ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А профессор Эллен? — спросил Фредди, вспоминая. — Она ведь была со мной!

Сэлиданум промолчала.

— А как же Эллен?

И вновь молчание.

— Убийцы! — выкрикнул Фредди, все поняв. — Проклятые убийцы! Ненавижу вас! Ненавижу!

— Ты имеешь такое право, — тихо сказала Спавьюла Мин-лиа.

Фредди свернулся в комок на жестком ложе саркофага, дрожа всем телом. Он бы заплакал, но слез почему-то не было.

И давила, давила на сознание черная страшная пустота, воцарившаяся на месте погасшего солнца недоступной инфосферы…

Фредди неподвижно сидел на песке, прижавшись к холодному боку остывшего за ночь гигантского валуна. Сияли над морем крупные южные звезды, ветра не было, тихо шумело море. Воздух дышал предрассветным холодом, но на востоке по-прежнему царила чернильно-черная тьма, словно солнце не желало вставать в назначенный час. Фредди сидел неподвижно, ощущая как оседает мелкими капельками на одежду, руки, лицо утренний туман. Глухое безразличие, охватившее разум, сковало тело дремотной ленивой слабостью. Мальчику было все равно, где он находится и что с ним будет дальше. И даже когда вплелись раздражающим диссонансом в мелодию моря чьи-то неторопливые шаги, он не пошевелился. Ему было все равно.

Лантарг Чужих, Лаутари Набэйль-литанош Мин, постоял какое-то время, молча разглядывая скорчившуюся возле старого камня мальчишескую фигурку, потом сел рядом, поджав по обычаю своего народа ноги, по-прежнему не говоря ни слова. Фредди на него не смотрел. И так ясно, зачем он явился. Глупо было убегать из их лан-кайшена. Глупо прежде всего потому, что бежать больше было некуда… И все же… и все же иначе Фредди поступить не мог. Чужие кошачьи лица обитателей лан-кайшена опротивели ему до невозможности.

Узкая, еле различимая полоса света прорезала чернильную, усыпанную колкими бриллиантами звезд, темноту на востоке. И началось стремительное победное шествие света, гасящее звезды и наполнявшее мир неповторимым золотым сиянием нового дня.

— Смотрите, — тихо сказал Фредди. — Золотой рассвет…

Лантарг промолчал. Глазам, привыкшим к ослепительному сиянию горячих солнц Ядра Галактики, даже самый яркий день янтарного солнца Содатума казался вечными сумерками, унылыми и серыми.

— У меня нет ранга, — заговорил через время Фредди. — Внеранговой ступени — и той нет. Но тепло и любовь инфосферы всегда были со мной, независимо от того, хотел я этого или не хотел… А теперь там, где я чувствовал, помнил, знал ее присутствие, снова поселилась пустота. Высшие телепаты планеты погибли, а тем, кто выжил, воссоздать непрерывное поле инфосферы не под силу. Почему? Зачем?! — последние слова он выкрикнул с невыразимой мукой в голосе.

Лантарг промолчал. Ему, очевидно, нечего было сказать. И Фредди почувствовал злость на него — первое яркое чувство, явившееся к нему за последние безрадостные недели.

— Ну, да, вы сейчас скажете, что исполняли приказ, и другого выбора у вас не было. Но вы могли отказаться от такого чудовищного преступления! Могли!

Отказаться исполнить приказ адмори абаноша означало смертную казнь не только для вышедшего из повиновения воина, но и для всего шадума, воспитавшего отступника. Шадум на" бэйль-лита Мин насчитывал сто сорок мужчин, девяносто женщин и двести десять детей разного возраста. Можно было, конечно, спросить, стоило ли спасать чужую планету, чьи правители поддерживали мятежников, в том числе и силой оружия, ценой жизни своих ближайших родичей. И поинтересоваться, что этот мальчик сделал бы, окажись он перед подобным выбором. Но лантарг промолчал.

— Если я встречу этого вашего адмори, я его убью, — с бешеной злобой пообещал Фредди, восприняв кое-что из мыслей Чужого.

Лантарг молча пожал плечами. И что это изменит, в самом-то деле? Пришлют другого. Ничем не лучше. К тому же лантарг сильно сомневался, что у мальчишки имеется хотя бы тень надежды добраться до ненавистного ему Ми-Грайона адмори, не говоря уже о том, чтобы лишить его жизни.

— Ненавижу вас! — выкрикнул Фредди и заплакал, пряча лицо в ладонях. — Ненавижу!

Лантарг промолчал. А что он мог сказать в ответ на слезы мальчика-терранина? Не объяснять же про вражду между кланами Тойвальшенов и Ми-Грайонов, про амбиции Лэркен Бэйль-алум Тойвальшен, ради власти преступившей все мыслимые и немыслимые запреты Генетического Контроля, про правителей Содатума, купившихся на ее лживые обещания, которые она не имела права давать от имени всей расы…

Фредди долго сидел, уткнувшись заплаканным лицом себе в коленки. Молчаливое сочувствие Чужого раздражало, но избавится от непрошеного утешителя мальчик не мог. Препараты, что давала ему Спавьюла сэлиданум, почти избавили его от приступов алой лихорадки, но они же странным образом заглушали психокинетическую паранорму; впервые в жизни Фредди ощущал пугающую неуверенность в собственных силах. И это вызывало в нем чувство бесконечной уязвимости и элементарного страха. Что Чужие с ним сделают, если поймут, что он не в состоянии себя защитить?..

Мальчик сердито утерся и посмотрел на лантарга. Тот являл собою образец невозмутимого спокойствия. Несомненно, у него было немало дел гораздо важнее, нежели сидение на мокром песке рядом с сопливым мальчишкой чужой расы. И однако же лантарг ничем не показывал своего нетерпения или раздражения. Мальчик прислушался тем внутренним ухом, которое позволяло ему иногда понимать телепатов, пытаясь уловить эмоции лантарга. Но не услышал он ничего, кроме все той же спокойной невозмутимости… или, быть может, ему просто не хватило способностей воспринять что-либо иное? Одно Фредди понял совершенно отчетливо: лантарг будет сидеть с ним столько, сколько потребуется. Хоть до конца света. Или, по крайней мере, до тех пор, пока он, Фредди, сам не надумает вернуться в лан-кайшен. А куда еще ему было возвращаться?

Мальчик встал, стряхнул с одежды песок и побрел обратно, в бессильной ярости пиная все попадавшиеся на пути камни. Некоторые из них раскалывались от пинка на мелкие кусочки, но тех, что оставались целехонькими, было больше. Лаутари Мин молча шел следом.

В медцентре лан-кайшена их поджидала раздраженная Спавьюла сэлиданум.

— Ты как через барьер прошел? — требовательно спросила она у мальчика.

Фредди непонимающе посмотрел на нее.

— Через какой барьер?

Сэлиданум взглядом указала на распахнутые двери. Фредди ничего там не увидел. Он пожал плечами, шагнул через порог и обернулся. Мин лантарг сохранял невозмутимое спокойствие. Сэлиданум же даже рот открыла от удивления.

— Как ты прошел через барьер? — потрясенно спросила она, повторяя свой вопрос.

Фредди медленно протянул руку. Легкое касание чего-то шелковистого и невесомого, колыхавшегося в дверном проеме, неожиданно вызвало яркое зеленоватое свечение, вспыхнувшее вокруг ладони. Мальчик поспешно отдернул руку. Свечение исчезло.

— Да, — удивленно проговорил Фредди. — Здесь действительно что-то есть…

61
{"b":"270167","o":1}