ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я медленно пробиралась, вытянув руки, пока не нашла стену. Затем я приникла к ней, прикоснулась щекой и попыталась дышать.

«Ты слишком остро реагируешь»

Эта мысль возникла моментально, как песня на повторе, и практически сбила меня с ног.

Эти слова швыряли в меня слишком много раз, и я принимала их как щит, и пользовалась ими, чтобы скрыть все уродливые эмоции внутри себя. Думаю, мне пришлось пожертвовать и хорошими эмоциями. Потому что сейчас, когда они вернулись, появились так же и уродливые.

Попытка притворяться весь сегодняшний день истерла меня как наждачная бумага, и у меня саднило кожу. Есть правда, с которой мне нужно было встретиться лицом к лицу. Она кричала из глубины моего сознания, и я не думала, что могла выжить, слушая ее.

Мне нужно было что-то, чтобы заглушить ее.

Я не думала, когда вылетела из крохотной квартирки. Я надела шорты и какие — то сандалии. Я уверила себя, что мой ночной топ сойдет за блузку и медленно спустилась по расшатанным ступенькам, игнорируя импульс в крови, который говорил мне бежать. Далеко и быстро.

Риомаджоре точно не был олицетворением ночной жизни, но я отыскала бар, выискивая огни и прислушиваясь к людям.

Бар в большинстве своем был заполнен туристами, и я заняла свободное место в передней части. Попросила бармена принести что-нибудь, что угодно.

Он начал рассказывать мне об особенном лимонном ликере, который назывался «Лимончелло» и был приготовлен из лимонов, которые выращивала его семья. Я перестала обращать на него внимание, потянулась за небольшим стаканом, который он держал, и опрокинула его в себя.

Я ожидала, что будет кисло, но ликер был горьковато — сладким. Он имел вкус лимонных леденцов с намеком на освежитель воздуха фирмы Pledge, но мне было все равно.

— Глотайте! — Бармен изобразил глотание, будто я, возможно, не понимала его ломанный английский. Я идеально его понимала.

Я подняла палец и сказала:

— Еще один. Стойте, нет. Принесите мне бутылку.

Он нахмурился, и я сказала громче:

— Целую бутылку. Всю целиком.

Я положила на стойку несколько своих крупных купюр, которые возможно дважды покрывали эту бутылку, но мне было все равно. Я взялась за горлышко бутылки, когда он протянул мне ее, и опрокинула ее в себя.

Обжигало, но недостаточно.

Алкоголь ведь должен стерилизовать, верно? Потому что мне нужно было это. Мне нужно было выжечь инфекцию и заморозить мои раны.

Ко мне подошел поболтать парень, но я настолько была в растерянности, не знала, что делать, что почувствовала, как в задней части горла собираются как дождь слезы. В конце концов, я отослала его, и в то же время думала о том, чтобы последовать за ним.

Я пришла сюда с намерением потерять себя так, как привыкла это делать. Мне просто хотелось, чтобы эта боль прекратилась, а когда я проводила каждую ночь в баре с разными парнями, болело не так сильно. Тогда это была другая боль. Практически пустая. Боль от нехватки. Будто скучаешь по кому-то, кого достаточно давно не видел. С такой болью, по крайней мере, можно научиться жить.

Но эта нынешняя боль была острой. Неожиданной. И я не могла ее контролировать. Иногда она возникала, когда Джексон прикасался ко мне, но чаще всего не так воспринималась. Только мысль или чувство, или воспоминание могли вызывать ее. И каждый раз казалось, будто мои легкие получили прокол, и я тонула без какой — либо воды.

Я сделала еще один глоток из бутылки, и на мгновение этот коктейль стал чертовски сладким.

Единственное, о чем я могла думать, так что это была цена за то, что я пыталась снова стать целой. Все эти годы я закрывала себя, чтобы не чувствовать, что я потеряла. И без моего ведома, я с каждым днем теряла себя все больше. Вселенная не позволила бы мне двигаться дальше без чувств.

Но, может, я снова могла завязнуть. Может, я могла бы найти путь обратно к той застоявшейся жизни, в которой ничто не меняется и вещи не такие яркие, но и не темные.

Я могла найти обратный путь туда. Могла. И стало бы лучше, когда нашла бы.

— Келси?

Нет. Нет, пожалуйста, нет.

Я сделала глоток побольше, надеясь, что он перенесет меня из этого момента. Я была как ребенок, мечтающий о Нарнии в шкафу, но я была не настолько наивна, чтобы думать, что получу то, чего желаю.

— Келси, что ты здесь делаешь?

