ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я выкурил сигарету и допил виски, когда опять послышались шаги. В гостиную вошла Рена, следом за ней — Лейверс, Хэммонд, Полник и полдюжины полицейских в форме.

Окружной шериф Лейверс прошел прямо к Лэндису:

— С вами все в порядке, мистер Лэндис? Уилер все рассказал мне по телефону. Вы уверены…

— Со мной все в порядке, Лейверс. — Лэндис коротко улыбнулся. — Просто перенервничал, но это нормальная реакция на подобного рода происшествия.

— Вполне естественно, — сказал Лейверс. — Мы уберем отсюда трупы как можно быстрее и оставим вас в покое.

Лейверс взглянул на Клэренса как на нечто отвратительное, недопустимое санитарными правилами. Точно так же он взглянул на меня.

— Ну хорошо, Уилер. Я услышал рассказ мисс Лэндис и видел два трупа. Но объяснять придется еще очень многое. Сейчас мы можете заняться воссозданием картины преступления, а о вашем будущем мы поговорим потом.

— Мне бы не хотелось думать о повышении в такое время, шериф, — скромно признался я.

— О повышении?! Лучше подумайте о карьере дворника! — холодно парировал тот.

— Мы можем прямо сейчас ехать в «Золотую подкову»? — спросил я.

— Почему бы и нет? — сказал Лейверс. — Дать человеку последний шанс — всегда было моим правилом. Хэммонд?

— Да, сэр.

Хэммонд поспешил к нему, бросая на меня самый недружелюбный взгляд из всех, что я когда-либо видел.

— Проследите, чтобы он туда, доехал. — Лейверс кивнул в сторону Клэренса.

— Да, сэр, — бойко ответил Хэммонд.

— Если ты будешь с ним мило болтать всю дорогу, — сказал я Хэммонду, — он объяснит тебе, как играть на контрабасе. — И повернулся к шерифу: — Я бы хотел, сэр, чтобы мисс Лэндис и ее отец отправились с нами. Чтобы узнать всю правду.

Лейверс взглянул туда, где в кресле сидел Лэндис:

— Что вы на это скажете, мистер Лэндис? Хотите поехать или вам лучше прилечь и отдохнуть?

Лэндис нерешительно посмотрел на него.

— Думаю, мне лучше остаться дома, — сказал он.

— Ну уж нет! — возбужденно воскликнула Рена. — Мы оба поедем. Я бы не пропустила этого ни за… короче говоря, мы оба едем, вот и все!

Лэндис посмотрел на дочь и пожал плечами. Затем поднялся, мрачно улыбнувшись Лейверсу.

— Моя дочь настаивает, — сказал он. — Так что, кажется, мне придется ехать с вами, шериф.

— Хорошо, — участливо кивнул Лейверс. — Мы отправляемся прямо сейчас. — Он повернулся ко мне и тихо сказал: — Думаю, вы знаете, что делаете, Уилер!

— Не сомневайтесь, шериф, — отозвался я.

Через полчаса «Золотая подкова» открылась, но не для посетителей.

Куба Картер протирал кулаком заспанные глаза, Уэс Стюарт приветливо мне улыбался.

Лейверс поставил стулья для Рены и ее отца. Он хлопотал и носился вокруг них, пока не удостоверился, что Лэндис устроился удобно, и лишь затем повернулся ко мне:

— Вот, Уилер, все то, что вы хотели. Так что начинайте, и поскорее. Уже начало пятого утра. — Его рот на мгновение сжался. — И если вы вздумаете предложить нам посмотреть в окно…

— Я бы хотел, чтобы трио вышло на эстраду и сыграло для нас, — сказал я, избегая взгляда Лейверса. — Ту самую мелодию, что они играли, когда был убит Джонни Лэндис.

Сонный полицейский снял наручники с Клэренса Несбитта. Тот направился к своему контрабасу. Куба Картер сдернул чехол с ударных и приготовился играть, Уэс Стюарт любовно погладил свою трубу и поглядел на меня:

— Мы готовы, лейтенант.

— Отлично, — сказал я. — И еще одно. Сержант Полник!

— Да, лейтенант.

— Я хочу, чтобы вы были Джонни Лэндисом. Когда начнет играть музыка, вы должны выйти вон из той двери, — я указал на дверь, ведущую в кабинет Миднайт, — и обойти эстраду.

— Есть, лейтенант.

