ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Полная книга по астрологии: простой способ узнать будущее
Байки из грота. 50 историй из жизни древних людей
Медитации к Силе подсознания
Думай медленно… Решай быстро
AC/DC. В аду мне нравится больше. Биография группы от Мика Уолла
Искажающие реальность-3
Застолье Петра Вайля
Зов из могилы
Искажающие реальность 4

альный талант так, как это ему удавалось сделать в таких спектаклях,

как «На золотом дне». Существует такое клише - барона в «На дне»

надо играть как Качалов. И правда, сколько я не видел баронов на сцене,

Вахтанговец. Николай Гриценко - _12.jpg

Николай Гриценко

Вахтанговец. Николай Гриценко - _13.jpg

«Принцесса Турандот». Бригелла -

Михаил Ульянов, Тарталья -

Николай Гриценко,

Панталоне - Юрий Яковлев,

Труффальдино - Максим Греков

все были как Качалов. Так вот: после того, как Гриценко сыграл Моло­

кова, по-другому его уже играть нельзя. Хотя, так как Гриценко, не сы­

грать никому.

Он был какой-то не приспособленный к жизни, неприкаянный. Почти

всегда было видно, кто его окружает. К сожалению, в последнее вре­

мя вокруг него собиралась какая-то малопочтенная компания. Как ска­

зать, как он играл? Вот я не видел со стороны, но я был с ним на сцене.

Как он играл Мышкина в «Идиоте»? Ведь, в сущности, он - крестьянин,

Вахтанговец. Николай Гриценко - _14.jpg

плебей, играл нежного, неприспособленного к суровой жизни князя так,

что все до сих пор не могут забыть и я в том числе, находившийся с ним

рядом на сцене. Он мог играть все сословия, всех типажей. Какой он был

Каренин в фильме «Анна Каренина» - замечательная, хотя для кого-то

и спорная фигура. Эта работа не дала ему популярности, но теперь,

вспоминая его Каренина, я вижу трагическую, сломленную, какую-то

механическую личность. Какая у него была пластика! И это было дано

ему природой, ведь специально он не занимался движением, и пластика

33

Вахтанговец. Николай Гриценко - _15.jpg

была гениальной. К сожалению, конец 60-х и начало 70-х годов были

годами скудного репертуара в нашем театре и ему нечего было играть,

негде было развернуться его таланту и поэтому он готов был растра­

чивать его в самых заурядных ролях. Например, в спектакле «Память

сердца» он играл старого актера, так он там выучил партию концерти­

но, партию гитары. А недавно мне рассказывал композитор Лев Солин,

что Гриценко попросил его вставить в музыкальную партитуру барабан,

и он выучит партию барабана, но Солин должен это сказать режиссеру,

что барабан необходим, т.к., если попросит Гриценко, то ему откажут.

Вы понимаете какой это был артист. Ведь он не умом, а только своей

гениальной интуицией постиг Вахтанговскую школу. Боже мой, как он

играл Олеко Дундича! Ведь его герой был веселым, по-детски упоенным

убийцей. Ему доставляла такое удовольствие возможность убивать,

резать, скакать, расправляться со своими врагами и у него было такое

счастливое лицо от всего этого лихого ужаса, что оторопь брала. А ведь

Олеко Дундич, действительно, был рубаха парень.

Николай Олимпиевич был смешным человеком. Как-то мы были

на гастролях в Воронеже и Николай Олимпиевич рассказывал нам,

как он был влюблен в одну даму. Я заходился он хохота, при том, что

он все это показывал нам, играл какой-то им сочиненный спектакль.

