ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У лестницы стояли и спорили две женщины: одна сухая, пожилая, высокая дама, исполненная аристократического достоинства, другая больше всего напоминала тощего подростка; она была невысокой, неряшливо и нелепо одетой, в кепке козырьком назад и старых-престарых космических ботинках со стертыми носками. Сразу создавалось впечатление, что тощая своими ботинками усердно пинала кого-то под увесистый, надо думать, зад, а потом сохранила обувь в память о той исторической победе.

— И знать ничего не хочу! — повторила тощая, визгливый голос принадлежал именно ей. — Вы мне обязаны! В конце концов это случилось по вине Вашего Центра! Я не намерена еще раз отваливать бешеные деньги за очередной летальный исход!

— Мы уже объясняли тебе, Тина, — устало говорила пожилая. — Твой случай — вина генетических лабораторий "Клонэйда". Наш Центр не несет ответственности за неудачное генетическое конструирование.

— Ах, вот как! Ну, тогда я отправлюсь в лаборатории "Клонэйда"! Я им устрою. До самого Ольмезовского доберусь, если понадобится! Знать будут в следующий раз на ком опыты свои долбаные ставить!

— Тина, — мягко, убеждающе говорила пожилая, — ты ведь подписывала одноразовый контракт! Ты сама выбрала последнюю модификацию, хотя я, насколько ты помнишь, советовала тебе за новинками не гнаться. С юридической точки зрения нет у тебя никаких шансов открыть иск. Тебя не станут даже слушать.

— Посмотрим! — агрессивно заявила тощая.

Именно она первой заметила Манфреда, поскольку стояла к нему лицом.

— О! — сказала она. — Это еще что за чудо?

Фредди сильно не понравились ни эти слова, ни то, как они были сказаны. Тощая Тина вообще производила неприятнейшее впечатление.

— Добрый день, Маргарита Вадимовна, — поздоровался Фредди с пожилой женщиной.

Он знал ее. Профессор Аринова была ведущим эмбриологом Репродукционного Центра, в котором мальчик налаживал программное обеспечение искутов последней модели.

— Добрый день, Фредди, — отозвалась Аринова, явно радуясь неожиданной возможности отложить неприятный разговор. — Спой нам, Фредди.

— По такой погоде! — фыркнула Тина, но взгляд Маргариты Вадимовны заставил ее замолчать.

Только теперь Фредди заметил значки ее паранорм: третий телепатический ранг, адаптацию к перегрузкам и голубые полосы мастер-пилота межзвездных рейсов. У самой Ариновой был второй ранг. "Кто же она такая, эта Тина?" — растерянно подумал он. Наверняка она старше своей внешности раза в полтора. Как хочешь, но в четырнадцать лет мастер-пилота получить невозможно: в летную школу берут только с восемнадцати и учат там четыре года. К тому же еще ни одному свежеиспеченному выпускнику не присваивали сразу мастера. Впрочем, Фредди всегда плохо определял возраст. Может быть, Тина и в самом деле была старше своей внешности.

— А что спеть? — спросил он у Маргариты Вадимовны.

— "Зеленые холмы Земли", знаешь? — встряла Тина. Это был неофициальный гимн всех пилотов.

Фредди вынул синтезатор, с которым никогда не расставался, только тогда, когда профессор Аринова одобрительно кивнула ему.

Идти на поводу у тощей нахалки он не собирался.

Он положил прибор на парапет, мокрый и скользкий, включил голографическую клавиатуру. Пальцы послушно затанцевали в воздухе…

Но в рождающейся мелодии все равно не хватало какой-то, пусть, может быть, и небольшой, но очень важной части.

Последний куплет Фредди сочинил сам. Говорилось в нем о нынешней Терре, разрушенной и загаженной, отданной Чужим для каких-то известным лишь им целей; сами они утверждали, что изучают физические процессы распада пространства, идущие в Провалах. Лично Фредди им не верил. Зачем строить столько городов для научных исследований? Что-то добывали они в тех Провалах, жизненно им необходимое. Знать бы вот только — что? И каким образом?

