ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Было около одиннадцати часов. До встречи с Миднайт оставалось примерно часа полтора. Я допил виски, закурил, и в этот момент раздался звонок в дверь.

Я чуть было не проглотил сигарету. Это могла быть Рена, успевшая опять накопить свои низменные эмоции. Это мог быть Счастливый Случай или шериф Лейверс.

Позвонили еще раз, и это исключило Счастливый Случай. Я открыл дверь, и из-под коричневой шляпы-«дерби» на меня с волнением взглянуло большое, круглое лицо.

— Привет, лейтенант, — сказал Клэренс Несбитт.

— Привет, Клэренс, — сказал я. — Вы потеряли свой контрабас?

Он слабо ухмыльнулся, а его пальцы по-прежнему перебирали струны.

— Меня попросила к вам забежать Миднайт. Ваше свидание не состоится.

— Эта маленькая Миднайт — глупышка, если действительно так думает.

— Не сбивайте меня с толку, — быстро сказал он. — Она попросила передать, что вам лучше будет поговорить с ней у нее дома, а так как она не хочет ждать всю ночь, то спрашивает, не могли бы вы приехать сейчас?

— Дела настолько плохи, что ей пришлось рано закрыться? — спросил я.

Он непонимающе на меня уставился:

— Вы что, не знаете, лейтенант? Миднайт рвет и мечет!

— Что случилось?

Он с удивлением покачал головой:

— Так вы действительно ничего не знаете! Полиция закрыла наш погребок за час до открытия.

— Они… что?

— Да. Они забили дверь, и все на этом кончилось!

— Кто это сделал?

— Легавый, по имени… Хэммбон?

— Хэммонд?

— Он самый!

— Спасибо, Клэренс. Спасибо за известие. Где я могу найти Миднайт?

Он дал мне ее адрес.

— Выезжаю минут через десять, — сказал я.

— Отлично, лейтенант. Я позвоню Миднайт, что вы уже в пути.

Я запер за ним дверь и позвонил в полицейское управление. И попал прямо на Хэммонда.

— Я слышал, вы закрыли сегодня «Золотую подкову»?

— И что?

— У вас были на это какие-нибудь причины или просто так захотела ваша левая нога?

— Похоже, что это центр распространения наркотиков, — сказал он. — Вы ведь до этого не могли додуматься, а, Уилер?

— Почему вы так решили?

— Джон Лэндис курил марихуану, вы разве не помните? Откуда он ее брал? Почему всегда толкался в этом погребке? Концы сходятся, думаю, это должно дойти даже до вас.

— Может быть, — сказал я. — Ну и как?

— Мы ничего не нашли, если вы это имеете в виду. — Его голос звучал нуднее, чем всегда. — Я думаю, что они все вывезли оттуда вчера ночью. И это значит, что я должен буду завтра опять позволить им открыться.

— Обидно, — сказал я. — Вам здорово влетело, надеюсь?

— Не беспокойтесь, — ответил он. — Я знаю, что убийство совершила эта женщина, и могу доказать это в любой момент!

— Вы так говорите, чтобы просто что-нибудь сказать. Но когда вы молчите, то даже представить себе не можете, как это здорово!

— А уж если говорить о том, кому влетело, — продолжал он, почти захлебываясь от радости, — то у вас хватает своих неприятностей, Уилер! Этот Лэндис-старший серьезно охотится за вашим скальпом. И судя по тому, что я слышал, он таки получит его!

— Вы, как всегда, дезинформированы, лейтенант, — сказал я. — И повесил трубку.

На сей раз Хэммонд мог оказаться прав.

С легким сердцем забрался я в свой «хили» и отправился на свидание с Миднайт О’Хара. Может быть, она споет для меня сегодня?

Глава 9

Миднайт открыла дверь, бросив на меня холодный взгляд, в то время как мои глаза прямо-таки излучали тепло.

Ее красивые светлые волосы были зачесаны назад и схвачены лентой на затылке. Эта прическа придавала целомудренный вид и сочеталась с ее пеньюаром из черных кружев.

— Входите, — резко сказал она и, повернувшись, пошла вперед.

Я последовал за ней, закрыв за собой входную дверь. У нее была уютная квартира, примерно в три раза больше моей, обставленная в простом, современном стиле, что может себе позволить любой тысяч за пять долларов.

