ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я подумала, что, может, это сработало, что он, наконец, понял намек, потому что в течение следующей недели писем не было.

Я расслабилась на день или два. А затем начала искать их. Я стала задаваться вопросом, почему их не было, почему он остановился. И больше всего... мне стало интересно, что в них было.

Но я не могла прочитать их. Мне хотелось оставаться в неведении. Было безопаснее оставаться в неведении. Но учитывая то, как я реагировала на отсутствие писем, я ни за что не могла прочитать их и остаться сильной.

Хотя на следующей неделе я поняла, что он не перестал писать письма - он просто ждал. В понедельник я шла по школьному двору и увидела группку детей с Карлосом посередине.

Он что-то достал, и, когда я подошла поближе, все они начали шептаться и не так скрытно глазеть на меня, когда я проходила мимо. Когда тем утром дети уселись за свои парты, на каждой из них было по конверту, все для меня.

Я была зла, а также успокоилась, и ощущала кучу всяких потребностей.

Домой в тот день я отправилась с полными руками конвертов и разочарованием.

Я раздумывала, что сделать, чтобы доказать свою точку зрения. Я могла выкинуть все письма туда, где бы он их нашел. Я могла сжечь их. Я могла разорвать их.

Или я могла открыть их.

Может, если я покажу, что открыла их, он остановится.

Поэтому я выбрала одно из кучи, моя кожа внезапно загудела. Я постаралась сглотнуть, но что-то завязалось узлом в моем горле.

Это просто письмо. Просто слова. Возможно, слова, которые ты уже слышала.

Дрожь распространилась с моих пальцев до всего тела, когда я открыла один конверт.

Сначала вывалился набросок.

Даже несмотря на то, что я не была там, я поняла, что это Венеция. Мимо дома, который, казалось, стоял прямо в воде, проплывала гондола. На доме располагались балконы с розами, и это выглядело так невозможно и красиво, что я почувствовала, как разрываюсь на части.

Это письмо было коротким. 

Не могу поехать туда, где красиво, не думая о тебе. Черт, кого я обманываю, я никуда не могу поехать, не думая о тебе. Мне бы хотелось взять тебя сюда. Знаю, что нет оправдания тому, что я сделал. Я мог бы объяснить свои причины. Я мог бы объяснить, что мне нужны были деньги, работа. Я мог бы объяснить, что ждал, потому что беспокоился о тебе. Но настоящая правда в том, что я просто не хотел, чтобы это заканчивалось. Я знал, что ты уйдешь, как только узнаешь. И просто продолжал говорить себе, что... еще один день. Но если я что и узнал насчет тебя, так это то, что одного дня никогда недостаточно.  

Я опустилась на пол у края кровати, из моей груди вырвался звук, который я даже не смогла бы описать. Это был не плач. Это было что-то глубже. Этот звук разворачивался в моих легких, низкий, рвущийся наружу и глухой. Если бы мне надо было отгадать... я бы сказала, что этот звук похож на тот, когда скучаешь по кому-то. Когда чувствуешь их отсутствие, как вторую кожу.

Я подняла еще одно письмо.

В этот раз на наброске был не какой-то красивый вид или большой город. Это были четверо мужчин в военной форме. Их лица были детальными, реалистичными и живыми. Либо он зарисовывал их с фотографии, либо они остались в его памяти.

Я вспомнила, что он рассказал мне о своем отряде, и как он потерял их, и перестала пытаться стереть слезы, которые катились по моим щекам. 

Извини, что не рассказал тебе больше о себе. Что не раскрылся. Просто... я думал, что потерял все части себя, которые что-то значили, когда я потерял этих парней. Они были семьей. Вот почему мне нравилось прыгать с мостов, карабкаться на утесы и совершать разные сумасшедшие трюки, которые могли заставить меня почувствовать хоть что-то. Но даже это перестало работать... пока я не встретил тебя. Ты одним взглядом заставляла меня чувствовать больше, чем прыжок с самолета. Я ощущал больше адреналина от твоих прикосновений, чем когда пробирался на вражескую территорию или подвергался обстрелу. Знаю, как бредово звучит. Я знаю, как это все бредово. И, возможно, я делал все неправильно. Но мое единственное оправдание - я схожу по тебе с ума. И жизнь не стоит, чтобы ее прожить, пока я не с тобой. Ты мое приключение. Единственное, чего я хочу. Поэтому, если это не сработает, я попробую что-нибудь еще. Если армия меня чему и научила, так это быть настойчивым. Штурмовать. Поэтому я так и сделаю.  

