ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марджи внезапно отвернулась.

— Это не все. — Ее голос дрожал. — Есть еще кое-что, я хочу вам рассказать, но не в состоянии. Это слишком отвратительно! Мерзко! Никому другому я не могла бы… — Закрыв лицо руками, она зарыдала.

Я старался ее утешить, но рыдания только усиливались. Тогда я налил в стакан на пять пальцев чистого виски и подал ей. Марджи вырвала стакан у меня из рук и решительно его опустошила.

— Еще, — попросила неуверенно, протягивая мне пустой стакан.

Я снова пошел на кухню. А когда вернулся в комнату, увидел, что Марджи лежит поперек дивана, подложив руку под голову и тихонько посапывает. Я накрыл женщину одеялом и выпил ее виски прежде, чем тоже лег.

Проснулся я в восемь. Войдя в комнату, обнаружил, что Марджи исчезла. На диване лежала записка.

«Эл, спасибо за все. Я взяла вашу автомобильную куртку — она на пять сантиметров ниже моих колен, и никто (по крайней мере, надеюсь на это) не подумает, что на мне почти ничего нет. Более того, я опустошила ваш кошелек, взяла точно 37 долларов. Мои бриллиантовые серьги у вас на комоде, будьте так любезны, сохраните их. Мне надо обдумать мои проблемы… Потом я вернусь. Целую вас.

P.S. Животное! Я вся покрыта синяками!

Р.P.S. Почему вы не воспользовались моим вчерашним состоянием, чтобы обесчестить меня? Может быть, попытка была бы не лишена интереса!»

Глава 7

Когда пробило одиннадцать, мы с Лейверсом оказались на точке замерзания. Уже девяносто минут мы сидели в его кабинете. Из них первые сорок пять шериф описывал мне кошмары, которые он испытал накануне из-за моего отсутствия. Следующие я рассказывал ему о моих приключениях.

В дверь два раза нетерпеливо стукнули, появилась Аннабел.

— Пришел доктор Мэрфи, шериф, — объявила она. — Он хочет хотя бы минутку поговорить с вами.

— Мне было бы приятней поговорить с кем-нибудь, знающим свое дело, — гаркнул Лейверс.

— Вы не должны так плохо думать, шеф, — запротестовал я. — Могу назвать вам по крайней мере трех жителей этого города, которые считают вас первоклассным шерифом!

Его круглые щеки порозовели с опасной быстротой.

— Ты!.. Ты!.. — закричал он, но чуть не задохнулся, а потому на мгновение замолчал. — Мисс Джексон, позовите доктора Мэрфи.

— Слушаю, шериф! — с энтузиазмом отозвалась она, бросив на меня убийственный взгляд.

Не знаю, почему Аннабел всегда была на стороне Лейверса? Любезно улыбнувшись ей, я очень вежливо спросил:

— Извините, мисс Джексон, это ваши трусики валяются на полу, позади вас?

Она яростно фыркнула и выскочила из комнаты. Лейверс с интересом посмотрел на меня.

— Не вижу никаких трусиков, — кисло заметил он.

— Должно быть, я пал жертвой оптического обмана, — пояснил я.

Вошел доктор Мэрфи, как всегда вызывая представление о скелете, который провалялся несколько лет на солнце.

— Садитесь, доктор! — поспешно воскликнул Лейверс. — Очень приятно иметь дело с умным человеком!

Не обращая внимания на ироническую улыбку Мэр фи, я сделал вид, что зеваю. Но через несколько секунд забарабанил пальцами по столу.

— Перестаньте! — нахмурился шериф.

— Извините, патрон, — смиренно откликнулся я. — Я взволнован вашей предстоящей интеллектуальной беседой с прибывшим доктором Мэрфи.

— Запрещаю вам обращаться со мной как с идиотом, трепач! — бросил Мэрфи. — Ненавижу вашу вульгарность, Эл! Я зашел только для того, чтобы занести акт медицинской экспертизы. Но если здесь это никого не интересует…

— Меня интересует, — мрачно прервал его Лейверс. — Но боюсь, что в этом я одинок!

— Скажите мне, шериф, — примирительно произнес я, — мочились ли вы в постели, когда были малышом?

— Что? — зарычал он.

— Мне говорили, что этим можно объяснить отрицательные тенденции в развитии личности. Конечно, это просто гипотеза…

— Уилер, предупреждаю вас! — прорычал Лейверс дрожащим от ярости голосом. — И на будущее держите при себе ваши отвратительные гипотезы!