— Мне нравится ваша квартира, — начал я разговор. — Обувь надо снимать?

Она пожала плечами, не удостоив меня ответом.

— Я читал Дейла Карнеги, — продолжал я, — но мне кажется, что пользы от этого нет.

Она закурила сигарету и повернулась ко мне:

— Вы все веселитесь!

— Насчет чего?

— Это ваша блестящая шутка — назначить мне свидание после моего выступления… Благородный полицейский, который согласен ждать, пока закончится вечер, в то время как полиция собирается закрыть наш погребок.

— Я не знал, что вас собираются закрыть. Я услышал об этом впервые от Клэренса. Это была идея Хэммонда, не моя.

Моя речь не произвела на нее никакого впечатления.

— Если вы хотите что-нибудь сказать, лейтенант, то покороче, я устала.

— Хорошо, буду краток. Мне тоже дорого мое свободное время.

Я уселся на стул и закурил.

— Вы не предложите мне выпить?

— Нет!

— Я просто подумал… — начал я с упреком.

— Вы пришли сюда валять дурака? — спросила она и глубоко вздохнула. При этом несколько складок на ее платье поднялись в нужных местах.

— Скорее всего, нет, — ответил я. — Вы мне солгали, когда сказали, что никогда не видели раньше Джона Лэндиса.

— Я все объяснила лейтенанту Хэммонду, — устало проговорила она. — Ну неужели полицейским, работающим над одним делом, неизвестно, что делает каждый из них?

— Вы не назвали имя Джони Лэндиса именно потому, что знали, кто он такой? — спросил я.

— Ну конечно же, — нетерпеливо ответила она. — Зная его отца, я была уверена, что будут неприятности. Все это я и сказала лейтенанту Хэммонду!

— Понятно, — сказал я. — Может быть, Хэммонд даже поверил в это, я — нет!

— Вы хотите сказать, что я лгу?

— Только с одной стороны, — согласился я. — Хэммонд закрыл погребок, потому что считал его центром по распространению наркотиков.

— Знаю, — сказала она. — Но он ничего не нашел, он ошибся.

— Может быть, и нет, — отреагировал я.

— Послушайте, — возбужденно сказала она. — Полицейские буквально прочесали весь погребок! Они обыскали все и всех! Они обыскали даже меня — привели какую-то женщину-сержанта для этого! — Она еще раз глубоко вздохнула. — Я могу вам сказать только одно: если бы в погребке были какие-нибудь наркотики, их бы обязательно нашли!

— Как бы то ни было, — сказал я, — Хэммонд обещал, что вы откроетесь завтра вечером.

— Как любезно с его стороны!

— В случае, если они не найдут никаких наркотиков, — добавил я.

— Я только что вам сказала, что они ничего не нашли!

— Вы хотите сказать — пока не нашли, — заметил я.

Она уставилась на меня и смотрела не отрываясь секунд пять, затем уголки ее губ поползли вниз.

— Что вы имеете в виду?

— Лэндис — старина Лэндис — оказывает на дело сильнейшее давление. Он хочет, чтобы убийцу его сына осудили. Полицейское управление должно что-то предпринять, чтобы представить хоть какие-то результаты. Если они закроют место, где Джонни покупал марихуану, это будет уже кое-что.

— Вы пытаетесь подставить меня? — медленно спросила она. — Вы…

— Да, — мягко сказал я. — И я легко могу это сделать. Все, что необходимо, — это немного наркотиков, а они есть. Затем только останется поклясться в том, что нашли их в «Золотой подкове».

— Это будет преднамеренная ложь! — сказала она. — Лжесвидетельство!

— Точно!

— Вы не… — Она опять внимательно посмотрела на меня. — Да, вы на это способны, — сказала она ровным голосом. — Грязный, подлый…

— Точно, — согласился я… — Но ведь я могу этого и не делать.

— Предлагаете мне сделку?

— Можно сказать и так. Поверьте, ничего не стоит обвинить вас в распространении наркотиков, и ничто вам не поможет. Но я этого не сделаю, если вы расскажете правду о Джонни Лэндисе и о том, зачем он ходил в «Золотую подкову».

— Я уже сказала всю правду Хэммонду.

— Ладно, — заметил я. — Как хотите.

Я медленно встал со стула и взглянул на нее.

62
{"b":"270214","o":1}