ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Надо было дать знать в лан-кайшен.

— Поссорились? — прозвучал чей-то любопытный голосок.

Орнари обернулся и обнаружил симпатичную терраночку, смотревшую на него с соседнего балкона.

— Не хотела бы я ссориться с Лэркен Тойвальшен!

— А вы с нею знакомы.

— Ага. Было дело, двое недоносков-пирокинетиков вздумали мною попользоваться. Ох, и намылила же Лэркен им шеи, любо-дорого было посмотреть! А что вы здесь делаете, лечитесь?

— В некотором роде. А вы? — детская непосредственность незнакомки не могла не нравиться, к тому же девушка была очень миленькой.

— Я здесь в гостях, — засмеялась она. — У нас сегодня праздник, Новый Год. Самый замечательный праздник года! Вы останетесь с нами на праздник?

— Не знаю. Я еще не решил…

— Оставайтесь! Мы все соберемся в холл-ресторане, будем танцевать и веселиться. Я вас приглашаю! Не вздумайте отказываться!

— Простите, но ведь мы даже еще не знакомы! — воскликнул Орнари.

— Давайте сейчас познакомимся! Я — Ниэра. "Марс-Агро", слышали?

— Да.

"Марс-Агро" была крупнейшей корпорацией межпланетного значения, владеющей монополией на поставки продовольствия по всей Системе.

— Эй, Фредди! — закричала Ниэра кому-то на улице. — Привет!

Орнари увидел на дорожке знакомого паренька, того самого, что приезжал когда-то в лан-кайшен вместе с доктором ди Солой. Он и тогда выглядел худым и замученным, а теперь вообще сам на себя похож не был, и оттого казался совсем еще ребенком. Увидев Ми-Грайона, он замер, как вкопанный, с выражением сильного страха на лице, а затем резко развернулся и поспешил скрыться в парке.

— Парнишка скверно выглядит, — сказал Орнари.

— Вы бы тоже выглядели скверно, если б угодили под выстрел аннгилятора, — очень серьезно проговорила Ниэра.

— В него стреляли из шайерха? — ушам своим не поверил Орнари.

— Я не знаю, как эта штуковина называется, — простодушно проговорила Ниэра. — Она надевается на пальцы, как кастет, — она показала, как именно. — Нашли место, где это все происходило, там песок сплавился коркой и светится, радиационный фон завышен. Так мне рассказывали знакомые телепаты. Кому из ваших воинов мог помешать этот мальчик?

— Попасть под залп шайерха и остаться в живых просто нереально! — воскликнул Орнари. — Вы не разыгрываете меня, уважаемая Ниэра?

— Нет, что вы! Просто у парня неограниченная паранорма психокинеза. А она предполагает полный сознательный контроль над материей. Вот только Фредди болен алой лихорадкой. И после такого громадного напряжения сил болезнь обострилась. Э, да вы я вижу, совсем замерзли! Вы позволите приготовить вам горячий кофе?

— Позволяю, — с облегчением сказал промерзший до костей Орнари.

Вскоре Ниэра принесла кофе к нему в номер, они сидели за столиком и мило разговаривали, то есть говорила одна Ниэра, а он слушал. Слишком неопытен был Орнари в общении с легкомысленными терранками, откровенного кокетства Ниэры он не замечал.

— Джейни ди Сола моя наставница, — говорила Ниэра. — Нет, я учусь не на целителя, с этим только родиться. Я просто хочу добиться ранга. Джейни — прекрасный выявитель, она обучила не меньше трех сотен телепатов, и как минимум треть из них получила первый ранг. Я, правда, так высоко не мечу, мне и третий сойдет…

Доктор ди Сола, войдя в номер, если и удивилась, встретив здесь Ниэру, то ничем своего удивления не показала. Ей хватило нескольких минут, чтобы оценить состояние своего пациента.

— Возьмите, — сказала она, протягивая на ладони серый цилиндрик ороснорана. — Я знаю, что без него вы будете чувствовать себя очень неуютно.

— Спасибо, — поблагодарил Орнари, благоразумно удерживаясь от вопросов по поводу того, где целительница раздобыла новенький прибор. — Скажите, кто для вас Лэркен Тойвальшен, доктор ди Сола?

— Друг, — отвечала она.

— Как вы можете с нею дружить?!

— Позвольте мне самой выбирать, с кем мне дружить, а с кем нет, — сухо сказала Джейни, а потом добавила, более мягким тоном:- У нас праздник сегодня. Можете пойти и отдохнуть, развлечься. Если хотите.

— Конечно, мы пойдем! — встряла Ниэра. Я его уже пригласила!

— Вот и славно. Значит, встретимся на празднике.

Джейни ушла, а Орнари испытал странное сложное чувство. Будто он в чем-то предал целительницу, соглашаясь идти на праздники с Ниэрой, а в чем, оставалось непонятно ему самому…

Праздник не впечатлил его. Слишком много было шуток и юмора, совершенно ему не понятных. Громкая музыка, танцы в полумраке, натуральные свечи с характерным запахом плавящегося воска…

В числе гостей была и Лэркен Тойвальшен с наследницей-дочерью, от них Орнари старался держаться как можно дальше, испытывая неприятнейшее ощущение собственной беззащитности.

Вейтас Хорошен отсыпался после операции в предоставленной ему одноместной палате под неусыпным надзором дежурного целителя. А брат, вызванный из лан-кайшена, больше глазел на нарядных терранок, чем заботился о безопасности. К тому же он не был барлагом; много толку от него будет, если Лэркен Тойвальшен задумает довести до конца несостоявшееся убийство.

Ближе к полуночи явилась серьезная доктор ди Сола. Она присела за нарочно для нее сервированный столик, и не пила ничего, кроме черного кофе.

Все вдруг притихли, как по команде, словно ожидая чего-то. Трещали, оплывая, свечи.

На большом стереоэкране появилось изображение огромных часов, пошел отсчет минут… три, два, один… Зал взорвался восторженными криками. Новый Год начался.

По всей терранской Системе отмечали этот праздник. Именно в это время инфосфера как никогда переполнялась ликующими эмоциями веселящегося народа. В этот праздник все терране, даже нетелепаты, испытывали мощнейшее, экстатическое единение всей расы, становясь на несколько дней единой, цельной душой, объединяющей все народы, профессии и ранги Системы.

Орнари не испытывал ничего, кроме дикой скуки и желания заснуть прямо на месте.

Миниатюрная Ниэра, умудрявшаяся кокетничать одновременно со всей мужской половиной зала, вытянула на небольшую танцплощадку, временно служившую небольшой эстрадой, того самого худенького мальчишку-психокинетика, Манфреда.

Зачем она это сделала, Орнари понял лишь тогда, когда мальчик запел. У него оказался редкостной красоты тенор, по правде говоря, Орнари еще ни у кого из прославленных бардов своей расы не слыхал такого удивительного голоса.

— Возьмите, — говорила Ниэра, протягивая Ми-Грайону тонкий шлем из прозрачной пластмассы.

40
{"b":"270167","o":1}