ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Скажите, доктор, сколько весила Эрист? — обратился я к Мэрфи.

— Около сотни фунтов, — проворчал он. — В это трудно поверить — кости тонкие.

— Что вы хотите этим сказать, Уилер? — проворчал шериф.

— Я думаю, не придаем ли мы слишком большое значение больничной ограде? Всего восемь футов в высоту. Угол парка, где был найден труп, достаточно далеко от ворот, патрон. Там, на улице, можно спокойно остановить машину так, чтобы не слышали сторожа. А здоровому парню ничего не стоит поднять около ста фунтов и перекинуть их через стену! Это могут сделать даже две женщины.

— У меня создается впечатление, что вы правы, — сказал Лейверс. — Если преступник кто-нибудь из пациентов, то почему он не воспользовался теми семью неделями, которые жертва провела в больнице?

— Вот именно! — подхватил я с восхищением. — Если не возражаете, патрон, я примусь за дело.

— Вам сегодня нужен Полник?

— Нет, но было бы хорошо, если бы вечером он был со мной.

— Отлично. В таком случае я ему скажу, чтобы шел отдыхать.

В тот момент, когда я закрывал дверь, выходя из приемной шерифа, два блестящих глаза бросили на меня взгляд, полный ненависти.

— Я ненавижу вас, Эл Уилер! — прошипела Аннабел.

Я поспешил перешагнуть порог. Стальная линейка ударилась о стену точно в том месте, где должна была находиться моя голова, если бы я задержался. Почти точно.

Прежде чем ехать в Пайн-Блафе, я решил зайти на фирму и добрался домой меньше чем за десять минут. На фасаде большими буквами было написано: «Трейверс, Бладен и К0». Вход охраняла какая-то странная личность, будто только сошедшая с экрана кино, но еще не научившаяся жить с нормальными людьми.

— Э? — сказала она мне с любезностью, достойной великого века.

— Я хотел бы повидаться с мистером Бладеном.

— Зачем?

— Мое имя Уилер. Если хотите, можете написать: лейтенант полиции…

Но парень куда-то побежал. Вслед за ним я молниеносно покинул территорию, на которой правил этот цербер, и вскоре был доставлен в элегантный кабинет мистера Бладена, находящийся на втором этаже. Кстати, это был последний этаж здания.

Тут я впервые видел Бладена близко. Сильный, с широкими плечами человек. Загорелое лицо выражало упорство. Из-под черных густых бровей на меня холодно и недоверчиво смотрели серые глаза.

— Итак, вы Уилер? — произнес он, не вставая. — А я — Ден Бладен.

— Вчера в Ла-Вале мы, кажется, разминулись, — заметил я очень любезным тоном.

— Садитесь, лейтенант, — указав на кресло, предложил он. — Я думал как раз о том, во что вы захотите играть сегодня вечером.

— Зачем? — спросил я, развязно пожав плечами. — С этими играми одни неприятности. Можно подумать, что для меня это вопрос жизни и смерти.

— Неплохо, — заметил он, изобразив улыбку. — Я слышал о вас, лейтенант.

— Что я единственный маниакальный головорез в местной полиции, так ведь? — проворчал я.

— Беру эти слова обратно. Но вы ведь пришли не ради удовольствия поболтать со мной, лейтенант?

— Я пришел спросить, разумеется официально, какие у вас новости о вашем старом компаньоне Поле Трейверсе.

— Абсолютно никаких. А у вас, лейтенант?

— Никаких.

Несколько секунд мы молча рассматривали друг друга.

— Поскольку вы здесь, не хотите ли этим воспользоваться и осмотреть предприятие?

Осмотр занял у нас полчаса, так как Ден Бладен был не из тех людей, которые делают что-либо не тщательно. Мы прошли оба этажа, полуподвал, побывали на чердаке, и я насмотрелся, наверное, на всю оставшуюся жизнь.

— Честное слово, лейтенант, вы видели все!

— Вы хотели бы попытаться вернуть ваши сто пятьдесят тысяч долларов официальным путем, мистер Бладен, отдав это дело в руки полиции?

— Почему бы нет? — не колеблясь ответил он. — Происхождение этих денег самое законное! Налоги заплачены и все такое. Нам не в чем себя упрекнуть, лейтенант.

