ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но папа уже готовит новый план: он спешно собирает совет, на котором и принимает тайный документ по устранению регентши. Этот документ – смертный приговор, но не Хуане, нет – такая плата слишком мала для отступницы святой церкви, – это приговор Филиппу, её обожаемому мужу, приговор её детям и всей её горячо любимой семье. Этот и ещё несколько ужасных пунктов, принятых папой и его кардиналами, уже озвучены палачам. И вот они, блюстители суда папского, отправляются в дорогу, чтобы выполнить свою жуткую миссию. А папа Александр VI, предвкушая ещё не выигранную, но уже такую близкую победу, удаляется в дальнюю комнату своего дворца. Но не для молитв, а для утех со своей молодой златовласой любовницей.

Кардинал Чезаре

Бургундия,
дворец Принзенхоф.

– Осмелюсь заметить, – сказал посланник папы, кардинал Чезаре, – что ваше высочество в добром здравии.

– А что вы ожидали увидеть? – ровным тоном спросила Хуана и пристально посмотрела в глаза кардиналу.

– Я ожидал, – парировал удар тот, – увидеть вас в добром здравии.

Хуана бы и дальше продолжала эту игру в разгадывание мыслей, но риск был слишком высок. И она отвела взгляд. Регентша напустила на себя самый невинный вид и как можно дружелюбнее спросила:

– Чем могу быть полезна кардиналу святой католической церкви?

– Сеньора! – уверенно сказал Чезаре. – Простите мне этот визит без предупреждения, но наш святой папа обеспокоен откладыванием вашего приезда в Рим. Он спрашивает, может ли святая церковь помочь будущей королеве с делами государства?

Сказав это, он впился глазами в лицо своей собеседницы.

«Святая церковь поможет нам всем, если будет заниматься постом и молитвами, а не моим государством», – подумала Хуана и тут же осеклась, остановив поток опасных мыслей. В груди возникло давящее чувство тревоги. Женщина поморщила носик, как обычно делала, когда ей что-то не нравилось.

И всё же будущая королева не потеряла самообладания, и как ни в чём не бывало, ответила:

– Я принимаю приглашение и благодарю римскую епархию за оказанную мне честь. Вы ведь знаете, что я недавно родила третьего ребёнка, дочь Изабеллу, и это вынудило меня отложить визит. Но как только мне станет лучше, я тут же отправлюсь в Рим.

«Это мы уже не раз слышали, – подумал кардинал, – а дочери Изабелле между тем исполнилось полгода».

Вслух же он сказал:

– Надеюсь, ваши дети здоровы?

– Благодарю вас, они быстро растут и чувствуют себя превосходно, – отвечала регентша самым милым тоном, на который только была способна.

Но вопрос кардинала ей не понравился. И она стала думать о козыре, который припрятала: объединение с Англией.

«Генрих готов подружиться с кем угодно против папы и Рима, – думала Хуана. – Что скажет папа, если узнает, что король Англии – друг бургундского двора?»

Эти мысли согрели ей душу, и Хуана еле сдержалась, чтобы не улыбнуться кардиналу надменной улыбкой.

– Не желаете ли поужинать с нами, ваше преосвященство? – спросила она ласково. – Филипп уже отдал распоряжения.

– Благодарю, – ответил задумчиво кардинал, – но я должен покинуть вас сегодня же вечером.

– Как жаль, – изобразив обиду, сказала регентша, хотя ответ её ничуть не расстроил, – ведь вы приехали только этим утром!

– Я прошу прощения, но на Благовещение мне необходимо быть в Риме. Кто знает, успею ли я к празднованию: ведь из-за продолжительного дождя дороги размыло!

И Чезаре слегка наклонил голову в знак благодарности.

– Тогда мои лучшие пожелания и лёгкой дороги вам, дорогой кардинал.

А про себя она подумала: «Какой лжец!»

– Мои лучшие пожелания и вам, сеньора! – ответствовал Чезаре.

А про себя он подумал: «Ей известно о наших планах. В Риме объявились предатели. Нужно как можно скорее встретиться с папой».

Вести из Кастилии

Спустя две недели после встречи Чезаре и Хуаны, в Бургундию прибыл гонец из Кастилии и принёс дурные известия: коронация отложена.

– Как они могли так поступить?! – вскричала герцогиня, переполненная обидой и гневом. – Мать, моя мать всё придумала? Ведь даже Риму будет нечего сказать, если король и королева благословят престолонаследие!

Но перепуганный гонец не мог ничего добавить: пояснений его хозяева не передали.

– ¡Lo siento mucho!1 – повторял он, стоя перед своей сеньорой и склонив голову.

Хуана словно не слышала его. Она откинулась на спинку кресла и погрузилась в тяжёлые мысли.

Молчание тянулось бесконечно долго, и испанский гонец украдкой поглядывал на дверь, обдумывая, стоит ли удалиться, пока о нём не вспомнили, или продолжать стоять с опущенной, чуть ли не до самого пола, головой? Но тут Хуана зазвонила в маленький колокольчик. В зале появился слуга.

– Передай на кухню, чтобы Эдуардо как следует накормили. – Она указала на гонца. – А затем покажи ему комнату, где он cможет поспать.

Слуга молча поклонился и вышел.

Хуана обратилась к испанцу как можно ласковее:

– Как только выспишься и позавтракаешь, приходи ко мне за ответом. Я дам тебе пару дукатов. – При упоминании о деньгах молодой человек просиял. – Завтра ты отправишься в обратный путь и передашь мой ответ королеве.

– Si, si, – сказал он, радуясь, что можно наконец уйти. – Gracias!

Когда дверь за ним закрылась, из дальнего угла комнаты выступила тень мужчины и уверенно приблизилась к герцогине.

– Ах, Филипп! – горестно сказала она. – Неужели мне не суждено стать королевой?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

вернуться

1

Я очень сожалею! (исп.)

6
{"b":"270184","o":1}