Я кивнул Уэсу, и трио начало играть «Парад на Рэмпарт-стрит». Полник стоял в дверях, ожидая условного знака. Я махнул ему рукой, и он медленно начал обходить эстраду позади трио. Уэс начал играть основной мотив и повел музыку за собой.

— Стой, Полник! — крикнул я.

Я махнул рукой, давая Уэсу сигнал прекратить играть, и трио тут же смолкло.

— Вот так, — сказал я. — Именно в этот момент был убит Джонни Лэндис. Вы можете видеть, что Уэс Стюарт не мог убить его, потому что он обеими руками держит трубу, как я… гм-м… уже доказывал однажды шерифу. Куба Картер держит в руках палочки, так что его тоже можно исключить. А вот Клэренс… — Я с восхищением покачал головой:

— Очень умный человек этот Клэренс!

Ступив на эстраду, я встал перед ним.

— Обратите внимание, что, играя на контрабасе, Клэренс виден публике из зала лишь с одной стороны, и, в то время как его правая рука перебирает струны, левой он может совершенно спокойно указать пальцем в направлении Джона Лэндиса. Пальцем или пистолетом.

Большого впечатления мои рассуждения ни на кого не произвели. Туповатое выражение лица Лейверса явно об этом говорило.

— Он мог спрятать пистолет в’рукав, — продолжал я, — чтобы быть готовым. Он отдыхал целых четыре такта перед тем, как прозвучал выстрел. Уэс был слишком увлечен, чтобы это заметить, так же как и Куба. Клэренс мог выстрелить в Джонни Лэндиса и потом продолжать играть на своем контрабасе до тех пор, пока все они не остановились, когда Джонни упал перед ними на эстраде.

— Ищейка! — пронзительно крикнул Клэренс. — Вы с ума сошли!

— Минутку! — встрепенулся Хэммонд. — Нигде не было никакого пистолета — мы не нашли орудия убийства. Мы обыскали все это заведение, обыскали весь персонал, но пистолета не нашли. Так куда же он дел пистолет, после того как застрелил этого Лэндиса? Проглотил его?

Я обласкал Хэммонда взглядом.

— Я уже думал, что никто не спросит меня об этом, — сказал я.

Я взял из рук Клэренса контрабас и, сойдя с эстрады, пошел прямо к шерифу Лейверсу.

— Если вы думаете, что я собираюсь сидеть и слушать, как вы пытаетесь играть на этой штуковине… — взвыл Лейверс.

— Не имею такого желания, сэр, — уверил я его. Затем я поднял контрабас высоко над головой.

Лейверс опять взвыл, на этот раз значительно громче, и буквально вылетел из кресла, на которое я со всей силы опустил контрабас. Инструмент раскололся на две половинки.

Я стоял, держа в руках гриф и корпус, с которого струны сиротливо свисали до самого пола.

Другая часть контрабаса упала в кресло, задержалась на мгновение на его краю и съехала на пол. Изнутри что-то выпало. Все изумленно уставились на маленький пистолет, лежащий на полу.

Глава 16

Клэренс спрыгнул с эстрады и бросился ко мне: его глаза дико вращались, рот непроизвольно подергивался, пальцы больших рук были стиснуты в кулаки.

Двое полицейских в форме схватили его за руки и удержали на месте. Минуту Клэренс стоял спокойно, затем он напрягся так, что на лбу вздулись вены, и одним движением плеч встряхнул обоих полицейских, и они отлетели в стороны.

Он снова двинулся на меня, рыча, словно разъяренный кабан.

Мне бы следовало вынуть из кармана руку, ударить его в подбородок и сбить с ног, как в кино. Но лавры киногероя меня не прельщали, поэтому я просто сунул Клэренсу в живот свой пистолет.

— Ну, скажите что-нибудь, — попросил я его, — и мои нервы не выдержат, и я спущу курок. Ну, хоть кашляните. Почему вы не хотите сделать это для меня?

Клэренс стоял не двигаясь, глядя на меня.

Полицейские вновь схватили его, скрутили ему руки за спиной и надели на них наручники.

Я убрал пистолет от его жирного живота и положил его в карман.

— Уведите! — приказал Лейверс. — Отвезите его в полицейское управление и посадите в камеру.

Клэренса поволокли прочь, но он все-таки умудрился остановиться на минуту и повернуться ко мне.

— Ищейка! — сказал он. — Я был на вас зол, но не так, как после того, когда вы разбили мой инструмент.

— А что вы собирались играть? — спросил я. — Похоронный марш?

Наконец полицейские увели его.

Лейверс осторожно откусил кончик сигары.

72
{"b":"270214","o":1}