ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что это? — с подозрением спросил он.

— Эмпат-усилитель. Да берите же! Я просила Фредди петь эмпат-симфонии, они получаются у него лучше всего, а их надо смотреть через усилитель!

— Но у меня включен генератор пси-помех, — сказал Орнари, бесцельно крутя в руках шлем.

— Нет-нет, никакого телепатического воздействия, что вы! Только звук и видео… Понимаете, нам, нетелепатам, иначе не воспринять смысл симфонии…

Орнари одел на голову шлем, чувствуя себя последним дураком на свете. Но как откажешь очаровательной Ниэре?

Фредди пел, и удивительным многоцветьем образов раскрывалось перед внутренним взором великолепие золотого рассвета.

… Темно-синяя полоса приподняла на востоке бархатное, расшитое алмазами крупных и ярких звезд покрывало ночи. Приподняла и решительно начала теснить прочь, наливаясь желтовато-золотистым светом. Тончайшими золотыми нитями вспыхнули перья редких невесомых облаков. Заиграли, зазолотились верхушки невысоких волн, вскипавшие в полосе прибоя воздушной оранжевой пеною. Одна за другой угасали звезды, растворяясь в победно шествующем с востока сияющем золоте нового дня.

И не осталось в мире иных красок — только золото во всех его проявлениях. От темно-коричневой, почти черной глины там, где песок пляжа плавно перетекал в невысокие холмы, и до искрометного сияния золотого расплава там, где стремительно поднимался над сверкающей золотыми бликами поверхностью моря пышущий золотым жаром шар восходящего солнца.

..Золотой рассвет…

Орнари снял шлем, испытывая давно, казалось бы, позабытое ощущение детского восхищения.

— Что это было? — спросил он у своей спутницы.

— Эмпат-симфония, — пояснила она, промокая платочком проступившие на глазах слезы, а затем добавила с завистью:- Телепатам дано больше нас: они воспринимали еще все те эмоции, что вложил Фредди в свое творение. Понимаете, мало сочинить эмпат-симфонию, ее необходимо надлежащим образом исполнять… И каждый раз исполнение проходит немного по-иному. Слишком многое зависит от настроения певца! А оценить это могут только телепаты.

— Обрати внимание, как смотрит на тебя эта крошка, — в ухо нашептал ему брат-воин. — Мигни ей только, и она — твоя!

Сам он откровенно разглядывал Ниэру, необыкновенно хорошенькую в своем открытом вечернем платье.

— Тебе только о женщинах и думать, Арэль! — с досадой сказал Орнари. — Не впечатляют меня терранки, когда ты это поймешь наконец. Они — Чужие. И этим сказано все!

— Эта крошка могла бы изменить твое мнение в лучшую сторону.

— Потише, пожалуйста. По-моему, она нас понимает…

Фредди настраивал свой инструмент. Закончив, он запел снова. Но в этот раз совсем не праздничной оказалась его музыка.

Гигантская волна неслась на обреченный город, и страшным мутным пятном глядел сквозь нее багровый глаз урагана — диск уходившего за горизонт светила… Огонь низвергался с небес: яростный, безжалостный, неодолимый… Катастрофа, губящая планету.

Она еще не произошла, эта беда, она была еще далеко, где-то в том нереальном и зыбком завтра, но те, в чьих силах было ее предотвратить, отмахивались ото всех предупреждений.

Намного проще выразить неверие и насмешливое снисхождения к чужим снам-предвестникам грядущего. Но никогда еще чье-то неверие не помогало остановить разгулявшуюся стихию.

Манфред внезапно упустил синтезатор из рук. В наступившей тишине он клонился все ниже и ниже, так и упал бы, если б не доктор ди Сола. Она, первой рванувшись на эстраду, подхватила мальчика, не дала упасть.

И вновь вспыхнул вокруг ее тела поразительнейшее сине-золотое жемчужное сияние. Прежняя, немолодая, не очень красивая, не слишком уверенная в себе женщина исчезла. Стояла на коленях рядом с больным мальчиком полная непонятной, яростной непостижимой силы незнакомка.

Прекрасная.

Желанная.

Чужая.

— Ложный приступ, — с облегчением объявила она собравшимся зрителям. — Но петь ему я больше не позволяю!

Фредди сел, удивляясь, с чего это вокруг столько шума. Доктор ди Сола помогла ему подняться и повела в палату.

Праздник пошел своим чередом.

— Пойдем и мы, — прошептала Ниэра, повисая на руке Орнари.

Ми-Грайон отметил, что она изрядно таки нагрузилась вином с газовыми пузырьками, славно веселящим кровь. Сам он не пил ничего, кроме минеральной воды. Без газа.

— Пойдем, котик, пойдем, — бормотала Ниэра, совершенно теряя сознание. — Отведи меня ко мне в номер… Нет, лучше к себе…

Пришлось увести с праздника и ее.

В своем номере (Арэль остался за дверью) Орнари распахнул окно, впуская поток ледяного воздуха. Пьяненькая Ниэра присела на подоконник, и ей, кажется, полегчало, пусть и не сразу.

— Разве можно так пить? — осуждающе проговорил Орнари. — Вы же женщина! Будущая мать! Хранительница генофонда расы!

— А я немного выпила, — пояснила Ниэра не очень твердым голосом, сползая с балкона.

Она отвернулась от распахнутого окна, уже не такая пьяная, какой минуту назад казалась, улыбнулась чарующей — по ее мнению — улыбкой:

— Поиграем?

Ее моральный облик вполне подходил под определение " гулящая". Если, конечно, видеть лишь внешнюю, очень даже симпатичную упаковочку.

— Видите ли, уважаемая, — мирно произнес Орнари, устраиваясь на краешке кровати, — противоестественные сексуальные контакты с представителями чужих рас интересуют меня мало.

— О как, — ничуть не смутилась она. — А зачем же вы тогда пригласили меня в свою комнату, а?

— Поговорить, — невозмутимо сказал Орнари, с любопытством ее рассматривая.

— А может, все-таки не станем ограничиваться одними разговорами, котик?

Она повернулась так, чтобы сквозь разрез на длинной прямой юбке можно было видеть ноги. Ножки были неплохие.

— Я думаю, что с вами, уважаемая Ребекка Браун, полковник Внешней Разведки Марсианской Республики, вы же — Дета Ниэра, одна из совладельцев крупной агропромышленной компании "Марс-Агро", — с явным удовольствием проговорил Орнари, — с вами, моя дорогая, мы ограничимся исключительно разговорами.

— Вы с кем-то меня путаете, дорогой вы мой, — с усмешечкой проговорила терранка, отлипая от окна.

В каждом ее движении сквозила грация и скрытая, опасная сила.

— Остановитесь! — воскликнул Орнари, поднимая руку в отвращающем жесте. — Остановитесь, полковник! Я не воин, конечно, но средствами и методами защиты владею. Поверьте, не спасут даже полученные на Альфа-Марсе уникальные навыки. Кстати, бежать не пытайтесь тоже. Ведь мы, — тут он позволил себе обаятельно улыбнуться, — разговор еще не окончили.

41
{"b":"270167","o":1}