ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Никогда не оскорбляйте, лейтенант, убеждения других людей. Не забывайте про возмездие, которое вас ожидает.

— Хорошо. Но все-таки объясните мне, что это значит — «идеальный новичок»?

— Это как девственная земля, — ответил он более уверенно. — Как девственная земля, не знавшая плуга, более сильна, богата, так и идеальный новичок силится оттолкнуть удары Сатаны, но, как только в него попадает семя, он приносит плоды более зрелые, чем другие.

— Это, конечно, Джонни Кристал уговорил миссис Трейверс посетить ваш светский прием?

— Точно, — признался он.

— А вы, разумеется, не так давно виделись еще раз с этим помешанным, я хочу сказать, с Томми Мелроу?

— Я как раз жду его сегодня вечером. Она проведет у меня несколько дней.

— Вы, он и подвал, — прошептал я, вздрогнув. — Маленькое дружеское общество.

Эрист глубоко вздохнул:

— Вы отлично продемонстрировали мне, как полицейские используют свою привилегию держаться по-скотски. На этот счет у меня нет никаких сомнений, лейтенант. Но почему вы продолжаете так себя вести? Чтобы развлечься? Для удовольствия? Или потому, что это возбуждает в вас чувство превосходства?

— Мистер Эрист, я совсем не прижимаю вас, — возразил я.

— Я и не сомневался!

— После той ночи вы видели еще раз Марджи Трейверс? — прямо спросил я.

Он колебался всего долю секунды.

— Нет.

— Если вы встретите ее, то уйдите с дороги, это мой вам совет, возможно, у нее будет револьвер. Не то чтобы я слишком расстроюсь, если вас убьют, но мне кажется, что Марджи предстоят важные дела.

— Если я ее встречу, то скажу ей, что вас это волнует, — проговорил он слегка саркастическим тоном. — Есть новости о ее муже?

— Никаких, — честно сообщил я. — Но надеюсь, завтра мы кое-что узнаем. Я должен вас спросить еще о двух вещах, мистер Эрист, а потом оставлю вас в покое, и вы можете строгать свою деревяшку или катиться к черту, как вам будет угодно.

— Слушаю, — вежливо произнес он.

— Накануне того дня, когда ваша племянница поехала в больницу, Нина Росс одолжила ей два чемодана. Мисс Росс справлялась в больнице: этих чемоданов там никто не видел. Я пообещал ей поговорить о них с вами. Если Диана ими не воспользовалась, то они, вероятно, остались у вас?

— Чемоданы? — Эрист сделал вид, что задумался, но потом тряхнул головой. — Нет, я совсем их не помню. Вы уверены, что малышка Росс не ошибается?

— Кто знает? — пожал я плечами.

— Вы еще хотите что-нибудь спросить, лейтенант? Вы понимаете, что я стремлюсь поскорее покончить с этим.

— Не позволите ли вы мне взглянуть на ваш подвал?

— С радостью. Я вас провожу.

Я пошел за ним в комнату и не мог удержаться, чтобы не взглянуть на портрет, висящий над камином.

— Приветствую вас, мадам де Монтеспан, — сказал я, галантно кланяясь.

Холодные глаза пронзили меня змеиным взглядом, показав полнейшее ко мне презрение, — они не признавали даже моего существования.

— Сюда, лейтенант…

Эрист направился по коридору, ведущему в глубину дома. Затем остановился перед массивной деревянной дверью и повернул ключ.

— В подвале нет электричества, — пояснил он. — Вам будет достаточно свечи?

— Может быть, можно зажечь черные свечи? — спросил я.

— Если хотите.

Деревянные ступени были неодинаковые по высоте. На полдороге Эрист зажег свечу, и бедное, танцующее пламя еле-еле осветило лестницу. Когда мы спустились, Эрист куда-то удалился, растворившись во тьме, но потом я услышал, что он зажигает свечи. В подвале пахло сыростью и плесенью, это дало мне возможность лучше понять, что должна была испытывать Нина Росс, когда ее положили на черный алтарь.

— Угодно вам следовать за гидом, лейтенант? — учтиво поинтересовался Эрист.

— Нет, благодарю. Я уже повидал достаточно.

Мы поднялись. Он проводил меня до двери.

— До свидания, лейтенант, — сухо бросил Эрист. — Вы меня кое-чему научили.

— Чему?

— До сегодняшнего дня я не знал, что значит поддерживать контакт. — И он тихо закрыл дверь перед моим носом.

