ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что?!

Я свернул на проселочную дорогу и сбросил скорость.

— С самого начала версия о Салли Крэмер и Ирвинге казалась мне совершенно абсурдной, — снисходительно пояснил я. — О, конечно, она вела себя вызывающе и даже дала Ирвингу несколько неожиданных авансов — вроде того раза, когда вы застали их вдвоем на задней террасе дома, но это был ловкий отвлекающий маневр, чтобы скрыть своего настоящего возлюбленного.

— Неужели Макгрегора? — пораженно воскликнула Эйнджел.

— Вот именно! — Я припарковался позади «корвета», которым, насколько я понял, так никто и пользовался. — Мы приехали немного рано — Макгрегор появится только через полчаса. Мне нужно заглянуть к Уайту. Почему бы вам пока не войти в дом, чтобы поздороваться с Митчем Крэмером? Я буду минут через пять.

— Хорошо, — согласилась она и выпростала длинные ноги из машины. — Черт! — в волнении воскликнула она. — Неужели это Макгрегор? Никогда бы на него не подумала! Должна вас поздравить с успехом, Эл. Вы просто гений!

— Я обыкновенный коп, — усмехнулся я, — но, может, вы и правы.

— Ну, пока!

Она направилась к дому, а я зашагал прямо к гаражу.

Судя по свету, падающему из окна маленького жилища, притулившегося к гаражу, механик был дома. Я постучался, и дверь почти сразу открылась. Клиф Уайт угрюмо смотрел на меня.

— Что вам надо?

— Уделите мне минут пять вашего времени, Клиф, — попросил я.

— Копу? — Он медленно покачал головой. — Сначала вы показались мне не таким подлым, как все они, но я ошибся!

— Она ведь много значила для вас, Клиф, не так ли? — тихо сказал я.

В его темных глазах промелькнуло подозрение.

— Не знаю, о чем вы толкуете!

— О миссис Крэмер. Вчера вечером, когда я собирался отсюда уезжать, она оказалась в моей машине и говорила со мной. Потом я подумал, что это было похоже на китайскую музыку. — Я объяснил ему свою теорию, которую он выслушал с жадным вниманием. — Когда я увидел ее, лежащую мертвой в доме, у меня появилось ощущение, что я не понял ее. Если бы вчера я рассказал шерифу, что она говорила мне о своей ненависти к Эйнджел и о том, что она только теперь поняла, какой была глупой, — но теперь уже ничего не поделаешь, — он решил бы, что это доказывает только одно: в любой момент миссис Крэмер попытается убить своего мужа. И она это сделала!

— Да миссис Крэмер и мухи не могла обидеть! — горячо возразил Уайт.

— С китайской музыкой всегда так — если ее не понимаешь, придаешь ей тот смысл, который, как вам кажется, она должна иметь, — согласился я. — Если взять три момента, о которых вчера говорила Салли Крэмер, и рассмотреть их с разных точек зрения, то что же получается?

— Да, что? — резко спросил он.

— Она очень боялась Эйнджел — понимала, что вскоре с ней произойдет что-то страшное, — и только теперь поняла, что Филип Ирвинг — трусливый негодяй, который даже не пытается защитить ее от заговора против ее жизни.

— Значит, все-таки вы не такой, как все копы, — медленно проговорил Уайт. — Вы на ее стороне!

— Верно, — подтвердил я. — Давайте рассуждать дальше. И сержант, и Крэмер заявили, что она оставила их на террасе около половины одиннадцатого, сказав, что идет спать. Крэмер отправился в свой кабинет только через полчаса, и, согласно его показаниям, прошло еще какое-то время, прежде чем она вошла к нему с оружием в руках. Я этому не верю. Я думаю, она потихоньку выходила из дома, чтобы кого-нибудь навестить. Может, вас, Клиф?

— Да, — хрипло ответил он. — Мы с ней ладили, она была настоящей леди. Миссис Крэмер вчера вечером сказала мне, что ужасно боится, но ее положение безнадежно, потому что если она скажет об этом полиции, ей просто не поверят. Потом увидела, что муж с задней террасы ушел в дом, и бросилась к себе, чтобы он не заметил ее отсутствия.

— И все? — безразлично спросил я.

— Это все, лейтенант, — мрачно кивнул он. — Я понимаю, куда вы клоните, — это нисколько не поможет.

— Я только пытаюсь проиграть это на слух, — с досадой пояснил я. — Если бы у меня была хоть малейшая улика или крохотное свидетельство!

