ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вам нужно свернуть направо, миновать мотель, а затем проехать два квартала вперед, — сказала она. — Заблудиться невозможно. Это такое красивое место! Старый Коулмен целыми днями ухаживает за могилами, и там действительно чудесно!

Я сел в машину и медленно поехал мимо мотеля, глядя на бассейн, в котором вместо воды лежал слой песка. Затем свернул направо и проехал два квартала. Официантка мне не соврала: это кладбище было как оазис в пустыне. Изумрудная свежая трава, безупречная по своей чистоте, выглядела так, будто ее только что импортировали из загородного дома на Беверли-Хиллз. Выбираясь из машины, я слышал звук льющейся из шланга воды.

Открыв маленькую свежевыкрашенную калитку, я вошел на территорию кладбища. Каждая могила, каждый надгробный памятник носил на себе следы тщательного ухода.

Через пять минут чтения могильных надписей я очутился у могилы «Элиас Фрай, род. 1861, ум. 1923. Покойся в мире». Немного дальше находился мраморный памятник в виде ангела. Крылья его сверкали на солнце. Надпись была следующая: «ЗДЕСЬ ПОКОИТСЯ ПИРЛ КОУЛМЕН, ПОКИНУВШАЯ НАС НА СЕМНАДЦАТОМ ГОДУ ЖИЗНИ». Внизу, буквами помельче, шла надпись: «Бог дал, Бог и взял». Последняя строчка была раза в два больше предыдущей и поэтому выделялась: «„МЕСТЬ ПРИНАДЛЕЖИТ МНЕ“, — СКАЗАЛ ГОСПОДЬ».

Отступив на несколько шагов, я закурил сигарету. Щурясь от солнечных бликов, скользивших по полированной поверхности мраморных плит, я перечитал надпись, но все равно ничего не понял. Последняя строчка звучала явным диссонансом.

— Мы не любим, когда на кладбище курят, незнакомец, — раздался позади меня спокойный голос.

Я обернулся и увидел рядом с собой старика, глядевшего прямо на меня. Ему было лет семьдесят, но его спина была прямой, а бледно-голубые глаза сурово смотрели на меня с сожженного загаром лица. Он был без шляпы, в потертых джинсах, на плечи поверх голубой хлопчатобумажной рубашки был накинут плед. Пряди седых волос были плотно зачесаны назад, придавая ему почти библейский вид.

— Простите, — сказал я, бросил сигарету и затоптал ее.

Он одобрительно кивнул.

— У вас здесь кто-нибудь похоронен?

— Нет, — сказал я. — Просто это место показалось мне с дороги таким красивым, что я остановился на минутку.

— Я присматриваю за кладбищем, — сказал он. — С тех пор как у меня умерла дочь, это моя единственная забота. Жена похоронена в северном углу. — Он указал рукой направление.

— Вы мистер Коулмен? — спросил я. — Официантка в столовой сказала мне, что вы присматриваете за кладбищем.

— Никто не называл меня мистером уже лет десять, — усмехнулся он. — Старый Коулмен — так меня все зовут. Некоторые считают, что я свихнулся. Может, они и правы.

— Ваша дочь Пирл похоронена здесь? — Я кивнул в сторону мраморных крыльев.

— Да, моя девочка, — сказал он. — Красивый мрамор, правда? Мне кажется, что Пирл он бы понравился. Она так любила красивые вещи.

— Очень красивый памятник, — сказал я вежливо. — Меня только удивляет надпись — последняя строчка как-то не вяжется с остальными.

— Так и должно быть! — упрямо сказал он. — Так и должно быть, молодой человек! Месть принадлежит мне, сказал Господь, и так оно будет! Я ждал ее восемь лет и, если понадобится, буду ждать еще столько же! Мое время отправляться на тот свет не придет, пока добрый Господь не отдаст мне того, что принадлежит мне по праву!

— Месть? — переспросил я. — Кому?

Его лицо приобрело прежнее суровое выражение.

— Это вас не касается, — холодно сказал он.

— Конечно нет, — сказал я. — А вы бы могли мне помочь в другом деле? Я ищу девушку по имени Шейн. Сандра Шейн.

— Я слышал, она работала у Луи Робертса, — сказал старик неуверенно. — Он владелец бара здесь, в городе. Не такой уж хороший бар, но другого у нас нет. Да я почти и не пью с тех пор, как умерла Пирл.

— Попытаюсь разузнать о ней там, — сказал я. — Спасибо.

— Мы с Пирл благодарны вам за внимание, — сказал он торжественно.

Я минуту колебался.

