ЛитМир - Электронная Библиотека

Нашему герою, сами видите, повезло. Это самое «связи кагэбэшные здесь ни при чем», конечно, умиляет, но не признаваться же, в самом деле, что был послан в структуру, крышевавшую первое поколение российских «бизнесменов», подобранных по агентурной картотеке и делавших первые миллиарды на пресловутое «золото партии». И обычные братки, конечно, и на поклон ездили, и условия принимали, потому что супротив государственной мафии, как известно, даже сицилийская не устояла. Правда, затрудняюсь понять, как уживаются «мы с бандитами никаких дел не имели» и «они нас очень уважали, потому что мы не подводили и не обманывали», но Бог уж с ним…

Декабрист

«– В Госдуму вы пошли как бизнесмен?

– В 90-е годы я видел, что страна близка к краху. Более того, я понимал, что Ельцин доведет страну до полного уничтожения. Я такой был немножко идейный, и я пошел к генералу Лебедю, меня очень хорошо приняли… – К самому?

– К самому, да. У него тогда были серьезные шансы возглавить протест, и я пришел к нему и предложил поддержку и помощь. Но Лебедь не решился тогда поднять государственный переворот, а потом его купили…»

Если, конечно, не врет, примазываясь к сильно дутой, но все-таки славе покойного генерала, это на профессиональном диалекте русского языка называется «прощупывал почву». Иначе говоря, неформально провоцировал. На предмет, сильно ли Лебедь идеен (то есть, опасен), а если не идеен (оказалось, нет), то можно ли его купить (оказалось, можно)…

Слуга народа

«А в Думу я пошел исключительно из-за советов своих старых друзей. В 1999 году, на мажоритарные. Но проиграл выборы, немножко проиграл, чуть-чуть, Герману Степановичу Титову, которого глубоко уважал. Коммунисты меня за это ценили, они сказали: Гудков молодец…. Но не дали мне выиграть, просто не дали. А потом на довыборах я прошел уже без всяких проблем. Титов умер, и после этого у меня соперника не было.

– Вы были во фракции «Единой России»?

– Да, во фракции, я был замом Морозова.

– Вы помните свою полемику с Лимоновым у Соловьева лет десять назад? Вы тогда с позиции такого абсолютно пропутинского человека ругались с Лимоновым.

– Я и тогда считал, и сейчас считаю, что Лимонов со своими методами борьбы с властью не угадал время. Вот если бы он сейчас начал… А он сейчас объективно подмахивает власти, обвиняет, что мы слили протестное движение. Мы ничего не сливали…»

Совсем интересно. «Старые друзья посоветовали», и человек пошел в политику. Но, как ни помогали, все-таки «чуть-чуть проиграл»: за Космонавта-2 люди голосовали так, что забросить нужное количество даже «старым друзьям» не удалось. Ну, «не дали, просто не дали» люди выиграть. Но Герман Степанович удивительно к месту скончался, и «после этого соперников не было». А потом, уже в Думе, стал наш герой примерным «единороссом», аж заместителем главы фракции, и «абсолютно пропутински» наезжал на Лимонова. «Вот если бы он сейчас начал», когда и сам Гудков рамсы попутал, тогда да, а в годы величия его идеи и методы нашему герою активно не нравились.

Несогласный

«– А помните, в 2007 году из тройки «Справедливой России» выгоняли Сережу Шаргунова? Вы тогда уже были в этой партии?

– Да.

– И как вы себя вели тогда? Вы были за его изгнание или против?

– Я вообще тогда был в ярости… Я помню, я был крайне злой… А сейчас у меня есть стойкое убеждение, что Шаргунов – один из ярких, талантливых молодых ребят, которые заслуживают гораздо большего, по крайней мере, в политической жизни».

А это уже всего лишь штрих. Мелкий, но показательный. Не сделав карьеру в ЕР, перепрыгнул в СР, и там активно колебался в соответствии с линией партии, бойко участвуя в зачистках излишне рьяных «справедливцев». Правда, как ныне выясняется, участвуя, «был в ярости, был крайне злой», и вообще – духовно пребывал на стороне гонимых…

Вот и все.

