ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Час Быка
Хирург дьявола
Дары несовершенства. Как полюбить себя таким, какой ты есть
Египет без вранья
Секретарь для некроманта
Травы с эффектом диеты
Благие знамения
Вопреки приказу
История армянского народа. Доблестные потомки великого Ноя
Содержание  
A
A

— Мог бы сразу объяснить, — буркнула Ирина. — А то…

— Ирина. Прекратите вести себя, как обиженный ребенок. Возьмите себя в руки, в конце-то концов! Мне одного достаточно…

— Так он тоже ваш подопечный?! — дошло наконец до Ирины.

— Ну конечно же! — подтвердила Клаемь. — Саттивик ведь еще несовершеннолетний. Персонкод полноценного гражданина он получит лишь через пять с половиной стандартных лет. А из-за вас он вчера едва глупостей не наделал, пришлось даже по шее дать.

"Блин!" — потрясенно подумала Ирина. Совершеннолетним считались те, кто достиг двадцатилетнего возраста и при том успешно прошел аттестацию на знание законов, истории и основных языков Анэйвалы. Значит, Феолэск совсем мальчишка еще, 14 лет, и кому какое дело, что гений, да и при чем тут гениальность…

Ирина сполна прочувствовала себя полной дурой. Вся обида на Феолэска показалась вдруг мелким, мелочным и недостойным делом. "Пять с половиной до совершеннолетия! Это ему сейчас около пятнадцати примерно. Сопляк совсем… Блин!"

— А как же он в госпитале работает?.. — обретя дар речи спросила Ирина.

— Под моим надзором, — пояснила Клаемь. — Приходится следить, чтоб не увлекался. Дай волю, так и будет торчать в лаборатории безвылазно, сутками напролет…

Она вздохнула и пояснила:

— Дело Саттивика имело общегалактический резонанс. Сийты попытались обвинить Дорхайонов в несанкционированном вмешательстве в их внутренние дела. Но а-дмори леангрош заявил, что на подвластных ему территориях какие-либо неправомерные действия в адрес лиц, находящихся в заведомо беспомощном состоянии, будут жестко пресекаться. Если же некоторые личности не желают считаться с буквой и духом основного закона Анэйвалы, то они опять-таки могут скопом убираться туда, где им никто не помешает паразитировать на собственном потомстве. До Галактического Совета дело не дошло, конечно. Но шумиха была изрядная.

Решительность Арэля Дорхайона пришлась Ирине по душе. Молодец мужик, чего уж там. Не то, что российские мямли! Такая богатая страна, и все Западу под хвост заглядывает! Себе в ущерб! А здесь правитель, образно выражаясь, треснул ботинком по столу и все, увидев вполне реальную кузькину мать, сразу же встали по стойке смирно. "Вот бы к нам его пригласить, на год-другой…" Ага. Мечтать не вредно, как говорится.

Вредно не мечтать.

— И они снова подчинились? — на всякий случай спросила Ирина.

— А куда им было деваться? Арэль Дорхайон слов на ветер не бросал никогда. Кроме того, он не делает разницы между своими и остальными, как это было при его предшественнике. Вот, к примеру… Недавно выяснилось, что одна из малых семей его рода, Лейран-литта, регулярно пользуется услугами нелегальных лабораторий. По законам Анэйвалы караются не только исполнители, но и заказчики. Эти относились к второму роду. И довольно близкое родство с а-дмори леангрошем им не помогло. Кого-то повесили, кого-то изгнали, предварительно лишив репродуктивных способностей… Шадум Лейран-литта перестал существовать. "Закон равен для всех"- сказал по этому поводу Арэль Дорхайон. После этого его и стали уважать так, как теперь.

— Круто, — только и сказала Ирина.

— А иначе никак, — серьезно проговорила Клаемь. — Иначе порядка не будет никогда. Двойные стандарты в межрасовой политике недопустимы. Они всегда порождают мятежи и конфликты неуправляемого размаха. Нам, в Анэйвале, такого не надо…

"А кому оно такое надо?" — вновь подумала Ирина. — "Кроме как на нашей Земле, где кому война, а кому — мать родна… Причем последние понятия не имеют, куда нажитые на чужой крови деньги девать, почему и разжигают новые войны — в собственных шкурных интересах! Ни к чему другому они попросту непригодны…"

Следующим утром в гости пришла Раласву Ди-Тонкэ. Ирина настолько удивилась, что даже забыла поздороваться. Вот уж кого не ожидала увидеть!

— Лежите, — сказала заведующая не очень приятным тоном. — Ну что ж… Добро хоть, что не ребенка эта дрянь покусала!

