. Но тот даже не поднял на нее глаз, и опустив на пол купель, тут же покинул каюту.

9
{"b":"270152","o":1}