ЛитМир - Электронная Библиотека

Единственной надеждой было то, что я была приободрена и хотела продолжать. Возможно мои новые «друзья» хотели меня только из-за денег и секса. Это было даже лучше, чем когда тебя совсем не хотят. Хотя… все хотят чего-то от остальных. Просто я предпочитала быть впереди всего этого.

Руки Иштвана обвивали меня, и я таяла в его руках. Мой отец любил говорить, и даже кричать о том, что я никогда ничего не ценю. Все что я хотела сейчас оценить, это мужское тело. Иштван играл в футбол, поэтому в своих руках я ощущала стальные мышцы. И те девушки определенно интересовались им.

К тому времени, как он поставил меня на ноги на танцполе, мои руки нащупали восхитительные мышцы, выпиравшие на его бедрах. Я закусила губу и встретила его взгляд из-под чуть опущенных ресниц.

Если выражение его лица давало хоть какой-то намек, я бы отправилась назад и забрала бы мои две сотни баксов. Или форинт. Неважно.

Тамаш прижал свою грудь к моей спине, и я отдалась алкоголю, музыке и ощущениям, сквозящим между двумя эффектными самцами.

Казалось, что время исчезало между безумными руками и каплями пота. Еще выпивка и еще танцы. Каждая песня растворялась в следующей. Цвета танцевали за моими закрытыми глазами. Этого было достаточно.

Ненадолго я стала пустой. Совершенно девственный холст. Нетронутый снег.

Я проверила свой багаж у двери, он был еще там.

И это было превосходно.

Как можно быть несчастной, когда ты зажата между двумя, похожими на стиральную доску, брюшными прессами.

Новый жизненный девиз, прямо здесь.

Я передала Иштвану пару купюр и отправила за напитками. Тем временем повернула лицо к Тамашу. Он прижимался к моей спине черт знает сколько времени, и я уже забыла, каким высоким он был. Я отклонилась, чтобы встретить его взгляд, и его руки проскользнули по моей спине к заднице.

Ухмыльнувшись, я спросила:

— Кто-то счастлив иметь меня всю?

Он притянул мое бедро к своему, его возбуждение ощущалось на моем животе, и сказал:

— Красивая. Американка.

Правильно. Нет смысла тратить энергию на наглое подшучивание, которое он все равно не поймет. У меня появилась отличная идея, как лучше использовать эту энергию. Я обвила руки вокруг его шеи и опрокинула голову, посылая универсальный сигнал «поцелуй меня».

Тамаш времени не терял. Как будто его не было… времени. Чувак завелся за секунды. Его язык был так глубоко в моей глотке, как будто целуешь маленькую ящерицу и Джина Симмонса.[4]

Мы оба были очень пьяны. Возможно, он не понимал, что может спровоцировать своим языком, заслуживающим книги рекордов Гиннеса, рвотный рефлекс. Я немного отклонилась и прекратила нападение его языка, только его зубы зажали мою верхнюю губу.

Меня немного трясло, а он тянул мою губу, пока мой рот не стал похож на рыбий. Он так долго засасывал мою губу, что я даже стала отсчитывать время, сколько это будет длиться.

Когда я, наконец, добралась до пятнадцати (ПЯТНАДЦАТИ) секунд, мои глаза уставились на парня у бара, который наблюдал на мое затруднительное положение с огромной ухмылкой. Есть самодовольная улыбка в словаре? Если нет, то я должна сфотографировать ее для Merriam-Webster.[5]

Я напряглась и вытащила с хлопком бедную, изнасилованную губу из зубов Тамаша. Мой рот, как будто, застрял в пылесосе. Когда я прижала пальцы к онемевшей губе, Тамаш начал оставлять мокрые поцелуи от уголка моих губ к щеке и обратно.

Его язык скользил по моей коже, как змея, и весь блаженный туман в голове, спровоцированный алкоголем, исчез.

Мне было мучительно осознавать, что я стою в заброшенном здании с дорожкой из слюней на моей щеке, а этот парень напротив открыто смеялся надо мной.

И он был так чертовски великолепен, что стало еще хуже.

Иногда… именно сейчас, жизнь полное дерьмо. 

