ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Так чему же здесь удивляться?

— Это об этом а-дмори леангрош хотел спросить меня? — внезапно догадалась она. — Верно? А вы сказали, что я еще ничего не знаю и знать мне рано. Да?

— Да, верно, — ответил Лилайон. — Но вы не волнуйтесь, вам вредно волноваться.

Да. Наверное. Волноваться вредно…

Ребенок.

Ирина не знала, как отнестись к информации. Растерялась она здорово. Царапнуло тем, что придется ей все-таки выйти замуж за Алаверноша. Ребенок-то — его. И вряд ли он захочет остаться в стороне, чужим дяденькой. Но он ведь и так уже усыновил твоих старших детей! Прямо сериал какой-то, с ума сойти. С первого же раза — залететь. Люди по многу лет пытаются, и ничего у них не выходит, а она, Ирина, нате вам, пожалуйста.

Впрочем, такое тоже случается, причем необязательно в сериалах. Удачно совпало место и время. Все.

Об аборте она даже не задумалась.

Несколько дней она жила в завидной безмятежности. Рана наконец-то начала затягиваться; теперь с ней было можно мириться…

Ребенок. Почему-то Ирине думалось о дочери. О второй девочке. Сама не знала, почему. Дочка, и все тут.

Через несколько дней в палате снова возник а-дмори леангрош в сопровождении Лилайона ак-лидана, да еще и Клаемь пришла. Ирина сразу почуяла неладное. И приготовилась к неприятностям.

Вежливые формальности. Приветствия и все такое. Ирина занервничала еще сильнее. Чего ему надо? Все уже, Артудекта поймал и повесил, что ему еще надо?

— Итак, вам рассказали о вашей беременности, — сказал а-дмори леангрош.

— Ну да, — ответила Ирина. — И что?

— Что у вас было с моим братом? — напрямик спросил он. — Генетическая экспертиза подтвердила отцовство!

Ирина переварила информацию. Это он про Алаверноша спрашивает, так?

— Да ничего… особенного. А вам-то что?

— Она не понимает! — язвительно воскликнул Дорхайон, игнорируя возмущенный взгляд ак-лидана.

— Я объясню, — вмешалась Клаемь. — Вы, Ирина, ограничены в правах. И это ограничение никто не отменял. В числе прочего, вы не можете самостоятельно вступать в брак…

Ирина мгновенно вспомнила тот, давний, разговор, когда Клаемь объясняла ей тонкости ее, Ирининого, социального статуса. То есть, отец ее ребенка будет считаться насильником, потому что, по идее, ограниченная в правах женская особь не в состоянии сама разобраться со своей жизнью. Все это Ирина сообразила за несколько секунд, если не меньше.

Ее внезапно кинуло в дрожь. Вот это новости!

— Не трогайте Алаверноша, — завизжала она яростно. — Не трогайте его! Он единственный из всех вас, кто отнесся ко мне по-человечески!

— Так что у вас все-таки было?

— Глупость была. Моя глупость, моя! Всего один раз. Это я виновата, я сама… напросилась… а вы его не трогайте! Не смейте его трогать!

Она взбеленилась капитально. Настолько, что помутилось перед глазами. И ак-лидану пришлось ее успокаивать своими подлыми приемчиками. Чем разговор окончился, Ирина не запомнила.

Дальше все опять слилось в одну серую пелену. Наверное, из-за этих чертовых процедур и лекарств. Поначалу Ирина еще пыталась бунтовать, но потом у нее не осталось никаких сил. Ни на что.

Так она и лежала днями, уткнувшись носом в стену, не желая никого видеть. И разговаривать. И вообще.

Но однажды случилось неожиданное.

Итэль Бэйль Дорхайон пришел к ней в палату.

Ирина никак не отреагировала. Чего ему надо? Пусть убирается. В любом случае, и с ним разговаривать она не собиралась.

— Так, — Глава клана прошелся по комнатке, посмотрел зачем-то в окно. — И ты решила, что этим все должно закончиться. Психиатрической клиникой.

Ирина промолчала. Она села, уткнулась лицом в колени, вцепилась пальцами в волосы. "Пусть он уйдет. Пусть убирается! Не хочу его видеть. Не хочу"

— Ты на самом деле не так безнадежна, как он говорит, этот Лилайон. Он считает, что ты безнадежна. А я вот думаю иначе. Ты можешь найти стимул для полноценной жизни. Удивишься, но я в тебя верю.

— Да кому я нужна… — горько проговорила Ирина, не меняя позы.

— Моему сыну.