Ирина подумала и согласилась, что да, это действительно добро. Малышам такая гадость совсем ни к чему.

— Вы проработали в Центре совсем немного. Но это не значит, что вы не можете вернуться, — сказала сэлиданум с кислым выражением на лице. — Как выйдете отсюда, так и возвращайтесь. Ваш жилой блок остался за вами.

— Спасибо, — тихо сказала Ирина.

Честно говоря, она уже начала беспокоиться насчет работы: не потерять бы. Надо ж было в первый же день так вляпаться.

— Не за что, — отрезала Ди-Тонкэ. — Поправляйтесь. До встречи.

С тем и ушла.

Ирина долго думала, вспоминая в мельчайших подробностях этот визит. Ясно было даже и ежу: Раласву Ди-Тонкэ новую подчиненную не особо жалует. Но вот пришла, проведала. Обнадежила. Редко какой из прежних Ирининых начальников так поступил бы. Ирина вспомнила, как на нее орали по телефону. Тогда она подвернула ногу и месяц отхромала на костылях, пока все зажило, чудо, что сухожилие не порвалось. И как на нее орали! "Нам больные не нужны! Вы болеть пришли или работать?" Да. Работу она тогда все равно потеряла. Потому что замуж вышла и решила родить ребенка. Мамаши же с детьми в начальственных планах никак не учитывались. Это ж декретные платить да больничные все время оформлять, а работать кто будет?

Здесь же…

"Мне нравится этот мир", — подумала Ирина, устало закрывая глаза. — "Вот бы Рустама сюда привезти. И Игорька… И брата с отцом. Чтоб семья моя жила здесь. Неплохо было бы. Рустам, он вписался бы. Брату пришлось бы сложнее, с его задвигами насчет чистоты русской нации. Но и он приспособился бы. Наверняка!"

Да. Мечтать не вредно, как всем известно.

Ирина задремала, сон был беспокойным и отвратительном — какие-то бесконечные погони, драки, страх… Лучше б и вовсе не спала!

Очнувшись, она почувствовала чье-то присутствие. Открыла глаза — точно! В палате находился незнакомый мужчина- Оль-Лейран. Ирина почувствовала, что краснеет от пяток домакушки. Ну вот, блин! Принесла его нелегкая!

Она вспомнила незваного посетителя — это был тот самый садовник, что возился тогда с детскими горками… Уж не тот ли самый Алавернош, которого грозилась напказать госпожа Ди-Тонкэ? Похоже, что да.

Он плавно повел рукой и в воздухе развернулся тонкий экран. Быстрыми штрихами гость начертил на нем знакомые буквы языка Дармреа:

— Ясного дня вам, Ирина.

— И вы здравствуйте, — отозвалась Ирина, желая поскорее провалиться сквозь землю.

Чертовы доктора! Ну хоть какое-нибудь покрывало оставили бы! Или стенки бокса хоть затемнялись бы выборочно по желанию… Что за наказание проклятое, слов нет!

— Мое имя — Алавернош, — назвался гость. — В том, что с вами случилось — только моя вина. Не обнаружил вовремя такое большое гнездо…

"Угадала! — молча порадовалась Ирина. — Точно, он. Вот интересно, оторвала ему что-нибудь заведующая или все-таки сжалилась?"

Не то чтобы этот человек был ей неприятен. Но Ирина обрадовалась бы, если б он прямо сейчас провалился куда-нибудь поглубже. Лежать голышом под его взглядом оказалось сущей мукой. К докторам Ирина привыкла, а к этому типу привыкать не собиралась. К тому же, именно по его вине она и торчит тут, навроде вороньего пугала.

Впрочем, озвучивать свои эмоции Ирина не стала. Вслух сказала она совсем другое:

— Ничего. Не переживайте так. Главное, не ребенка оно укусило. А я что, я переживу как-нибудь… подумаешь.

Он посмотрел на нее так, что Ирина минном вспомнила предостережение Клаемь насчет того, что Оль-Лейран юмора не понимают. "Язык мой болтливый…" Впрочем, не похоже было, будто Алавернош обиделся.

— Да. Позвольте сделать вам подарок…

Он поставил на полочку рядом с боксом небольшой керамический горшочек. В нем цвел пышным цветом миниатюрный портрет самой Ирины. Какое-то растение, целиком выращенное из одного семени… стволик-то у него был один. Зато переплетение ветвей и соцветия различных форм и оттенков создавали непередаваемое эстетическое впечатление.

19
{"b":"270156","o":1}