ЛитМир - Электронная Библиотека

Но для боевого клинка требуется иное. Не уют домашнего очага, — свирепый разгул сбросивших оковы стихий.

…Ярость лесного пожара, гнев восставшего от тысячелетнего сна вулкана, слепящий росчерк молнии, мощь урагана, набравшего разгон…

Долг любого воина-мага — служить и защищать.

Служить Человечеству.

Защищать мир, — даже и ценой собственной жизни, если потребуется.

И позор тому, кто разменивает свой дар и свое призвание на сиюминутные "радости" жизни!

Мне никогда не быть воином. Не потому, что девчонка. Ко мне немало девушек за боевыми артефактами наведывается, причем таких, что любого парня за пояс заткнут. Со временем я, может, и сравнялась бы с ними. Если бы по-прежнему был со мной рядом наставник…

Но теперь воином мне не быть уже никогда. По многим причинам. И самая главная вон она, на пороге только что нарисовалась. И хоть бы один колокольчик брякнул!

Верховный аль-нданн Накеормайского Предела, сам Баирну собственной персоной. Вспомни про него, тут же и появится…

Врать не буду, не больно я радовалась, когда он надумал меня в ученицы взять. Я ведь перед этим с ним крупно повздорила.

До сих пор коленки слабеют, как вспомню. Хватило же дерзости рот раскрыть на самого Верховного! Причем на храмовой площади, считай, перед всем городом, толпа тогда собралась изрядная.

А что было делать? Молчать, как все молчали? Да как же молчать, если отправляют на казнь невиновного?!

Слов нет, обидно в людях разочаровываться. В голове до сих пор не укладывается, как это аль-нданн Баирну оказался способен даже не на подлость, — на дикую глупость, совершенно не соизмеримую с его мудростью и рангом!

Первое время я — да и весь город тоже, если честно! — ждала, что он мне припомнит. Но Баирну сумел обуздать свою ярость, тем более, что он действительно был не прав! Мне тоже, хвала Изначальным Силам, достало ума не нарываться по новой. На том все и закончилось.

А учителем Баирну оказался превосходным. Я за последние полгода о магии узнала больше, чем за всю свою жизнь.

…Так вот посмотришь на него, — с виду ничего особенного. Невысокий, худощавый, курносый, с точками веснушек возле глаз. Светлые, с рыжиной, волосы собраны в тощий пучок на затылке. Лицо гладкое, без морщин, — лишенное возраста лицо высшего мага. Но все недостатки внешнего облика с лихвой перекрывала аура.

Громадная аура неукротимой Силы, с расстояния вгонявшая в трепет даже непосвященных. Казалось, сам Свет сошел в наш мир в человеческом обличье…

Я по первости пугалась до одури. Как Баирну в мою сторону посмотрит, так в голове сразу темнеет, и вот уже до потери сознания недалеко.

Потом малость попривыкла, конечно. Научилась переносить его взгляды спокойно, а один раз вон, даже против его воли восстать посмела. И ничего, — не съел он меня, не порвал на части… хотя многие, — и я в том числе! — ожидали именно этого.

Правду сказать, за последние полгода я успела узнать получше своего учителя. И понять, что не такой уж он страшный, каким с виду кажется. Да люди сами на его счет много чего лишнего выдумывают! А потом верят придуманному и боятся своих же собственных домыслов. Самому же Баирну все равно, кто и что про него говорит и, тем более, думает.

Да. Будь я Хранителем Вершины Света и величайшим магом из всех, какие рождались до сих пор в Первом мире, мне это тоже было бы без разницы…

… Странная же штука у нас получается. Обычное кольцо-браслет из тонкой стали. А как хитро переплелись в нем Высшие Силы! Магическая сущность кольца изменилась коренным образом. Этакий бублик с повидлом, если можно так выразиться. Повидло — Свет в чистом виде, причем концентрация просто ужасающая. Полгорода снесет, если вдруг что. А тесто, стенки то есть, сплетены из всех трех Высших Сил разом, и это уже моя работа, впору гордиться. Понятно теперь, почему Верховный ко мне пришел. Чтобы вот так всю Триаду Высших Сил в один артефакт упихать, это сразу троих магов надо.

