ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все с той же синхронностью обе целительницы особым образом отряхнули руки и безжалостно вонзили пальцы в окровавленную голову воина.

Сеанс исцеления начался.

Орнари смотрел.

Первое время изменений в состоянии пациента не появлялось никаких.

А затем… Под струящимся с пальцев целительниц светом начали затягиваться и исчезать раны, рассасываться кровоподтеки. И выглядело подлинным чудом, хотя Орнари знал, что ничего сверхъестественного в том не было. Психокинетическое электромагнитное поле, телепатия, генетически измененная кожа, воспринимающая и испускающая по желанию хозяйки инфракрасное и в малых дозах даже рентгеновское излучение, плюс надлежащее обучение и годы практики. Но для стороннего наблюдателя выглядело происходящее настоящим чудом.

Окутывающий женщин свет был лишь побочным и наиболее безобидным проявлением психокинетической части их паранормы.

Операция, ввиду сложности, длилась почти час — по терранскому времени.

Свет погас — резко, будто выключили его. Джейни открыла глаза и пошатнулась, ей пришлось вцепиться в край операционного стола, чтобы не упасть. Эллен поддержала ее. Слепая, она прекрасно ориентировалась в помещении, всегда зная, что и как ее окружает.

Джейни мягко высвободилась из рук приемной дочери. Разговор между ними по-прежнему шел телепатический, однако по хмурому, недовольному лицу Эллен можно было понять, что она за что-то выговаривает своей приемной матери и наставнице. Лицо Джейни оставалось невозмутимым, как всегда.

— Вот и все, — сказала Джейни, обращаясь к Ми-Грайону. — Теперь он будет спать около суток, а очнется вполне здоровым.

— Последствия травмы? — спросил Орнари.

— Физических — никаких. А что касается изменений в психике, сейчас сложно сказать. Но центры памяти были задеты. Не исключена кратковременная амнезия.

— Иными словами, он не вспомнит тех, кто напал на нас… Жаль. Я-то надеялся на его отлично тренированную память воина.

— А сами вы что-нибудь помните?

— Ну… Это были Тойвальшены. Кому ж еще? Только они. Кстати, я просил бы вас пока не сообщать никуда о том, что я выжил… это реально?

— Знание ушло в инфосферу, — поджав губы, отвечала Джейни. — Но… Природа инфосферы такова, что если ты не в состоянии задать правильный вопрос, то не слишком правильным будет и ответ. Какое-то время вас будут считать мертвым. От двух до пяти суток приблизительно при неблагоприятном исходе. Как использовать это время, решайте сами.

— Я решу, — пообещал Орнари.

А что дальше было, он не помнил совсем. Кажется у него закружилась голова, и кажется даже, что он упал. Очнулся уже в знакомой комнате-палате, совершенно один.

Постельный режим, н-да. Никто ведь и в самом деле не просил его нарушать.

Но Довольно быстро снова наскучило ему бездеятельно лежать в постели. Орнари поднялся — и обнаружил, что чувствует себя очень даже неплохо. Не так плохо, как полагалось бы пережившему ночное купание в штормовом океане.

Он прошелся по комнате, с любопытством рассматривая картины и мебель. Не похоже на больничную палату. Скорее всего, это был номер повышенной комфортности в гостинице при клинике.

Орнари осторожно толкнул стеклянную дверцу, ведущую на балкон. Балкон был частично застеклен; закрытая часть превращена была в зимний сад, открытая же предоставлена была всем ветрам, и в теплый сезон наверняка располагались здесь столик и плетеные кресла. Ну, а сейчас не было там ничего подобного.

Орнари вышел наружу.

Порыв холодного ветра ударил в лицо, заставив на миг задохнуться, миллионами крохотных иголочек холода впился в нежное после сна тело.

Но о холоде пришлось забыть: Орнари увидел вдруг Лэркен Тойвальшен. Барлума шла по дорожке, направляясь к центральным дверям клиники. Конечно же, она увидела свою несостоявшуюся жертву! Орнари вежливо улыбнулся давнему врагу.

— Будьте достойны деяний своих предков, — приветствовала его Тойвальшен церемонной фразой формальной вежливости.

— И вы, — отвечал ей Орнари, — достойны будьте тоже.

Номер располагался на втором этаже, и потому они могли разговаривать свободно, не напрягая глотки.

— Рада видеть вас в добром здравии, — продолжала Тойвальшен. — Я слышала, вы погибли прошлой ночью.

— Да нет, я жив, как видите. И спутник мой жив тоже.

— И я тому искренне рада.

— Неужели?

— Ваша ирония неуместна, Ми-Грайон а'дмори, — сказала она. — Что значит "неужели"?

— Не разыгрывайте невинность, барлума! Разве не ваши воины по вашему же приказу пытались в непогоду утопить меня в океане?

— О каких воинах вы говорите?

— Наверное, о тех, чьи тела сегодня поутру выловили в морской гавани Кавинтайна терране. Лишние свидетели в таких делах убираются всегда. Хватит отпираться! Вы пытались меня убить, и мы оба это знаем.

— Ми-Грайон а'дмори, зачем мне посылать кого-то убивать вас? — с искренним изумлением спросила Лэркен барлума. — Если б я хотела вашей смерти, я бы организовала ее сама лично! С превеликим удовольствием, заметьте.

— То есть, вы хотите сказать, что на самом деле не желали мне смерти? — недоверчиво спросил Орнари.

— Именно так, — согласно кивнула она.

— Но тогда почему ваши воины напали на меня?

— А вот этого я не знаю. Из какого рода и шадума они были?

— Я не заметил у них та'гормов…

— Тогда с чего же вы взяли, что они обязательно были Тойвальшенами?

— Рожи у них были похожие, — пояснил Орнари. — Здесь нет других палькифи, кроме Тойвальшенов и Минов, но у Минов другая лепка лица, и с ними-то наш клан не враждует!

— Логично. А вам не приходило в голову, что нападавшие могли находиться под психокодом?

— Кому и зачем понадобилось наводить на них психокод?

— Я не знаю, — отвечала Лэркен барлума. — Но у вас в инфосфере тоже имеются горячие поклонники, и глупо было бы их не учитывать. Я проведу тщательное расследование. Не нравится мне, что мой клан хотят подставить таким неприятным образом!

— А мне не нравится, когда меня сбрасывают с обрыва, — заявил Орнари. — И это вы тоже постарайтесь учесть!

— В этом не сомневайтесь, — пообещала она.

Она вошла в здание, а Орнари долго еще стоял на балконе. Думал. Он хотел воспользоваться преимуществами своей "смерти" хотя бы в течение ближайших двух-трех дней. Но благодаря несчастливой случайности этого времени у него не оказалось.

39
{"b":"270167","o":1}