ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что если дом это не то место, куда ты можешь вернуться?

Мы свернули с дороги, по которой шли, на тропинку, ведущую в парк. Длинная полоса деревьев и обширные поля зелени расслабляли меня.

— Тогда ты найдешь другой дом, новое место, которое сделает тебя счастливой. Это не случается один раз в жизни, Келси. Люди все время находят дом в новых местах, появляются новые мечты, новые люди. Дом должен казаться легким, как земное притяжение, — сказал он.

Я не доверяла земному притяжению. Казалось, что оно всегда вело меня в неправильном направлении.

— Не так все просто, — сказала я, а затем отошла и пошла немного быстрее, надеясь, что он примет это за намек сменить тему.

— Конечно, это не просто. Самые лучшие вещи обычно не бывают простыми. — Он нагнал меня и сказал. — Зачем ехать домой, если это не то место, где ты хочешь быть?

— Потому что я не знаю, что еще делать.

Он схватил меня за локоть и остановил.

— Ты могла бы продолжить путешествовать.

— С меня этого хватит. Это не работает.

— Что ты имеешь в виду "не работает"?

Я не собиралась рассказывать ему, что это не работало, потому что я все еще была в депрессии. Этот парень за несколько дней видел во мне больше слабых мест, чем все остальные за многие годы.

— Я просто имею в виду... Я не так веселюсь, как предполагала.

— Может ты делала это неправильно.

— Что это должно означать?

Он отпустил мой локоть, чтобы провести рукой по подбородку. Когда он заговорил, то делал это медленно, будто осторожно подбирал слова.

— Ты сказала, что хочешь приключений. Что ты делала самое безрассудно смелое?

Я делала много безрассудно смелого. Я всецело жила настоящим, точно как и планировала.

Но когда я задумалась, пытаясь выбрать для него в качестве доказательства момент, то каждый день своего рода перетекал в следующий. Я имею в виду, я встречала разных людей и ходила в разные места, но конечный результат все время был одним и тем же. Мы оказывались в баре или клубе. Пили, танцевали и занимались сексом.

Я открыла рот, но не смогла ничего из этого произнести вслух.

— Скажи мне это. Не принимая во внимание тот факт, что ты в разных местах с разными людьми, делала ли ты что-нибудь, отличающееся радикально от того, что будешь делать дома? — продолжил он.

Я сглотнула. И мне пришлось собрать всю свою гордость, чтобы признаться.

— Не совсем. До сегодняшнего дня.

Он улыбнулся.

— Самое лучшее в наших жизнях то, что мы не можем запланировать. И намного сложнее найти счастье, если ищешь его только в одном месте. Иногда стоит отбросить карту. Признаться, что не знаешь, куда идешь, и прекратить давить на себя, чтобы выяснить это. Кроме того... карта это жизнь, которую кто-то уже прожил. Намного веселее создать свою собственную.

Логически я знала, что он был прав. Сколько бы я не пыталась заставить себя быть счастливой, я никогда не была.

— Не думай слишком много, — сказал он. — Просто определись с тем, что хочешь делать. Первое, что всплывает в твоей голове, и сделай это.

Мне хотелось поцеловать его.

Больше мне совершенно ничего не хотелось.

Мои глаза отыскали его губы и, если земное притяжение вело меня в одном направлении, то это было оно. Я приподнялась на носочках, поддерживая себя рукой на его плече. Прежде чем я могла придвинуться ближе, он прочистил горло и отступил.

Очевидно, делай все, кроме этого.

Глава 14

Черт побери. Почему я продолжала так с собой поступать? Он дважды меня отшил. Может и больше, учитывая, что я не могла вспомнить половину времени, что мы провели вместе.

Я могла провести с ним время, не бросаясь на него. Я могла это сделать. Хотя мне не очень хотелось.

Я вздохнула и отвернулась. Возможно, в сотне ярдов есть игровая площадка. Он спросил меня, чего мне хотелось. И кроме поцелуя с ним, именно этого я и хотела.

Мне давно хотелось к качелям, детским горкам и простоте. Хотелось вернуться к тому времени, когда бабочка могла развеселить меня, а вереница луж могла доставить удовольствие. Хотелось вернуться в то время, когда счастье не было тем, что мне приходилось искать... счастье просто было.

Поэтому я отправляюсь к площадке, разглядывая обычные детские качели, доски-качели[11] и карусель. Эти экстравагантные керамические творения будто были чертой между динозаврами и Гамби.[12] Я направилась напрямую к карусели. Я распласталась на плоской поверхности и подождала, когда подойдет Хант. Он скинул в нескольких футах от нас наши рюкзаки и спросил:

— Ты этим хочешь заняться?

Я пожала плечами. Это был выбор номер два, но он работал.

— Тогда держись.

Я сжала металлическую перекладину, ближайшую ко мне, и он начал меня крутить. Он толкал сильнее и я кружилась быстрее. Это было глупо и по-детски, но определенно не требовало раздумий.

— Быстрее, — крикнула я.

Хант еще раз сильно толкнул, затем запрыгнул ко мне на карусель. Она так быстро двигалась, что он практически промахнулся, и ему пришлось затаскивать себя весь остаток движения. Было так странно видеть его, мужественного и замкнутого, пытающегося остаться на карусели. Я рассмеялась. Как только он умудрился лечь на спину, тоже засмеялся. Я легла рядом с ним, пытаясь изо всех сил дышать сквозь истерику. Но каждый раз, когда я представляла его, запрыгивающего на эту великовозрастную детскую игрушку, я снова начинала хихикать.

Такое же веселье случается, когда заканчиваешь колледж. Ты так много слышишь о том, как быть взрослым, что начинаешь чувствовать, будто за одну ночь должен стать другим человеком, что взросление означает не быть собой. И настолько концентрируешься на жизни согласно термину "взрослый", что забываешь, что взрослеешь, когда живешь, а не когда добиваешься этого исключительно силой воли.

Смотря вверх на быстро вращающиеся ветви деревьев и на розовую и пурпурную палитру утреннего неба, я чувствовала себя моложе или, может, просто на свой возраст. Мы лежали рядом друг с другом, смеялись без причин и вдыхали, пока карусель не замедлилась и не остановилась.

Его рука прижалась к моей и, когда я приподнялась на боку, то смогла почувствовать внутри себя, что знала, какого целовать этого мужчину. Что я целовала его прежде. Я не могла вспомнить это. Не в картинках. Но я могла это чувствовать. Мое тело помнило.

Может вращение прочистило мою голову немного больше, потому что я сказала прямо:

— Ты целовал меня.

— Что?

— Прошлой ночью. Ты целовал меня, верно?

Он присел, поставив локти на колени. Он сжал одной рукой заднюю часть своей шеи и сказал:

— Это было до того, как я узнал, что тебя накачали наркотиками. После этого я не... я бы не стал целовать.

Я это знала.

Он ухватился за один из поручней и соскользнул с карусели. Не смотря на меня, он осмотрел площадку и спросил:

— Что дальше?

Я позволила ему сменить тему, даже несмотря на то, что хотела продолжить ее. Вместо этого, я позволила ему раскачивать меня на качелях, каждое его прикосновение к моей спине ощущалось как импульс электричества.

Мы покатались на двойных качелях — физическое изображение нашего совместно проведенного времени, если это так можно назвать. Я дала Ханту свой фотоаппарат, и он сфотографировал меня, сидящую на одном из огромных керамических динозавров. