ЛитМир - Электронная Библиотека

- А что ты пишешь? – спросил Кирилл.

- Разное. Фэнтези в основном. Смотри, вот это скоро выйдет отдельной книгой.

И Костя показал Колдобину папку с «Когтем». Врал Костя редко и неохотно, а тут как-то само собой вышло. В конце концов, фантаст он или нет? Сколько можно слушать, как этот жлоб распинается про свои блинные?

- Днём я в фирме, а ночью пишу, - сурово пояснил Костя, и была это сущая правда. – Но скоро всё будет по-другому – я перехожу на профессиональный литературный труд. Вот доработаю роман, и привет! Я даже отпуск взял, чтоб обрубить все концы.

- Отпуск? А куда едешь? – оживился Колдобин.

Про фэнтези сказать ему было нечего, зато тема отдыха задела за живое.

Костя в ответ только усмехнулся:

- Да не еду я никуда, балда. Я же сказал: роман до ума буду доводить. Мне теперь нужна тишина и полное одиночество. Чтоб только я и мой ноутбук…

- А я в Сан-Тропе послезавтра намылился, - перебил его Кирилл, и снова забулькал свинченный кран. – Мы с пацанами договорились: тёлок возьмём и оторвёмся по полной! Не бывал в Сан-Тропе? Зря! Там классно! Это не то, что Эмираты - там тёлкам топлесс никуда ходу нет, да и шуму арабы не любят. А в Сан-Тропе ори сколько хочешь, были бы деньги - цивилизация! Это родители у меня всё в Эмираты ездят. Вчера мне устроили бэнц: только я с пацанами насчёт Сан-Тропе сговорился, как отцу тур за полцены предложили. Горящий, в эти гребаные Эмираты. А отец мой, ты сам знаешь, за копейку удавится – настоящий советский человек. Вцепился в этот тур, как ошалелый, а я чтоб дома сидел, на даче… Дача ещё эта хренова… Ну нет, я всё равно как-нибудь с пацанами вырвусь!

Прохлада колдобинской машины Косте надоела. Захотелось выбраться наружу – в духоту, зной и собственную жизнь. Не сидеть же тут до вечера, развесив уши?

В школе от болтовни Колдобина можно было только сбежать. Поэтому Костя решительно сунул руку в углубление на двери. Там вместо ручки оказалась какая-то бородавка. Костя на бородавку нажал, но дверь и не подумала открыться. Зато вдруг сильно запахло бананами.

- Ты что, радио хотел врубить, музон послушать? Радио вон там, а это отдушка, - пояснил Кирилл. - Классная штука, особенно если кого в салоне развезёт - отрыжка после японской кухни и всё такое… Я как-то в Сан-Тропе устриц обожрался, и ты не поверишь…

Костя кашлянул, чтобы перекрыть шум колдобинского крана. Он собрался прощаться, но Кирилл вдруг завопил:

- Идея! Точно! Как удачно я тебя встретил!

- Я спешу, - сказал Костя в ответ.

Он отвернулся и стал шарить по двери в поисках настоящей ручки.

- Да постой ты! Идея! Костян, ты только послушай! – кричал и брызгался Кирилл, хватая Костю то за рукав, то за чёрную папку. – Погоди ты! Идея есть!

- Какая у тебя может быть идея?

- Классная! У моих родителей дача в Копытином Логу. Они себе новую строят, в Грезине, а эту на продажу выставили. Понимаешь, надо чтоб в Копытином пожил кто-нибудь, пока они в Эмиратах,а я в Сен-Тропе. За порядком на даче посмотреть и вообще…

Продолжая обшаривать дверь, Костя надменно посоветовал:

- Вы состоятельные люди, наймите кого-нибудь.

- Да не соглашается никто! Такое уж это место,- простодушно начал Кирилл и вдруг осёкся. – Короче, всё путём, но…

- Что «но»?

Кирилл замялся:

- Гонят всякую пургу, мол, место с мутью…

- Бомжи шалят? Соседи ночью клубнику воруют?

- Да нет! Странности там всякие случаются…

- Аномальные явления?

- Во-во, вроде того. Только фигня всё это! Я тыщу раз там бывал и с пацанами, и с тёлками - никаких явлений не видал. И кто только первый эту бодягу замутил? Наверное, нарочно, чтоб цены на дачи сбить. Всё путём будет, Костян. Ты мне ещё спасибо скажешь!

- Это за что?

- За тишину и одиночество. Там этого добра выше крыши. Ты же хотел! Я тебя за язык не тянул, ты сам про это говорил. Эх, если б ты знал, какая в Копытином Логу тишина…

Глава 2

Если не в Сан-Тропе, то хоть куда-то надо сбежать!