— Могу немного приврать, — проворчал он.

— Спасибо, но это не спасет дело, — отозвался я. — Через несколько минут вы услышите китайскую музыку, которая будет моей попыткой подобрать к ней слова!

Глава 11

Когда я вошел в дом, они сидели в гостиной. Крэмер встал и усмехнулся:

— Рад снова вас видеть, лейтенант. Эйнджел рассказала мне о ваших открытиях. Надеюсь, ничего страшного — я хочу сказать, это не такой уж важный секрет?

— Все в порядке, — подтвердил я. — А сегодня вы лучше выглядите, мистер Крэмер, гораздо лучше.

— Спасибо. — Он осторожно убрал с лица улыбку и снова сел, внимательно наблюдая за мной. — Макгрегор, подумать только — Стью Макгрегор! — Он сокрушенно покрутил головой. — Просто невозможно поверить, лейтенант!

— Как и в эту вашу замечательную историю о его шестимесячном пребывании в плену у корейцев, — небрежно согласился я. — Эта надпись на пластинке, которую вы подарили ему на память о том случае, показалась мне очень забавной.

— Ах да, та история! — Он натянуто улыбнулся. — Честно говоря, я не думал, лейтенант, что вы воспримите ее всерьез. Это была просто шутка, которой я пытался как-то снять с себя напряжение.

— А история Эйнджел о том, что вы путем шантажа вынуждали Макгрегора сводничать для вас, это тоже была шутка?

— Нет, Эл, это правда! — громко сказала Эйнджел.

— Дорогая, Крэмер только что признался, что вся история о том, что он шантажировал Макгрегора, была только шуткой, — пояснил я. — Так чем же он расплачивался с Макгрегором за девушек? Леденцами?

Она возмущенно посмотрела на меня, тогда как в глубине ее глаз затаились холод и настороженность.

— Если все насчет Макгрегора неправда, то зачем вы скармливали мне всю эту чушь по дороге сюда?

— Надеялся, что это вас позабавит, — объяснил я. — Вы выглядели сегодня такой сияющей — прямо как настоящий ангел. Знаете, кого вы мне напомнили?

— Нет, — холодно отрезала она.

— Невесту в ожидании свадьбы — у них всегда такой сияющий, радостный вид. — Я благожелательно улыбнулся им обоим. — Так когда же вы собираетесь пожениться?

— Что за чушь вы несете?! — раздраженно отреагировал Крэмер.

Я надеялся, что он встревожен больше, чем это показывает.

— Но ведь в том-то все и дело, не так ли? — вежливо спросил я. — Как однажды вы сказали мне, Митч… Вы не возражаете, если я буду вас так называть?

— Нет, конечно, — буркнул он. — Продолжайте, что вы там говорили!

— Как вы сказали, — повторил я, — Эйнджел — дерзкая искусительница, и, если вы действительно хотели добиться ее роскошного золотистого тела, вам пришлось бы заплатить за это женитьбой!

— Так вы обманом завлекли меня сюда, чтобы оскорблять?! — негодующе закричала Эйнджел.

— Не только для этого, дорогая, — успокоил я ее. — Теперь, когда Салли убралась у вас с пути, разумеется, вы поженитесь. Митч получит это роскошное тело в безраздельное владение, а также успокаивающее сознание, что его жена не станет свидетельствовать против него относительно того времени, когда они вместе подложили ту бомбу в самолет.

Крэмер в бешенстве вскочил на ноги.

— Лейтенант, вы слишком далеко зашли со своими шутками! — возмущенно заревел он. — Убирайтесь вон из моего дома!

Я закурил сигарету и задумчиво посмотрел на него:

— Неужели вы не хотите послушать дальше? Я думал, вам это будет интересно.

— Все, что мне надо, это…

— Сядь, Митч! — резко одернула его Эйнджел. — Пусть себе фантазирует — может, это нам даже понравится!

Крэмер неохотно опустился на диван, кидая на меня разъяренные взгляды.

— Сегодня утром у меня состоялся очень любопытный разговор с Макгрегором, — продолжил я. — Он рассказал мне об очень специфической — и крайне редкой — категории летчиков-истребителей. Убийцы — вот как он их определил. Это парни, которым нравится убивать. По словам Макгрегора, чтобы принадлежать к этой категории, человек должен обладать неуемным тщеславием, невероятным эгоизмом, раздутым до мании величия. Если бы мне понадобился классический пример людей этого типа, он назвал бы Митча Крэмера.

50
{"b":"270216","o":1}