Можно много говорить о Николае Олимпиевиче, но все равно всего не

расскажешь. Он интуитивно чувствовал вахтанговскую школу, вахтан­

говский метод. Вахтанговская школа, это не два прихлопа, три притопа,

это не только легкость, не песни и танцы. Ведь в творчестве Гриценко

всегда присутствовал трагизм, даже в его солнечной легкости. Сам Вах­

тангов воспринимал мир очень сложно, многообразно, мы не должны

воспринимать его только сквозь призму «Принцессы Турандот», Вах­

тангов по сути своей трагический художник, которого волновала слож­

ная революционная ситуация. Он много анализировал, что-то отвергал,

что-то подвергал сомнению. Недаром, он дважды ставил «Чудо святого

Антония». Что, не было других пьес? Но, видимо, его что-то мучило,

не удовлетворяло. Мы сами не должны относиться к своему основате­

лю только как режиссеру «Принцессы Турандот». Это был трагический

художник. И гениальный Гриценко, может быть, был лучшим вахтан­

говским актером. Я не говорю о режиссерах, о Рубене Николаевиче Си­

монове. Кстати, Рубен Николаевич был более легким, открытым акте­

ром, светлым. Гриценко сложнее воспринимал мир. Гриценко прожил

свою жизнь странную и трагическую в нашем, вахтанговском театре,

и мы гордимся этим!

Михаил Ульянов

***

Николаи Гриценко был красив, талантлив интересен в каждой роли

и неожидан не только для зрителей, но и для коллег.

Поздно закончив училище, он в 28 лет пришел на сцену Вахтанговско­

го театра. На дипломном спектакле ему аплодировал сам Борис Щукин,

а комиссия поставила наивысший балл «5 с плюсом». Стал народным ар­

тистом СССР, ярчайшей звездой вахтанговской плеяды. Так и видится

жизнь красивая, роскошная, пышные букеты, лавровые венки...

Но спутником его жизни было одиночество...

Однажды ко мне в дом ворвалась шумная компания актерской братии.

Было весело, пили чай и не только чай. Гриценко подошел к фотографиям,

висевшим на стене, и долго-долго рассматривал портрет Чарли Чаплина.

Я, не долго думая, снял и подарил ему этот снимок. Он очень растрогался

и попросил что-нибудь написать. Я и написал: «Николай Олимпиевич!

Вы для меня в жизни и в искусстве как Чарли Чаплин, а, может быть,

выше». Я знаю: прочтя эти строчки кто-то (я даже знаю, кто) скажет:

«Ну, это уж чересчур. Кацынский, наверное, много чаю выпил». Но я, дей­

ствительно, так думал. Однажды из-за какой-то ерунды мы поссорились,

и Гриценко вдруг сказал: «Толя, а та фотография Чаплина висит у меня

дома на стене». Я вспомнил слова, которые написал, мне стало стыдно,

и мы помирились.

Мы играли с ним в «Принцессе Турандот». Он играл Тарталью.

Когда-то давно в спектакле «Фельдмаршал Кутузов» Николай Охлопков

собрал всех мужчин, включая пожарников, рабочих сцены, одел их в фор­

му солдат 1812 года и выпустил из правой кулисы в левую. И вдруг из ле­

вой кулисы появился солдат, весь перебинтованный, и пошел, опираясь

на ружье, навстречу всему потоку. Это Николай Олимпиевич выступил

как «Сам себе режиссер». «Оставим этот эпизод», - обрадовался Охлоп­

ков. Позже в рецензиях говорилось, что в образе, созданном Гриценко, от­

разилась вся армия 1812 года. А много позже в телефильме «Семнадцать

мгновений весны» он сыграл небольшую роль немецкого генерала и кри­

тики написали, что он явился олицетворением всей немецкой армии.

А какой это был князь Мышкин в «Идиоте»! Эта роль прославила

в Ленинграде Смоктуновского, но я был свидетелем, как Иннокентий Ми­

хайлович, опершись на край ложи, глаз не мог отвести от Гриценко. А тот

играл князя Мышкина на грани срыва голоса. Казалось, сама душа князя,

натянувшись, как струна, звенит, вот-вот оборвется. Некоторые считали,

что так в жизни не разговаривают, но ведь и по улице не ходят «елочкой»,

как ходил маленький человечек, герой Чаплина.

В старом фильме-трилогии «Хождение по мукам» Гриценко играл

Вадима Рощина. Ну скажите, как мог человек из простой семьи сыграть

6
{"b":"270158","o":1}