Во-первых, отпуск начался. За две недели вполне можно написать новый роман, продолжение «Когтя». Костя даже название придумал – «Амулет вечности». Но дома работать невозможно. Только в вечность погрузишься, как раздаётся голос матери:

- Костик, вынеси мусор!

Считается, раз он в отпуске, значит, бездельничает, и надо срочно дать ему в руки помойное ведро.

- Я работаю, - огрызается Костя.

- Это не работа, а порча глаз, - отвечает мама.

- И сколиоз у тебя, Костенька, не забывай, - ласково добавляет бабушка. – Вот если бы ты разгрузил позвоночник да сбегал за подсолнечным маслом…

- Пусть вообще из комнаты убирается! – шипит сестра Ксюшка. – Гриша вот-вот придёт.

Гриша – Ксюшкин жених. У него утиный нос, покатые плечи и нрав довольно занудный. Но Ксюшка выбрала именно его: ей уже двадцать шесть, а Гриша очень в неё влюблён. Свадьба через месяц. Значит, ещё целых тридцать вечеров Гриша будет звонить в дверь и улыбаться на пороге. В одной руке он будет держать букет практичных астр (они долго не вянут), а в другой коробку конфет «Буревестник».

Конфеты и астры поступают бабушке, а Ксюшка с Гришей топают в Костину комнату. Им, видите ли, нужно лирическое уединение. Кто жил в панельной трёшке большой дружной семьёй, знает, какая это роскошь.

Конечно, Ксюшка могла бы принять жениха у себя, но комнату она делит с бабушкой, а у бабушки артрит, так что диван занят. Гостиная у Гладышевых проходная, для интима годится лишь Костина конурка. Прощай, «Амулет вечности»…

Добро бы интим был настоящий! Как-то по ошибке Костя ввалился к влюблённым и увидел, что Ксюшка с Гришей сидят на кровати, держатся за руки и смотрят друг на друга, как два барана. И ради такой ерунды Гладышевы переходят на шёпот? И бродят по квартире на цыпочках, будто шайка воров?

- Костик, ты не понимаешь! Гриша романтик, а в наше время это большая редкость, - говорит обычно бабушка, закладывая книжку «Красота и здоровье после восьмидесяти» фантиком от конфеты «Буревестник».

- Гриша не подарок, но лучше, чем ничего, - утверждает мама страшным шёпотом.

И беззвучно разливает суп. Бабушка, как всегда, отдыхает в своей комнате, а все прочие Гладышевы сгрудились на кухне и стараются не греметь посудой.

Отец ворчит:

- Кто сказал, что ничего - это хуже?

- Гриша менеджер по продажам и скоро пойдёт на повышение, - напоминает мама. - После свадьбы он будет снимать квартиру.

- Давно бы уже снял и трахал там Ксюшку, - шипит Костя.

Мама еле слышно возмущается:

- Как ты так можешь о сестре!

- А что? Это как раз бы и значило, что у жениха серьёзные намерения. Чего он сидит, как пень? Может, он вообще импотент? У меня нехорошее предчувствие, что после свадьбы этот романтик влезет с Ксюшкой в мою берлогу, и ничем его потом не вышибишь.

- А что, пацан дело говорит, - соглашается отец, - Чего он с квартирой тянет? И «Буревестник» его, скажу вам, невысокого полёта. Вахтёрше дарить такую муру неловко, не то что невесте.

- Сам виноват: сказал, что это любимые конфеты твоего детства, - напоминает мама.

- Я давно вырос и вполне могу переварить «Вишню в коньяке». Или просто коньяк.

- Каждый день покупать «Вишню» накладно. Он ведь менеджер не в конфетном, а в мебельном магазине.

- Так принёс бы табуретку!

- И корыто – наше-то совсем раскололось, - добавляет Костя. – Как Ксюшка могла в этого буревестника влюбиться, не понимаю.

- Молод ты ещё, жизни не нюхал, - замечает отец мудрым голосом. – Знаешь, человек иногда возьмёт да и влюбится в какую-нибудь образину…

Мать всегда настороже:

- Это кого ты имеешь в виду?

- Не себя же, - спохватывается отец. – Я про Коровина подумал и про его Ирку…

И такая дребедень каждый день!

- Всё, еду за город, - объявил Костя. – Привет Грише!

- Чуть не забыл! Запомни хорошенько адрес: Копытин Лог, улица Мичурина, строение восемь, - ещё раз повторил Кирилл Колдобин. - Если пожар начнётся или ещё что-нибудь такое… Да не пугайся, Костян, я так, на всякий случай говорю. Ну, а теперь вылезай! Я всегда покупателей тут притормаживаю - кажу товар, так сказать, лицом.

6
{"b":"270225","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой первый встречный босс
Трезориум
Семь смертей Эвелины Хардкасл
Тёмный Травник. Обрести тело
Предчувствую тебя…
Сеятели ветра
Глиняный мост
Теория большого сбоя
Речь как меч