ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это были те ободряющие слова, которые были мне нужны.

Я переодела другой сарафан, открыла дверь в ванную и увидела Джексона, который сидел на кровати. Я подбежала и бросилась на него.

Его рефлексы были слишком быстрыми, чтобы я могла удивить его, поэтому он поймал меня и подмял под себя.

Я засмеялась, и он посмотрел на меня с такой нежностью в глазах. Он уперся одним локтем в кровать и провел пальцами по моим волосам, разметавшимся по подушке.

— Кто-то счастлив, — сказал он.

Я кивнула и притянула его для поцелуя. Обернула ноги вокруг его талии, и он лег сверху на меня.

Я промычала что-то в его губы и сказала:

— Кажется, кто-то тоже счастлив.

Глава 27

Мы на пять минут опоздали на заказанную лодку.

Но оно определенно того стоило.

Мы взяли в аренду лодку и наняли мужчину по имени Джанни в качестве капитана. Джанни был полным стариком с практически постоянной ухмылкой и седыми бровями, такими густыми, что больше были похожи на усы. Но даже его вечно недовольный, ломаный английский не мог испортить момент.

Джанни молча отошел от нас, оставляя меня и Ханта в задней части лодки, чтобы мы смогли насладиться поездкой.

Сначала мы выплыли с пристани, быстро оставляя позади небольшую бухту, заполненную лодками. Затем, когда мы оказались достаточно далеко, где можно было только увидеть несколько плавающих лодок, как наша, капитан повернул и начал огибать остров.

Я прислонилась к подушкам на сидении и, улыбнувшись, положила ноги на колени Ханта. Он улыбнулся в ответ, его улыбка была потрясающе красивой. Он взглянул на ничего не замечающего Джанни и приподнял мою ногу, прижимаясь чувственным поцелуем к внутренней части моей лодыжки именно так, как делал той ночью, когда мы в первый раз спали вместе. По моему позвоночнику прошла дрожь, сворачиваясь внизу живота.

Через какое-то время мы погрузились в комфортную тишину. Мотор лодки был достаточно громким, чтобы мы могли начать разговор. Поэтому я прислонилась к подушкам и наблюдала, как вокруг нас двигается вверх и вниз земля, а Хант достал свой блокнот, делая другой набросок.

Как только мы налюбовались островом на расстоянии, Джанни снова подвел нас к острову поближе, в этот раз, заплывая на участок без пристани и зданий, расположенных на берегу. Лодка замедлилась. Вода под нами была яркого бирюзового цвета, но, как только мы подобрались к мелководью, то смогли увидеть рыб и кораллы, выстроившихся в линию у дна океана.

Около одного скопления камней перед нами было много других лодок. Джанни остановился и с края большой лодки опустил в воду крошечную шлюпку.

Показав нам на отверстие в утесе, он сказал:

— Grotta Azzurra.[18]

Я подумала и решила, что слово Azzurra связано со словом голубой.

— Голубой? — спросила я.

— Да, Голубой грот.

Он махнул рукой нам с Хантом, показывая, спуститься по лесенке с боку лодки в шлюпку. Джексон пошел первым, я последовала за ним, а Джанни спустился последним. Эта лодка и правда была маленькой. Я немного беспокоилась, как она может выдержать нас троих. Но не собиралась спорить с очень серьезными бровями Джанни.

Он снова показала на вход в ущелье и сказал:

— Грот.

Я пододвинулась ближе к Ханту, чтобы уменьшить пространство, он притянул меня к себе и устроил между своих ног.

Джанни подплыл к гроту, и мы встали в очередь, ожидая, в то время как другие маленькие лодки, как наша, входили и выходили из пещеры. Нам пришлось пригнуть головы, чтобы проплыть под выступающим камнем, но, как только мы оказались внутри, я поняла, как грот получил свое название.

Вода в темной пещере освещалась ярким синим светом. Сначала я подумала, что это отражение от света, который проникал через вход в пещеру, но, казалось, что свет сиял из — под воды. Я окунула руку в воду, и она тоже осветилась синим.

— Ух ты. — Мой голос эхом раздался по пещере, отскакивая от скалистых стен.

Затем наш угрюмый гид начал петь, и у меня открылся рот.

Его голос был низким и богатым, песня была на итальянском, медленная и завораживающая. Звук его голоса эхом раздавался вокруг нас, заполняя пещеру, от чего у меня перехватило дыхание.