— Неправда, — безразлично ответила она. — Что же он не приходит ко мне? Его же не стали из-за меня наказывать, верно? Не стали. А он ко мне не приходит. Не навещает. Нужна ему психбольная дурочка. Вот дождется, когда рожу, заберет ребенка и все, поминай, как звали…

— А ты за него не решай, — посоветовали ей. — Кроме того, как ты ведешь себя? Позор один. Напомнить?

— Да не больная я, — она подняла голову и посмотрела в глаза Дорхайону. — Не больная! Я нормальная. Нормальная! Просто мне плохо здесь. Мне — здесь — плохо. Не хочу жить. Здесь — не хочу, — она отвернулась. — Это не жизнь. Это ад. Сил нет больше терпеть это все. Я сойду здесь с ума. По-настоящему. Но вам же это все равно. Использовали и отбросили…

— Ты хочешь уйти отсюда?

— Кого тут волнует, чего я хочу? — Ирина легла носом к стене, свернулась калачиком. "Заснуть бы… Может, увидят, что сплю и не станут будить на эти проклятые процедуры? "

— Пойдем.

— Что? — Ирина вскинулась, не веря своим ушам.

— Я тебя забираю. Впрочем, — холодно добавил он, видя ее нерешительность, — если хочешь, можешь оставаться…

Ирина стремительно вскочила на ноги, откуда только силы взялись.

— Ни за что!

В коридоре им встретился Непаэль ак-лидан. Он вежливо приветствовал Главу клана, а потом обратился к Ирине:

— Вам необходимо вернуться в палату…

Ирина невольно подалась назад. Испугалась: а вдруг авторитета Итэля Бэйль Дорхайона не хватит, чтобы убедить врача оставить психически больную в покое?

— Она пойдет со мной, — отрезал Дорхайон. — И сюда больше не вернется.

— Простите, — искренне удивился ак-лидан. — Я же показывал вам записи. И, вообще говоря, кто давал вам позволение беспокоить пациентку? Она нуждается в профессиональной помощи, в специальном лечении и я…

— Ты в этом нуждаешься? — обернулся к ней Дорхайон.

— Нет! — враждебно заявила Ирина.

— Но…

— Довольно, — он поднял руку, и ак-лидану пришлось проглотить все вертевшиеся на языке возражения.

И тот умолк на полуслове. Ирина не выдержала. Показала ненавистному доктору язык. Вот тебе, мол.

Итэль Дорхайон спросил недовольно:

— Зачем?

— Простите, — Ирина мучительно покраснела. — Не смогла удержаться… Он меня достал.

— Понятно. Все же впредь воздержись от подобных выходок.

Он предложил Ирине пройтись по парку. Сказал, что вызвал Алаверноша, но тот сейчас на другой планете, на Синраххоре. Понадобится время, чтобы добраться оттуда до Анэйвы…

Вид у него был — под одеялом только лежать. Словно переболел тяжело болезнью. Наверное, так оно и было, не мог же плевок Артема Денисовича пройти без последствий? Ирина вскользь подумала об этом и забыла.

— Зачем вы это делаете?.. — спросила Ирина. — Зачем помогаете мне?

— Затем, что вам обоим давно пора перестать страдать глупостями, — категорично сказал он. — У вас ребенок скоро родится. И этих двоих, старших, тоже растить надо. А ты себе в клинике отдыхаешь.

— Отдыхаю! — возмутилась Ирина. — Врагу такого отдыха…

Он усмехнулся. И Ирина поняла, что ее просто провоцируют. Она стиснула зубы и удержалась от дальнейших фраз.

— Почему вы помогаете мне? — повторила она вопрос.

— А ты сама как думаешь?

Ирина растерялась. Что она думала? Она и сама толком не знала. Но Глава клана ждал ответа, и молчанием от него не отделаешься.

— Я… не понимаю, — буркнула Ирина, отводя взгляд. — С самого начала вы прицепились ко мне как репьи. Вы все. И Алавернош тоже. Что во мне такого особенного? Почему Артем Денисович выбрал для своей мести именно меня? Что, я и впрямь так похожа?

— Да. Присядь, — он указал на лавочку. — В твоем положении долго стоять на ногах вредно.

Ирина села. Дорхайон устроился рядом. Он вынул из кармана планшетку, включил ее.

В воздухе возникло голографическое изображение. Любительский видеофильм Море, закат, пустынный пляж. Девушка… тоненькая, ладная… заразительно смеется, машет рукой… бежит к морю. Крупным планом — лицо…

106
{"b":"270156","o":1}