Доктор Мэрфи тактично продолжил беседу. Он выпрямился, вынул из кармана какую-то вещь и, бросив ее на стол шерифу, объяснил мелодичным голосом:

— Господа, орудие убийства!

Я поднялся, чтобы посмотреть. Лейверс сделал вид, что не видит, как я взял нож и подбросил его на руке.

— Флорентийский кинжал? — поинтересовался я у Мэрфи. — Помнится, вы говорили о золотой инкрустации…

— Впервые за двадцать, даже за двадцать пять лет я признаю, что попал пальцем в небо, — охотно сообщил он.

— Такой нож можно купить у барахольщика самое большее за доллар и пятьдесят центов, — заметил я.

— Пятьдесят центов, и конец! — бросил Лейверс.

— Обожаю малышей! — внезапно произнес Мэрфи. — У меня их было даже трое. Поверьте мне, сейчас самое подходящее время и место для игры.

— Может быть, вы правы, — обиженно согласился Лейверс.

— Может быть, мы повторим все на докторе, патрон? — предложил я. — Вы воспользуетесь тем, что он отвернется, и ударите его по голове, а я в это время сниму с него костюм и перережу ему большую артерию. Затем его отвезут в морг и…

— Может быть, вам помолчать? — предложил Мэрфи.

— Думаю, вы правы, — кивнул я. — Ну, так что там, в вашем медицинском заключении?

В его глазах появился отсвет сочувствия.

— Я предпочел бы, чтобы вы оба снова сели, — сказал он мрачно. — То, что я сообщу вам, трудно переварить.

Лейверс опустился в свое кресло:

— Что же такое вы скажете, доктор?

— Эл, — начал Мэрфи, повернувшись ко мне. — Вы видели труп раньше меня. Много было крови?

— Немного, почти совсем не было.

— Совершенно верно. — Он покусал губы. — Я констатировал, что нож вошел в солнечное сплетение и вышел в спине, помните?

— Помню.

— Ну, так малютка Эрист была убита не этим ударом. — Он испустил глубокий вздох. — Я хорошо знаю, что очень многие убийцы ненормальные, но было бы желательно, чтобы существовали какие-нибудь рамки их сумасшедших изобретений.

— Например? — гаркнул Лейверс.

— Первый удар перерезал вену, — спокойно объяснил Мэрфи. — Жертва должна была потерять много крови… Убийца вытер кровь, а затем снова погрузил нож в рану. Только теперь с другой стороны.

— Это важно для установления часа смерти, доктор? — спросил я.

— Смерть наступила на два часа раньше, чем я думал сначала. И я еще не совсем уверен в этом. Убийцы настолько ненормальны, что от этого сам можешь свихнуться!

— В самом деле! — воскликнул Лейверс. — Ни малейших отпечатков пальцев на коже. Что касается маски, то это грошовый пустячок, который можно найти в магазинах. Покупатель сам проделывает в них дырки для дыхания. Я думаю, эту маску убийца переделал. Приклеил к ней кусочек белого меха, который, возможно, отрезал от старого ковра, нарисовал глаза… — Он повернулся ко мне с заинтересованным видом. — Можно сказать, убийце хотелось скомпрометировать вашего приятеля, специалиста по демонологии, Уилер!

— Возможно, — отозвался я. — Кстати, вскоре собираюсь его навестить, так же как и крошку Росс. Это единственные люди, которые видели Диану Эрист в тот знаменательный вечер, когда она, обуреваемая ужасом, решила поискать убежища в больнице. Логически этому может быть только одно объяснение: Диана присутствовала при убийстве Пола Трейверса. Согласны?

— Согласен, — проворчал шериф. — Но к сожалению, прежде чем мы сможем представить этот аргумент на суде, нам придется найти труп Трейверса.

— Великолепно! — сказал я со зловещим видом. — Он исчез два месяца назад. От него теперь не много осталось, а, доктор?

— Прошу вас, — запротестовал Мэрфи. — Я составляю меню моего завтрака.

Лейверс передал мне несколько листков:

— Полник мне принес. Это то, что вы вчера просили его сделать.

Я быстро пробежал глазами бумаги. Сторожа у ворот ночью не заметили ничего особенного. В деле Нины Росс оказались даты, названные доктором Мейбери: жертва провела в больнице семь недель и уехала оттуда за неделю до убийства. Полник старательно записал показания различных сиделок, не представляющие никакого интереса.

66
{"b":"270216","o":1}