Когда я вернулся в город и поставил машину перед конторой шерифа, было шесть часов. От плохого предчувствия по спине бежали мурашки. А прием, оказанный мне Аннабел Джексон, еще больше усилил мои опасения.

С лучезарной улыбкой она грациозным жестом указала на дверь шерифа.

— Патрон ждет вас, лейтенант, — объявила Аннабел медоточивым голосом. — Будьте любезны войти.

— Бесконечно вам благодарен, мисс Джексон! — пробормотал я.

Из осторожности, проходя мимо ее стола, я повернулся боком, на случай, если стальная линейка окажется у нее под рукой.

Когда я вошел, Лейверс поднял голову и улыбнулся. Я застыл на месте, силясь понять, что же такое происходит. Даже уже начал думать, что случайно надел чужую рубашку.

— Хорошая работа, Уилер! — воскликнул шериф голосом, полным ко мне симпатии. — Вот это я называю отличным делом!

— Благодарю, — прошептал я.

— Пожалуйста, вы заслужили эти комплименты!

— Простите, патрон. — Я закашлялся. — О какой работе вы говорите?

Он поднял на меня удивленный взгляд:

— Как, вы не знаете?

— Честное слово, шериф, у меня бывает столько отличных дел, что мне трудно все их запомнить!

— Я забыл, что все послеобеденное время вас не было в городе, Уилер, — великодушно признался он. — В самом деле, как же вы можете быть в курсе событий?

— Действительно.

Я ждал, полный любопытства. Но Лейверс уткнулся в свои бумаги. Может, мне уже никогда не узнать, что же такое я сделал, чтобы заслужить столько комплиментов? И только я открыл рот, чтобы зарычать, как он снова заговорил:

— Во второй трети первой кучи они нашли его, в четыре тридцать.

— Труп Трейверса? — пролепетал я.

— Разумеется. — Лейверс посмотрел на меня уголком глаза. — Только об этом и твержу вам с момента вашего прихода. А вы говорите о чем-то другом?

— Конечно нет, — уверенно ответил я, глядя ему прямо в глаза.

Он топнул ногой:

— Честное слово, лейтенант, теперь, когда труп у нас, я позволю себе напомнить, что нам нужен еще и убийца. Значит, нечего тут околачиваться!

— Конечно, шериф.

Я повернулся и вышел, думая о том, что мой триумф был хорош, но уж слишком короток.

— Вам звонил доктор Мэрфи, Эл. Просил позвонить ему. Я соединю?

— Пожалуйста, — ответил я с совершенно ошарашенным видом.

Через две секунды Аннабел протянула мне трубку.

— Я вас ненавижу! — объявил мне Мэрфи слабым голосом. — Желаю, чтобы ваша печень, Эл Уилер, разорвала вам сердце!

— Я не убивал и не прятал ваших покойников, доктор, — запротестовал я. — Обычно ограничиваюсь только тем, что нахожу их.

— Вы не могли сделать ничего хуже, — заметил он. — Этот остов спокойно себе гнил бы, если бы вы не были так прилежны. Мой желудок никогда от этого не оправится.

— Вам удалось точно установить его личность? Это именно Трейверс?

— У меня была только его челюсть, но и этого хватило, — ответил доктор. — Он получил пулю в затылок. Я отправил череп в лабораторию. Это вам подходит?

— Прекрасно! — отреагировал я с уважением. — Вы быстро делаете дело.

— Чем больше я медлю, тем… Простите! — Мэрфи бросил трубку.

Я поднял голову и заметил, что Аннабел внимательно смотрит на меня, нежно улыбаясь.

— Эл, голубчик, могу я быть вам полезной? — спросила она ласково. — Хотите, принесу вам чашку кофе? Может быть, бутерброд? Или еще что-нибудь?

— Знаю, что буду сожалеть об этом до конца моих дней, но мне нечего у вас попросить, Аннабел.

— Это точно, дорогой?

— Абсолютно. А почему это вы до такого позднего часа задержались в конторе?

— Я подумала, что, может быть, буду вам нужна, когда вы вернетесь. А потом…

— Квартирная плата, — закончил я вместо нее. — И сколько же вам нужно?

— Ну!.. — Она хитро глянула на меня, ну просто как идеальная супруга. — Пятнадцать долларов достаточно, но если бы было двадцать…

71
{"b":"270216","o":1}