ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Заложница чужих желаний
Если с ребенком трудно
Я знаю, кто ты
Размышления мистика. Ответы на все вопросы
Авантюра
Некоторые не попадут в ад
Брат болотного края
Драконья традиция
Разводы (сборник)
Содержание  
A
A

"Я у него в долгу. Вся Анэйвала у него в долгу. И каждый честный гражданин скажет вам то же самое. Вы просто не представляете, что здесь творилось при прежнем а-дмори леангроше! Надо сказать, Тьма забрала старого маразматика очень вовремя. Год-другой, и по нашим планетам прошлась бы термоядерная буря всеобщей войны. Этого не случилось благодаря одному — единственному человеку. Которого вы сдуру обвинили в покровительстве преступникам!"

Ирина вздохнула. Откуда ж ей было знать все местные проблемы? Оказывается, социальная инженерия — это не просто теория управления, политика и экономика в одном флаконе. Это искусство, в котором встречаются и бездари и таланты. Примирить четыре озлобленные друг на друга расы, навести порядок в целой солнечной системе с кучей планет всего за несколько лет мог только гений. Неудивительно, что его тут едва ли не на руках носят.

Ну-ка, сколько у нас несчастную Россию реформируют, лет двадцать уже? А если со времен Петра I считать, то — мама дорогая! — три столетия с хвостиком. Здесь же, пожалуйста, явился специалист и за неполный десяток лет все устроил. Вот бы его на Землю пригласить, сразу жизнь малиной станет… Н-да.

Только вначале Землю надо еще отыскать.

Наутро в палату пришла Клаемь.

— Бэлен лиданум вас отпускает, — сказала она, перекидывая Ирине блестящий пакет. — Переоденьтесь.

Ирина развернула шелестящую упаковку. Серый брючный костюм из тяжелой шелковистой ткани, серая рубашка, белье, мягкие тапочки-чешки… Очень даже неплохая одежка. Ирина начала одеваться.

— А куда вы меня отвезете?

— Пока вы поживете рядом со мной, — объяснила Клаемь. — Так мне легче будет за вами присматривать. Чтобы вы снова не собрали бы себе неприятностей. Вы еще совсем ничего не знаете о нашем мире, госпожа Исмуратова, и можете попасть в неприятную ситуацию, а расхлебывать последствия придется мне. Понимаете?

Ирина кивнула. Чего уж тут не понять!

— Клаемь, пожалуйста, не называйте меня госпожой, мне неудобно, — попросила она. — Лучше зовите просто по имени, Ириной.

— Хорошо. Кроме того, у меня есть для вас неплохая работа.

— Какая работа? — заинтересовалась Ирина.

Она уже задумывалась над тем, что делать и как жить дальше. Не будут же ее вечно держать на государственном довольствии, верно?

— Объясню на месте. Вам понравится. Готовы? Пойдемте.

Они вышли в коридор, и зеркальный лифт доставил их на нижний уровень. Клаемь уверенно направилась к тому, что Ирина назвала про себя автомобильной стоянкой. Это и вправду была стоянка, но находившееся на ней штуковины даже внешне не напоминали привычный транспорт. Небольшие круглые площадки метра два в диаметре, плоские и пустые. Приглядевшись, Ирина увидела, что все они парят над землей в нескольких сантиметрах от короткой серебристой травы.

Клаемь поднялась на одну из площадок и уселась прямо на пол. Ирина последовала ее примеру. Пол вопреки ожиданиям оказался мягким и теплым.

— Синий сектор, красно-зеленый уровень, серый тупик, — скомандовала Клаемь, и площадка рванула с места на дикой скорости.

Ирина слабо пискнула, в испуге зажмуривая глаза.

— Затемнение, — сжалилась над своей подопечной Клаемь.

Над площадкой бесшумно соткался серебристо-синий полупрозрачный купол. Движение не ощущалось совершенно. Хотя если судить по тому, как проносились мимо городские здания, скорость была сумасшедшей.

— Так лучше?

— Да-а, — с облегчением выдохнула Ирина. — Спасибо!

— В черте города всеми перемещениями ведает Служба Транспортный Контроля. Нужно только правильно назвать код, и тант доставит вас в любую точку. Позже я объясню вам, как пользоваться картой. Все, приехали.

Купол растаял. Площадка приземлилась на стоянке в небольшом тупичке. Ирина поняла, почему тупик назывался серым. По декоративным решеткам вились лианоподобные растения с серебристой листвой и огромными серыми блюдцами цветов. В нос ударил приторный аромат корицы. За решетками открывалась бездна. Ирина находилась явно не на первом этаже. И даже не на десятом.