Глава 2

Кожа моего довольного преследователя имела оливковый оттенок, его глаза были темные, а волосы короткие. Он был мускулист, похож на военного и это разжигало во мне полдюжины мыслей о том, как он будет овладевать моими территориями. К тому же он был высоким с постоянно тлеющим огоньком, который заставил бы Тайру Бэнкс остановить поезд и пялиться на него.

К сожалению, преимущество было на его стороне. Ну почему тот, кто стал свидетелем моего позора с засасыванием лица, был так чертовски горяч? И тут он рассмеялся, как будто мог читать мои мысли.

Я отодвинулась от Тамаша и подняла руку, чтобы он не последовал за мной.

— Туалет, — выдавила я.

Это слово ничего не дало ему и он придвинулся ко мне.

— Эй-эй, — я попробовала еще раз. — Туалет?

Его лоб сморщился, и он поднял руку к уху. Поэтому я закричала громче.

— Туалет!

Громкость не спасла положение, но заставила дюжину или около этого человек, которые, скорее всего, говорили по-английски, остановиться и уставиться на меня. А мои глаза нашли парня в конце комнаты. Если бы он засмеялся еще сильнее, он бы порвал легкие.

Черт побери.

Я думаю, у него не было проблемы в том, чтобы понять мой английский.

Я повернулась и убежала, возможно, только увеличивая в геометрической прогрессии размер зрелища, которое я только что устроила, но я была намерена смыть смущение другим напитком.

Я попыталась пройти по куче мусора, которая вела к бару, но земля вращалась и я чувствовала себя, как будто надела каблуки высотой в миллион миль. Я была пьянее, чем думала, и поморгала, чтобы вновь сфокусироваться. Мне пришлось наклониться и ухватиться за глыбу бетона, предотвращая этим самым падение.

— Ну что? Никто из местных не может перенести тебя?

Я повернула голову и мой худший кошмар сбылся.

Солдат Тлеющий огонек. Вблизи он был даже великолепнее, все это еще усилилось из-за его глубокого голоса. Он был тоже американцем.

Его взгляд был наполовину дразнящим, наполовину снисходительным, но его глаза заставляли мои органы выполнять разнообразные кульбиты.

Или… виной мог быть алкоголь.

Оба. Пусть будут оба.

— Мне не нужно, чтобы кто-то меня нес. Я прекрасно — оуууу.

Я попыталась выпрямиться, но моя лодыжка вывихнулась, и мир перевернулся вверх дном. Как в ускоренной перемотке, я переместилась из положения стоя, в положение сидя на мусоре за один миг, сдирая кожу на руках о твердый бетон. Я все еще пыталась понять, то ли я двигалась на бешеной скорости, то ли мир двигался очень медленно, когда внезапно полетела.

Мой взгляд сфокусировался на крепкой челюсти с мягкими, полными губами. А глаза были такими проницательными, что напомнили мне, как я выросла в церкви и всегда точно чувствовала, что где-то за мной наблюдает Бог и может видеть все то, что я не хотела, чтобы он видел.

— Ты напоминаешь мне Бога, — пробормотала я, а затем мне захотелось, чтобы слова вернулись ко мне в рот.

Он засмеялся.

— Что ж, это что-то новенькое для меня.

— Я имела ввиду… — Я не знала, что я имела в виду. Господи, я была пьяна. — Отпусти меня. Мне не нужно, чтобы кто-то тащил меня.

Он заговорил, и я почувствовала, как его низкий голос передал вибрацию от его груди к моей.

— Мне без разницы, что, как ты думаешь, тебе нужно.

История моей жизни. Я любила мужчин очень сильно, но почему они всегда думают, что знают лучше?

Я закатила глаза и сказала:

— Хорошо, носи меня всю ночь. Работай на меня.

Я положила голову к нему на плечо и прижалась покомфортнее к его груди. Я уже почти обняла его за шею, когда он резко уронил мои ноги на землю, по другую сторону от мусора. Я поморщилась от боли, которая разлилась от моих лодыжек до колен от жесткого приземления.

Вздох. Мне нужно держать рот закрытым. Я сделала вид, что нисколько не расстроена, пожала плечами и направилась к бару. Он появился передо мной так быстро, а мои рефлексы были так замедленны, что я едва ушла от лобового столкновения с его прессом.

вернуться

4

вокалист и основатель группы Kiss

вернуться

5

американская компания, которая печатает словари

2
{"b":"270233","o":1}