— Занятно, — сказала тощая Тина, когда Фредди замолчал. — Последний куплет сам дописал? Просто здорово, молодец. "Мы восстанем из пепла, мы будем жить снова… Придет к нам новая весна… " — передразнила она. — Ты сам-то на Терре бывал, дитя? Там долго еще волков морозить хорошо будет… до весны никто из нас не доживет, — сказав так, она грубо выругалась и плюнула в океан.

— Не ругайся, — сказал ей Фредди, испытывая очень неприятные чувства.

— А то что? — нагло поинтересовалась она.

— А то я не буду тебя уважать, — серьезно сказал Фредди..

— Да пошел ты… со своим уважением! Больно оно мне надо, — Тина отвернулась и стала смотреть в небо, часто моргая.

Не будь Фредди так возмущен ее поведением, он бы подумал, что тощая плачет.

— Не обижайся на Тину, Фредди, — примирительно сказала госпожа Аринова. — Сегодня она потеряла ребенка…

— По вашей вине! — взвизгнула Тина. — Мне теперь все начинать сначала! Все эти мерзкие медицинские тесты; ненавижу врачей-гинекологов! А кстати, — она прищурилась, разглядывая Фредди так, как обычно разглядывают яблоки на сельской ярмарке — уж не червивые ли ненароком? — Кстати, о началах, — повторила Тина. — Этот парень мне нравится.

Фредди не сразу понял, о ком это, собственно, идет речь. Потом сообразил и сразу же обозлился.

— Уж если платить, так знать за что! Я хочу воспользоваться генами этого парнишки. Пусть у моего сына будет такой же чудесный голос.

— Что-о?! — Фредди в изумлении воззризлся на тощую. В своем ли она уме? — А я, может, не хочу предоставлять свой геном тебе!

— А мне плевать! Хочешь ты там или нет, кого это волнует?

— Я тебе ничего не отдам! — продолжал возмущаться Фредди. — Я ни за что не стану… как это? Спать с тобой, вот! Я не буду спать с тобой!

Тощая его высмеяла:

— Мне в рейс через две недели. Соображай сам: куда мне беременеть? Я воспользуюсь искутом. А раз уж ты лечишься здесь, то твои образцы должны храниться в банке. Так что твое не-согласие не имеет никакого значения.

— О чем это она? — возмущенно обратился Фредди к профессору Ариновой, удивляясь, почему же она не вмешивается в разговор, не ставит наглую Тину на место. Тьфу, и имя-то какое… болотное!

— Видишь ли, Фредди, минута времени перворангового целителя, да еще такого известного, как доктор ди Сола или дочь ее Эллен, стоит дорого, — очень неохотно объяснила профессор Аринова. — Но, поскольку эпидемический порог по алой лихорадке превышен, госпиталь не имеет права отказывать в приеме на лечение. Только здесь существуют все необходимые условия: новейшее оборудование, высококвалифицированные специалисты. А чтобы компенсировать затраты, каждому из малоимущих пациентов предоставляют контракт от "Клонэйда". Половым путем алая лихорадка не передается, а услуги репликационных банков стоят недешево. Треть суммы, оплачиваемой за каждый образец твоей ткани из репликационного банка, достается "Клонэйду", а две трети расходуются на твои лечение и содержание в стенах госпиталя.

31
{"b":"270167","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Системное мышление 2019
Готовим для детей от 6 месяцев до 3 лет
Ах, как хочется жить… в Кремле
Пятый факультет. Академия Сиятельных
#МАМАмания. Забавные заметки из жизни современной мамы. Книга-дневник
Благие знамения
Метро 2035: Преданный пес
Дофамин: самый нужный гормон. Как молекула управляет человеком
Пёс по имени Мани