ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Scrum без ошибок
Принеси мне удачу
Рулетка судьбы
Темное время
Лес теней
Ах, как хочется жить… в Кремле
Асоциальные сети
Ярослав Умный. Первый князь Руси
Мое имя Офелия
Содержание  
A
A

— Замену? — еще больше удивилась Ирина.-

Вот это новости: начальство зочет от нее избавиться! Ирина лихорадочно припомнила все события последних дней. Чем она могла вызвать недовольство Раласву? Причем до такой степени, чтобы та пожелалараспроститься с негодной сотрудницей. Ничего такого не было, — если не считать историю с мальчиком, сломавшим спину, разумеется. А, и еще были те герои, объевшиеся листьев… Но для увольнения этого же явно недостаточно!

— Я плохо справляюсь со своими обязанностями? — спросила Ирина, нервно растирая пальцы.

Она привыкла к своей работе. Ей нравилось работать в Детском Центре. И как-то не думалось о том, что свою должность она может потерять с такой же легкостью, с какой получила.

…Бог мой, наверное, заведующая уже знает о мухляже с генетической экспертизой Ойнеле! Ирина мгновенно взмокла от липкого ужаса. А ну как сэлиданум уже вызвала сюда отряд штурмовиков Клаверэля барлага, и преступницу прямо сейчас потащат на виселицу?! Ирина живо вообразила себя трупом, повисшим на мерзкой веревке на глазах у всей Анэйвалы. "За пособничество преступным элементам…"

Самое ужасное в том, что бедняжку Ойнеле не пощадят тоже. "По моей вине…"

— Ну, что вы! — мило улыбнулась госпожа сэлиданум. — Вы прекрасно справляетесь. Коллектив отзывается о вас самым что ни на есть доброжелательным образом. Но уже в самом скором времени вы не сможете совмещать учебу с работой в нашем центре.

— Это почему же? — вновь насторожилась начавшая было оживать Ирина.

Сэлиданум совершенно земным манером развела руками:

— Ну как же! Социальная инженерия — очень сложная дисциплина. Она предполагает активную практику с первых же дней обчения… Если, конечно, вы действительно хотите добиться чего-то стоящего в рамках этой профессии. Активная же практика включает в себя длительные командировки на другие планеты Анэйвалы. И даже — в некоторых особых случаях, — за пределы нашей солнечной системы…

Ирина слушала, слушала… Не нравились ей медовые слова Раласву Ди-Тонкэ, совсем не нравились! А уж выражение лица собеседницы… нет, оно, конечно, оставалось ровно-любезным, но Ирина уже попривыкла к кошачьим лицам Оль-Лейран, и теперь достаточно хорошо разбиралась в их мимике. Так вот, выражение, тщательно скрываемое под маской доброжелательности, было… неприятным. По меньшей мере, неприятным! А если честно высказаться, то попросту несчастным и злым. Причем злость адресовалась конкретно именно Ирине всего лишь в третьей своей части. Зато остальные две трети…

Внезапно Ирину накрыло громадным леденящим чувством, которое в первом приближении можно было бы охарактеризовать как "ужас осознания".

И состоял весь этот ужас в том, что Флаггерс, озвучивая во вчерашней беседе бред насчет чувств Арэля Дорхайона, оказался прав.

От начала и до конца!

— Если это так, — сказала Ирина, радуясь своему почти не изменившемуся голосу, — то я буду вынуждена отказаться от обучения.

"А что касается отца моих старших детей — моего, Тьма побери, любовника! — то возобновление наших с ним отношений вас обоих никоим образом не касается!"

Ссора между сэлиданум и ее дочерью, Кмеле, вспыхнула в памяти так ясно, будто случилась вчера. Ну-ка, кто у нас старшие дети Раласву сэлиданум? Знаменитый Фарго, не менее известный Клаверэль барлаг и Бэлен лиданум. Они же, соответственно, дети а-дмори леангроша. То есть, как божий день ясно, кого госпожа заведующая тогда назвала своим любовником.

— Почему? — искренне изумилась Раласву сэлиданум. — Разница между сотрудником Детского Центра и мастером социоинженерии очевидна! Если вы откажетесь, то будете выглядеть очень глупо, если не хуже. Нет, вы не откажетесь. кто в здравом уме и твердой памяти способен отказаться от такого великолепного шанса?

Наконец-то Ирина сумела определить стывшее во взгляде собеседницы ледяное выражение.

Ревность.