Рука Джексона сжала мою талию, и он поцеловал меня в плечо.

Джанни очень быстро управлял лодкой, и мы направились обратно к яркому свету у входа. Мне хотелось замедлить время, заморозить нас в этом моменте еще на несколько секунд.

Я повернула голову и встретилась с Джексоном глазами. В этой пещере они выглядели практически синими, и у меня ускорилось сердцебиение. Прежде чем я смогла передумать, сказала:

— Я влюбляюсь в тебя.

Его глаза отыскали мои, и я почувствовала, как замерла в ожидании его ответа. В ушах звенело, будто я погружалась под землю, а глаза заслезились от ветра, который дул прямо мне в лицо. И я ждала. Ждала. Выражение его лица было нечитаемым.

Он открыл рот, и мое сердце в груди заколотилось.

— Пригнитесь, — сказал Джанни.

Большая рука Ханта оказалась на моей голове, и он пригнул нас вниз, пока лодка скользила под камнем. Мое сердце разбивалось, разламывалось и расслаивалось с каждой секундой его молчания.

Но я не должна была беспокоиться.

В ту секунду, когда мы оставили позади выступ, он придвинул меня к себе и прижался к моим губам в идеальном, обжигающем поцелуе.

Он ничего не сказал. Просто растопил меня своим ртом и пронзил своими глазами, и я предположила, что должна довольствоваться этим. Он был человеком действия, и мне это нравилось.

После этого Джанни направил нас к уединенной бухте. Он привязал лодку к выступу на камне, показал нам рукой спрыгнуть, а затем надвинул шляпу на лицо, чтобы подремать.

Мы с Джексоном воспользовались уединенностью и с помощью не слишком острой скалы, добились того, что было невозможно сделать в глубоких водах Чинкве — Терре.

Когда тем вечером мы вернулись в наш номер, наша кожа была на несколько тонов темнее, мои волосы пахли солью. Мы умудрились заполучить соль и песок в самых неподходящих местах.

Нам обоим был необходим душ.

— Ты иди первым. У меня уйдет вечность, чтобы вымыть все с волос.

— Я мог бы помочь.

Насколько бы привлекательно не звучало, я знала, к чему это приведет, и я, честно говоря, настолько устала, чтобы даже думать о сексе стоя, не говоря уже о том, чтобы заниматься им.

— Спасибо, Казанова, но давай сначала помоемся. Можешь снова испачкать меня позже.

— Уже жду с нетерпением.

Я засмеялась и повернулась, чтобы бросить вещи у изножья кровати. Они упали на пол, а затем вокруг моей талии обернулась рука, поворачивая меня и опуская назад.

Он целовал меня медленно, щетина на его подбородке щекотала мою кожу. Я все время поражалась, что каждый его поцелуй ощущался по-другому, по — новому. Я надеялась, что так будет всегда.

Хант поднял меня и еще раз быстро поцеловал.

— Я давно не был так счастлив. Никогда. Может быть, — произнес он.

— Я тоже.

Он, насвистывая, направился в душ, и на моем лице расцвела улыбка, которую невозможно было сдержать. Я закрыла глаза и вытянула руки, будто только что закончила единственную, имевшую смысл гонку.

Господи, он был идеальным.

Ну, за исключением привычки к бардаку, но я могла жить с этим. Он кинул свои вещи у двери, и я начала перекладывать их на стол.

Я увидела телефон в открытом наружном кармане рюкзака, и, отдавшись порыву любопытства и отчаяния, достала его.

Разблокировала. Не чтобы порыскать в нем, нет. Просто посмотреть.

Мой желудок опустился.

Двадцать девять голосовых сообщений.

Двадцать девять.

Мой палец замер над экраном, и мне захотелось послушать. Просто проверить по-быстрому, просто убедиться, что не о чем беспокоиться. Я дотронулась пальцем до экрана, но затем сразу же убрала его.

Я не собиралась так себя вести. Джексон уважал мое личное пространство, когда мы стали ближе. Он не давил даже, несмотря на то, что, как было очевидно с самого начала, это было противоестественно для него. Он столько сделал для меня, больше, чем я могла выразить словами.

вернуться

18

Голубой грот — грот на северном берегу острова Капри. Длина грота 56 метров, ширина 30 метров, высота свода над уровнем воды 15 метров, высота входа до 1,3 метра. У грота единственный вход со стороны моря, и попасть в него можно только на лодке.

46
{"b":"270231","o":1}