— По-видимому. А не могли бы вы показать мне то место, откуда исчезли эти деньги?

Секунду он колебался, затем, сурово посмотрев на меня, спросил:

— Вы меня, случайно, не разыгрываете?

Я попытался объяснить:

— Если вы готовы довериться полиции, то полиция, в свою очередь, сделает все возможное, чтобы найти ваши деньги.

Его глаза стали размером с блюдце, но он быстро овладел собой:

— Вернемся в мой кабинет…

Соседняя с ним комната, теперь пустая, прежде была кабинетом пропавшего Пола Трейверса. По размеру она была немного больше, но меблирована почти точно так же, как и кабинет Бладена.

Он нажал какую-то кнопку, и закрывавшее стену панно поползло в сторону. Под ним оказался сейф.

— Эта система дорого нам стоила, лейтенант. Инженеры фирмы, продавшие ее нам, долго мучились, устанавливая ее здесь, а они не идиоты. В ней черт-те сколько всякой автоматики. Но фирма заверила нас, что зато секретная комбинация абсолютно не поддается разгадке.

— Однако панно сдвинули, — заметил я скептическим тоном.

— Такое тоже было предусмотрено. На этот случай тут была заложена взрывчатка. Если кто-то непосвященный проникает за панно, раздается взрыв такой силы, что разлетелась бы стена, выходящая во двор, где теперь авторемонтная мастерская.

— Очень оригинально.

— Не предвидели только такого варианта, что один из двух людей, знающих комбинацию, придет однажды вечером и стянет деньги!

— А больше никто ее не знал?

— Никто!

— Даже Джонни Кристал?

— Даже Джонни, — коротко ответил Бладен.

— Предпочитаю именно такие дела, — совершенно искренне воскликнул я. — С самого начала известно, где ты находишься. Значит, виновник или вы, или Трейверс?

— Я все время здесь, лейтенант, — заметил Бладен с иронической улыбкой. — А Трейверс исчез и деньги тоже.

— Совершенно верно.

Пока он возвращал панно на место, я подошел к окну: мастерская во дворе работала вовсю, производя невыносимый металлический лязг.

— От этого за полчаса можно сойти с ума, — заметил я.

Бладен с яростью закрыл окно.

— Когда они только собирали этот хлам, было еще ничего, но теперь, когда начали работать, здесь стало невозможно находиться.

— А когда начали?

— Вчера. Если так будет продолжаться, мы съедем отсюда еще до конца недели. — Он проводил меня до ворот. — Счастлив был увидеть вас, лейтенант!

— Я также, мистер Бладен. Столько слышал о вас, особенно в последние дни!

Его лицо осталось бесстрастным. Это произвело на меня впечатление, и тогда я продолжил:

— Мне известно все, что миссис Трейверс знает о вас, своем муже и Джо — этом старике Серенге. Все!

Но, между нами говоря, мистер Бладен, это очень немного.

— Это невозможно!

— Но факт. Такой же факт, как доброе здоровье миссис Трейверс. Мне кажется, нет никаких причин, чтобы в ближайшие сорок — пятьдесят лет ее здоровье ухудшилось. Как вы считаете?

— Так же.

— Счастлив, что вы так говорите, мистер Бладен., — закончил я голосом, полным восхищения, — потому что это я запомню.

Его звали Сэм. От солнца его лицо приобрело цвет красного дерева. Он болтался в этом дворе с того дня, как сюда привезли первую разбитую машину.

— Два месяца назад, лейтенант?

Сэм поднял глаза на стену соседей и закрыл один глаз, чтобы нацелиться на окно, которое я ему показал. Затем задумчиво почесал подбородок:

— С тех пор мы починили много машин. Вы говорите, прошло два месяца… — Вдруг его глаза сверкнули, и он воскликнул: — Посмотрите три первых кучи, вон там, в углу!

Эти три кучи показались мне похожими на монументы, воздвигнутые во славу XX века, но я ничего не сказал.

— Я пришлю вам в помощь двух своих людей. Вы сможете выделить площадку, чтобы туда можно было переместить все эти железки?

— Это возможно, — ответил Сэм, качнув головой.

— Служба шерифа покроет все расходы! — Я еле-еле удержался от смеха, представив себе лицо Лейверса, когда ему предъявят счет.

67
{"b":"270216","o":1}