Рассказано г-ном Гудковым в здравом уме и твердой памяти, с его слов записано верно.

Евгения Чирикова

Масти вопреки, эта гражданка очень напоминает героиню известного анекдота «Дура, не дура, а свой червонец в день имею», и очень мало что делает, не просчитав все тщательно и на несколько шагов вперед. Не мозгами, так сердцем. Иначе матери, пусть и не одиночке, в этом безумном, безумном, безумном, безумном мире просто не выжить. А выжить надо.

Насколько я понимаю, цепь ее рассуждений примерно такова.

Типичная ситуация: завтра очередной марш, и это как бы хорошо, ибо есть повод напомнить о себе, но, с другой стороны, и плохо, потому что особо напомнить о себе вряд ли дадут дорогие товарищи, которым данное мероприятие необходимо для себя.

Скажем, у г-на Навального возникли очередные проблемы на предмет мошенничества. Мало что с «Кировлесом» вопрос еще очень не решен, так теперь возник вопрос о «семейном подряде», на пару с братом Олегом. Жестокое намерение прокуратуры разобраться, куда и через какие «прокладки» сгинули серьезные деньги, естественно, уже объявлено «гонениями на родню», но при всех арифметических нюансах, дело возбуждено и перспективы (без всякой политики) восторгов не сулят.

Свои проблемы и на левом фланге «непримиримых». Сколько ни рви они на себе рубаху, а дело о «зарубежном финансировании» идет своим ходом, – и пусть дорогая kolobok1973 разобьет на моей плеши десяток тарелок, ее позиция напоминает мне позицию Маши Спиридоновой, не верившей в то, что г-н Азеф провокатор, не только после бурцевского следствия и лопухинского слива, но даже по ознакомлении с архивами жандармерии. Ибо факты понемногу складываются в картинку, и картинка эта куда как нехороша: связи с разведслужбами одного из самых на тот момент враждебных России государств, да еще и через международного авантюриста, повязанного с десятком западных разведок, уже невозможно отрицать. А к тому же пошла еще и грызня в рядах, ибо в сливе «красного» товарища Удальцова заподозрен «розовый» товарищ Пономарев, – что тоже не весьма красит.

Ясен пень, что в такой обстановке выводить людей на улицу просто необходимо.

Как можно больше и как можно яростнее.

Без всяких санкций, а значит, с неизбежными инцидентами.

Чтобы легли костьми – и с арестами-арестами-арестами.

Дав повод для новой волны истерик насчет «преступлений режима».

В общем, старый добрый принцип Честертона: чтобы спрятать лист, лучше всего валить лес.

Но дивной фее из заповедной Химкинской пущи от всего этого никакого профита нет – в связи с чем она и позволяет себе иногда, в порядке исключения, не выглядеть дурой.

Михаил Касьянов

Михаил Михайлович оказался на коротком поводке и в весьма строгом ошейнике. Как скажут, так и споет. По моему мнению, все нынешние действия и высказывания Михаила Касьянова к реальной оппозиции и защите прав Магнитского и других пострадавших от правоохранительной системы никакого отношения не имеют. Там, в Штатах, сейчас решается судьба всех денежных сумм, проходивших в свое время через «оппозиционера» Касьянова. А это больше, чем два процента.

Здесь возникают прямые ассоциации с историей Бориса Шихмурадова. Был, если кто не в курсе, такой туркменский политик, мужик вполне, по тем местам и нынешнему времени, приличный, арестованный властями после покушения на покойного Туркменбаши и сгнивший в тюрьме. Что интересно, к самому покушению отношения он не имел, но, будучи политическим эмигрантом, вернулся в Ашхабад тайком, нелегально. Чтобы, если выгорит, сразу перехватить власть. Ему, насколько я знаю, очень не хотелось ехать. Он был жизнелюб и сибарит, власть, конечно, любил, но аккуратно, без всякого желания становиться мучеником, и он ни за что бы не поехал на Родину, не имея полных гарантий безопасности, – но ему сказали «Надо», а он был так повязан по рукам и ногам, что не то что отказаться, но даже и возразить не посмел. А кабы и посмел, все равно бы поехал.

6
{"b":"270215","o":1}