Ну или одного такого, как я. Которому не пойми с какого перепугу все три Высшие Силы одновременно подвластны.

Не нравится мне этот артефакт! Крепко не нравится. Что с живым человеком станется, если защелкнуть на его шее такое вот колечко? То-то и оно.

Отваживаюсь на прямой взгляд. Что бы ты ни задумал, учитель, не делай этого. Не будет добра!

Верховный аль-нданн — человек на редкость молчаливый. Кто его знает почему. То ли родился таким, то ли со временем говорить ему надоело. На моей памяти он пользовался голосом всего один-единственный раз, и это было очень давно.

Но поток слов у иного человека порой менее информативен, чем молчание Баирну!

В его ответном взгляде было все. Учитель принимал мою тревогу и понимал ее, и сам знал, что творит нехорошее, но выбора другого не было, так было надо, и не мне, несмышленной ученице, вмешиваться…

Мы еще два кольца сделали, поменьше размером. И сказать, что я против совести аль-нданну подчинилась, значит, ничего не сказать! Вот только кому мои чувства нужны были?

А восстать, как в прошлый раз, не хватило духу. В конце-концов! Тогда я наставника защищала, а сейчас за кого вступаться? Артефакт не нравится, ну так и что с того, подумаешь. Откуда мне знать, что Баирну задумал? Может, ему без этих браслетов не выжить там, куда он собирается…

Последнее дело — по Междумирью в одиночку разгуливать. Однажды он едва не сгинул там, в пустынных владениях Сумрака. Но та беда ничему его не научила. Никто ему в нашем мире не указ, вот и делает, что хочет. Впрочем, посмотрела бы я на смельчака, который попытается запретить Верховному аль-нданну хоть что-нибудь!

Ушел Верховный. А я осталась сидеть за своим столиком. Вставать не хотелось совершенно. Плохой покуда из меня маг. Не могу долго работать. Ведь смех один, что сегодня-то получилось: один меч да три кольца. Кольца, правда, слишком уж легкой работой не назовешь. Но все равно… Как голова болит, надо же… Ничего. Сейчас ко мне придут… попрошу горячего принести. Эх, заранее надо было рядом хоть кувшин с отваром поставить!

Но кто знал, что Баирну именно сегодня появится? Никогда заранее не угадаешь, когда, что и в какой именно миг ему понадобится.

Перезвон колокольчиков. Кто-то пришел… нет, сегодня мне артефактами уже не заниматься. Если снова заказ, так подождет до утра…

Нет, это пришел давешний аль-воин. Молча киваю ему на стойку, где лежит его меч. Разговаривать с ним не хочу. Да и незачем, если вдуматься. Кто он мне, сват, брат? И я ему тоже никто. Странно только, что он мне совсем-совсем незнаком. За эти полгода я многих успела уже в лицо запомнить. А этого в первый раз вижу. Ну да что мне с того. Мало ли во всем нашем Пределе аль-воинов?

Он потянул клинок из ножен, проверяя работу. Сразу видно подлинного мастера! Меч в его руках жил опасной хищной жизнью. Под такой удар шею не подставляй, враз без головы останешься.

— Чем платить тебе, мастерица? — налюбовавшись клинком, поинтересовался мастер.

Свет не может брать, не отдавая ничего взамен. Такова природа этой Силы. Простому, мало понимающему в магических делах, человеку дозволено жить в неведении, нарушая правила собственной сущности. У маленького человека и нарушения маленькие, без серьезных последствий. А боевому магу приходится считаться с любой мелочью. Плата мастеру за хорошую работу — это не мелочь. Это так аукнуться может, что лучше уж заплатить, сколько попросят. Дешевле обойдется!

Что мне с него взять? Деньги? Таким, как я, умельцам на храмовой службе, они не особенно и нужны. И так все есть, чего душа пожелает.

Ну, почти все…

— Принеси зёрен дайсо, — говорю.

Лицо аль-воина вытянулось в непритворном испуге:

— Это ж дурман!

Сама знаю, что дурман. Но объясняться не хотелось совершенно. Я и промолчала.

— Лучше я тебе так заплачу! — зло говорит он. — Деньгами!

— Плати, — пожимаю плечами.

2
{"b":"270166","o":1}