Господи, я не знала, как ответить. Я не знала, быть ли мне холодной и оттолкнуть его или упасть в его руки. Оба решения принесут боль, а именно ее я старалась избегать.

Поэтому я молчала и сделала еще глоток.

— Эй, — он выхватил бутылку из моих рук. — Посмотри на меня. Тебе это не нужно.

Я прижалась щекой к растрескавшемуся, потертому дереву барной стойки и смочила его жидкостью, вытекающей из уголка моего глаза.

Я крепко сжала глаза и пробормотала:

— Просто оставь меня одну. Пожалуйста. Оставь меня одну.

— Принцесса, в чем дело? Что случилось?

— Ничего не случилось. Я в порядке. Может девушка выпить?

Я потянулась к «Лимончелло», но он встал между бутылкой и мной.

— Только не так. Не посреди ночи и не в том, что ты одеваешь в кровать. — Его пальцы дернули за кружевную лямку моего топа, и он продолжил. — Не тогда, когда ты явно расстроена. Я не знаю, что произошло, но это не ответ. Я это проходил. Я думал, что это решение, но проблемы только усугублялись. Поговори со мной.

— Я — проблема! Ты этого не понимаешь? Вот кто я такая. Только так я могу выжить.

— Это не правда. В тебе есть намного больше этого. От чего бы ты ни убегала, это просто событие, воспоминание. Оно не может диктовать твою жизнь.

Я подняла руки к волосам и сжала их, стараясь не заплакать.

— Уже продиктовало. И сейчас это не просто одно воспоминание... их тысячи. И я не могу убежать. Я не убегаю, я сдаюсь.

Я подняла руку и позвала бармена. Он начал двигаться в мою сторону, но Джексон показал на него пальцем и сказал:

— Нет. Больше ничего ей не давайте.

Черт возьми. Теперь мне придется искать другой бар, потому что Хант точно пугает больше, чем я могла надеяться.

— Я понимаю, что ты делаешь, Джексон. И это мило, и я благодарна, но это не сработает. Позволь мне сберечь наше время и волнение.

Мы знаем друг друга всего несколько недель, а в наши отношения уже пробралась тьма. Если мы не смогли побороть ее в самом начале, когда все было с нуля и эмоции были самыми сильными, то сейчас не было надежды на будущее.

Он придвинулся ближе, схватил меня за подбородок и приподнял его, чтобы посмотреть в глаза.

— Я сказал тебе в ту ночь, когда мы познакомились, что мне все равно на то, что, как ты думаешь, тебе необходимо. И этот случай не исключение. Я не позволю тебе это делать.

Он взял меня за локоть и начал вытаскивать из бара.

Я потянула свою руку, чтобы освободиться, и отошла, пошатываясь, на несколько футов.

— Ты не можешь просто потащить меня или забросить на свое плечо, чтобы получить то, что ты хочешь, Джексон. Не в этот раз. Ты сделаешь только хуже.

— Сделаю что хуже? Объясни мне, что происходит. Что изменилось?

— Ничего. — Я потянула за уголки губ, будто была марионеткой на веревочках. — Вот в чем дело. Я вела себя так, будто изменилась. Будто я тот человек, который может сбежать ради приключения с тобой или потратить впустую дни в твоей кровати. Будто я тот человек, который может влюбиться. Но я не такая. Эта часть меня исчезла очень давно.

Я ринулась мимо него в ночь, задаваясь вопросом, есть ли в деревне еще такой же бар.

— Это из-за того, что произошло, когда ты была младше?

Я замерла, стала твердой как камень. Я могла чувствовать крошечную гальку, которая пробралась в мои сандалии. Я могла слышать скрипучий звук в своих легких, появившийся от попыток одновременно и вдыхать, и задержать дыхание. Я могла чувствовать Ханта позади меня, следуя волнам паники как эхолокатор. Я повернулась.

— Откуда ты это знаешь?

— Ты сказала кое-что... в ту ночь, когда тебя накачали наркотиками. Никаких деталей, только что... ты знала, каково это, когда тобой пользуются. Я не хотел подталкивать тебя к разговору об этом, если ты не готова, но я собирал подсказки. И если это причина того, что сейчас происходит, то ты должна знать, что это была не твоя вина. Кто бы ни сделал это с тобой... ты не могла контролировать это.

42
{"b":"270231","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Финт хвостом
Смерть за поворотом
#Щастьематеринства. Пособие по выживанию для мамы
Призрак в поместье
Лед
Обитель
Источник
Вандербикеры с 141‑й улицы
В постели с Райаном