— Этот пустой участок за могилой вашей дочери, он что, зарезервирован?

— Почему вы спрашиваете?

— Просто любопытно, — сказал я. — Можно ли заранее договориться о месте на кладбище или хоронят на том участке, который свободен?

— Это место занято, — сказал он низким голосом. — Занято… для одной из дочерей самого Дьявола! Для накрашенной шлюхи с черным сердцем, которая отняла у меня мою девочку раньше срока!

— Джуди Мэннерс? — спросил я.

— Вы знаете? — Его голос стал грубым, уродливым. — Она послала вас сюда посмеяться и поиздеваться надо мной! Так можете передать ей, что ее время близко — месть придет с Небес: громом и огнем!

— Я передам ей, — сказал я, устало усмехаясь.

— Убирайтесь! — Он драматично вытянул руку по направлению к низкому забору. — Вы жалкий земляной червь! Убирайтесь, пока гнев Небес…

Но я уже ушел не дослушав.

Я опять устроился в своем «остине», завел мотор и бросил последний взгляд на кладбище. Старый Коулмен стоял неподвижно. Его рука, все еще вытянутая вперед, указывала прямо на меня. Солнце сияло за его головой, и образовавшийся нимб завершал его сходство с персонажем из Библии.

По моей спине пробежали ледяные мурашки, и я нажал на стартер техники двадцатого века, которая унесла меня опять на главную улицу.

Тремя минутами позже я входил в бар. В одном старый Коулмен был прав — заведение это было не из лучших.

Толстый мужчина с веселой улыбкой на губах подошел ко мне, вытирая губы о передник.

— Вам что? — одобряюще спросил он.

— Шотландское виски, немного содовой, — сказал я. — И пожалуй, кружку пива.

— Обязательно. — Он кивнул. — Вы здесь проездом или по делу?

— Вы Луи Робертс? — спросил я.

Он кивнул:

— Чем могу?..

— Мое имя Уилер. — Я протянул ему свое удостоверение.

— Далеко вы забрались из Пайн-Сити, лейтенант, — усмехнулся он. — Так чем я могу быть вам полезен?

— Я ищу одну девушку, — сказал я, — Сандру Шейн. Старый Коулмен сказал, что она работает у вас.

— Вы с ним уже познакомились? — ухмыльнулся Робертс. — Он у нас нечто вроде местной достопримечательности.

— Можете меня в этом не убеждать, — сказал я. — Так что насчет Шейн?

— У нее какие-нибудь неприятности?

Я покачал головой:

— Просто одна свидетельница в Пайн-Сити говорит, что Шейн может удостоверить ее личность.

Он поставил передо мной виски и пиво.

— Очень жаль, но я ничем не могу вам помочь, лейтенант, — сказал он.

— Разве она у вас не работает?

— Старый Коулмен окончательно потерял счет дням. Совсем уже ничего не знает, кроме своих могил. Сандра ушла от меня недель восемь-девять назад. Решила, что в Окридже ей не место. Да и приехала она к нам из Лос-Анджелеса, прожила здесь всего несколько месяцев.

— Вы не знаете, где можно ее найти?

— Нет, сэр. Думаю, она опять вернулась в Лос-Анджелес. Сандра никогда не говорила, куда отправляется. Просто собралась и уехала, и я ее не упрекаю за это. Конечно, в Окридже такой хорошенькой девушке делать нечего.

— Значит, зря я потащился в такую даль, — сказал я.

— Ну, почему же, вы ведь выпили виски!

— Правда. Кстати, вы не хотите составить мне компанию?

— Это мысль, — обрадовался Робертс. — Спасибо, лейтенант. Я люблю виски с пивом, — добавил он.

Я подождал, пока он нальет себе, и поднял свою рюмку:

— За Окридж, что бы ни случилось!

— Пьем. — Он кивнул. — Может, нам действительно когда-нибудь повезет и песчаная буря сотрет этот город с лица земли! — Он одним глотком осушил рюмку и, вздохнув, взялся за кружку с пивом.

— Джуди Мэннерс родилась здесь? — спросил я.

— Вы ее знаете? Она здесь родилась и выросла, — сказал он. — Она приезжала к нам всего три месяца назад вместе с этим своим знаменитым мужем. Они целый день околачивались в городе. Как она сказала, ее одолели сентиментальные воспоминания юности. Ей хотелось осмотреть родные места, но что-то уж очень быстро она с этим справилась! — Он рассмеялся. — И тут же укатила обратно в Лос-Анджелес. На кладбище она тоже не пошла!

85
{"b":"270214","o":1}