— Весь серый уровень принадлежит нам, — пояснила Клаемь. — Выделить вам жилой блок не составило труда. Вот вход в вашу квартиру…

Ирину давно уже занимал подозрительный шорох над головой. Подняв голову, она остолбенела от ужаса. На декоративной решетке, цепляясь за одеревеневшие стволики лиан, раскачивался годовалый ребенок.

— Ой, мама! — испуганно вскрикнула Ирина, когда малыш едва не свалился в пропасть по ту сторону решетки. Клаемь отреагировала быстрее. Она подпрыгнула и схватила шалуна за ножку. Тот успел вцепиться в решетку и, естественно, ободрал ручки. Поднялся оглушительный рев, по уровню децибел сравнимый лишь с воем турбин идущего на форсаже истребителя. Причем, как поняла Ирина, орали не столько от боли, сколько от того, что шалость не удалась как следует.

Клаемь прижимала к себе вопящего малыша, и лицо у нее стало совсем бледным от испуга. Ирина поспешила на помощь.

— Ну, чего орешь? — строго обратилась она к ребенку. — По попе хочешь получить? Сейчас получишь!

Малыш удивленно замолчал, обдумывая неожиданную угрозу.

Это явно был ребенок расы Оль-Лейран. Крошечные кошачьи ушки говорили сами за себя.

— А где же твой папа? — продолжала расспрашивать Ирина.

— Здесь я, — донесся из-за решеток грустный голос.

Ирина широко распахнула глаза. Этого мужчину она уже видела! В больнице на голографическом экране. Перед ней стоял не кто иной, как знаменитый певец Фарго собственной персоной. Ошибиться было невозможно. Радужные волосы, повязка на глазах, голос…

— Сбежала, — объяснил он, имея в виду ребенка. — То есть, сползла. И только посмотрите, — он обиженно показал тоненькую ленту, издававшую тонкий, на пределе слуха, писк. — Отцепила! Так что пока я не услышал крик…

— Хвала всем светлым силам, вовремя я вернулась! — сказала Клаемь, переводя дух. — Как же она маячок сумела снять?

— Хм. Полагаю, об этом у нее спросить не помешает. Шалунья, — добавил он с нежностью, удивительно точным жестом касаясь головки ребенка.

Девчушка открыла рот и завопила по новой.

"Так вот про какую работу говорила Клаемь", — подумала Ирина. — "Она что, серьезно?! Доверить свое дитя Бог знает кому! Я бы на их месте — так ни за что…"

Клаемь прошла в квартиру и опустила вопящего ребенка в манежик. Манеж был примечателен отсутствием стенок, его границы были отмечены лишь тоненькой красной чертой на полу. Но как только ребенок оказался внутри, черта вспыхнула голубым. Воздух над ней слегка помутнел, образовывая еле видимую глазу тонкую стенку в метр высотой. Какое-то поле? Ирина и про такое где-то тоже читала. Цивилизация, что тут скажешь!

Девочка перестала наконец вопить и занялась ближайшей игрушкой. Все вздохнули с облегчением.

— Извините, я вас не познакомила, — сказала Клаемь. — Это Фаргэль Дорхайон, мой супруг. А это Ирина Исмуратова.

— Рад знакомству, — улыбнулся Фарго. Улыбка у него была замечательная, очень добрая и искренняя. Похоже, он и впрямь радовался новому знакомству.

— Ирина, вы, наверное, уже догадались, какую работу мы хотим вам предложить… — начала Клаемь.

— Нам отчаянно нужна ваша помощь, — пояснил Фарго.

— И вы доверите мне своего ребенка? — недоверчиво спросила Ирина. — Мне?! Вы ж меня совсем не знаете!

— У нас есть причины не обращаться в Службу занятости, — пояснила Клаемь.

— Моя известность, будь она неладна, — с досадой сказал Фарго. — Все эти девицы и женщины и даже парни все время пытаются со мной заигрывать, а меня это сильно раздражает.

— Приводит в бешенство, ты хочешь сказать, — заметила Клаемь.

— Ну да. К тому же мне предстоит длительная поездка по планетам Анэйвалы. Срывать концерты в очередной раз я уже не имею права. А брать с собой такого маленького ребенка слишком неразумно. Самому нянька нужна.

Последние слова были сказаны с веселой иронией, что вызывало невольное уважение. Не каждый способен смеяться над собой. Особенно над собственным увечьем.

7
{"b":"270156","o":1}