Я открыла каждое письмо.

Моя комната была морем бумаг, словами глубиной в океан и набросками с силой морского прилива. Когда я прочитала все, когда слова заполнили пустые места, которые он оставил, я написала письмо от себя и выложила его за дверь. 

Глава 31

Я присела на качели, мое сердце скакало вперед и назад, даже несмотря на то, что я была неподвижна. Что если он не придет? Письмо исчезло, пока я была на работе, поэтому, если по близости не обитает воришка писем, то он получил его.

Я дала ему указания, как добраться сюда, но что если они оказались недостаточно хороши? Или что если я долго ждала?

Я сжимала звенья цепочки качелей, пока они не отпечатались на ладошках. Наклонила голову и закрыла глаза, стараясь успокоиться. Я могла контролировать эту ситуацию. Ничто не должно произойти, пока я так не скажу. Это мой выбор.

— Я рад, что ты дала мне инструкции. Боюсь, что картинка была не очень... эм, информативна.

Я резко подняла голову и увидела Ханта, его высокое тело блокировало солнце и отбрасывало на меня тень. У меня ушло какое-то время, чтобы сфокусироваться, чтобы делать что-то еще, кроме как смотреть на него.

Звучит как клише, но я забыла, какой он красивый. Я забыла, что его улыбка была достаточно притягательной, чтобы передвигать солнце по небу.

Он держал в руках одну из страниц моего письма, мою попытку зарисовать игровую площадку, на которой я назначила нам встречу.

Я пожала плечами, которые оказались практически тяжелыми, чтобы приподнять их.

— Я не художник, — сказала я. — Человечки и загогулины это все, на что я способна.

Его улыбка стала шире, а взгляд скользил по моему лицу так, будто он не мог поверить, что я здесь.

— Мне нравятся человечки. Думаю, что высокий это я?

Господи, он даже не мог сказать, кто из них девочка. Как неловко.

Я не знала, что сказать. Я назначила встречу. Я должна быть той, кто что-то скажет; той, кто возьмет все под свой контроль. Но когда я посмотрела на него, мой разум наполнился тем, что случилось и что не случилось. Он смотрел на меня как мужчина, который жаждал. Еды, света, внимания и всего остального.

— Ты была здесь прежде? — спросил он.

Я прочистила горло.

— Не на игровой площадке, но иногда приходила в парк. Здесь мило. Расслабляюще.

Снова установилась тишина, громкая и некомфортная.

Мы с ним одновременно произнесли:

— Я прочитала твои письма.

— Извини.

— Прочитала? — спросил он. — Извини, если переборщил. В свою защиту могу сказать, что та штука с целым классом - идея Карлоса.

Конечно. Карлос был не просто доставщиком писем. Мой любимый ученик - соучастник.

— Нет. — Я снова прочистила горло. Во рту было сухо, и слова продолжали крутиться на языке. — Письма были... хорошими. Я имею в виду лишними, да. Но хорошими.

Его руки были засунуты в карманы, и я могла видеть, как крепко сжимаются кулаки под тканью.

— Ты причинил мне боль, — сказала я.

Выражение его лица исказилось - появились боль и стыд.

— Знаю. — Его голос был хриплым, глубоким. — Это самая большая ошибка в моей жизни. А я совершал много ошибок.

Я не знала, как правильно ответить. Я не знала, что должна была делать.

Мое сердце и любая романтическая комедия говорили мне, что я должна броситься в его руки и забыть обо всем, что произошло.

Мой разум говорил мне бежать. Закрыться. Не подпускать ни его, никого.

А я... та я, которая не являлась головой или сердцем, а чем-то еще... говорила сама себе, что верного ответа нет. Простить его будет сложно и больно, но такой же будет жизнь без него. Я не знала, смогу ли снова доверять ему. Но знала, что хотела.

51
{"b":"270231","o":1}