— Ну, я-то пока не мастер, — сказала Ирина. — И стану ли им — вопрос еще большой. Я не справлюсь с такой сложной дисциплиной. Это не мое. Если не возражаете, я предпочла бы остаться здесь, в Детском Центре. здесь мне самое место.

"Ревность, и покусай меня сайфлоп, если эта ревность появилась на пустом месте! Иначе б заведующая ни за что не стала с такой настойчивостью меня допрашивать. В самом деле, ей-то какая разница, не такой уж я ценный сотрудник, чтобы сожалеть о моем уходе…"

— Вы все же не решайте сгоряча, — снисходительно проговорила Раласву сэлиданум. — Вначале пройдите собеседование, отменить его письменно вы уже не успеваете, так что придется идти. А потом подумайте и подумайте хорошенько!

— Благодарю, — коротко сказала Ирина. — Я могу идти?

— Можете, — величественно разрешила сэлиданум.

Ирина вышла, постояла какое-то время под дверью, собирая в кучку расползшиеся по извилинам мысли. Потом пошла, медленно, как во сне. Сказать, что ей было плохо, значило не сказать ничего.

Ревность.

" И возникла эта ревность не на пустом месте, будьте уверены!"

А-дмори леангрош дал повод.

А это значит… это значит… Значит, что Флаггерс был прав. Во всем. От начала и до конца.

Внезапно Ирину настиг очередной ужас осознания. Она прислонилась к стене, борясь с приступом сильнейшего головокружения.

"Какой план!" — потрясенно думала она. — "Какой коварный план! Арэль Дорхайон, ну и скотина же ты безрогая!"

План и впрямь казался грандиознейшим. Вначале окружить девицу проверенными людьми. Например, дать ей в качестве социального опекуна историческую личность Клаемь, которой, откровенно говоря, и без того есть чем заняться в а-свериоме, сиречь кабинете министров Анэйвалы. Потом отправить в Детский Центр, под присмотр Раласву Ди-Тонкэ, которая тогда очень "обрадовалась" подарочку. И которая, строго говоря, такую подопечную на виселицу отправить хотела, между прочим! Затем вдобавок науськать звездного сына, чтоб втянул в свой шоу-бизнес, того ради, чтобы означенная девица была под контролем и, упаси Боже, не завела себе какого-нибудь приятеля-бойфренда. А уж учеба на социального инженера!

Ирина представила себе дальнейшее развитие событий с такой ясностью, будто все уже давным-давно стало реальностью. Значит, она, Ирина, учится, а поскольку не знает истинных мотивов, то старается учиться хорошо — по мере своих сил, разумеется. Ей подсовывают какие-нибудь проекты, "обреченные на успех". Парочка удачных дел, и а-дмори леангрош берет себе под крылышко талантливую студентку, поскольку заинтересован в одаренных специалистах. И продолжает развивать ее талант дальше. Поездки по планетам Анэйвалы, поездки по всей Галактике… Студентка проникается мудростью и компетентностью руководителя, начинает испытывать к нему симпатию — а как же тут не начнешь ее испытывать, скажите на милость?! Даже бессловесной скотине известно понятие элементарной благодарности, что уж о живом человеке говорить.

Ну, а потом… Потом, незаметно и ненавязчиво, — по такой же, черт ее дери, схеме! — дойдет дело и до всего остального.

"Какой коварный план! Какой изощренный обман! Ну, уж нет! На собеседование я приду, поскольку и впрямь отменить его по связи уже невозможно. Но будь я проклята, если соглашусь участвовать в этом балагане! Откажусь! И если уж после этого Арэль Дорхайон прибежит ко мне и потребует объяснений, я выскажу ему в лицо все, что думаю о нем самом вообще и его методах в частности!"

Ирина отклеилась от стены и поспешила к выходу — времени оставалось очень немного.

Она торопилась и потому решила срезать дорогу через парк, но даже при самом оптимистичном раскладе успевала появиться лишь в самый последний момент, ни секундой раньше. Ирина не любила опаздывать. В этом всегда было что-то унизительное, ей казалось, что собеседник вправе подумать о ней нечто нехорошее. В любом случае, опоздание на заранее условленную встречу, — не самый лучший способ оставить по себе хорошее впечатление. Лучше раньше явиться и подождать какое-то время, чем оправдываться, бормоча жалкие извинения.

60
{"b":"270156","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пятая колонна. Made in USA
Любовь по рецепту
Ежевичная зима
Хроники Максима Волгина
Без грима. Избранное. Новое
Девушка в лабиринте
Дневник блондинки
После ссоры
Искажающие реальность 4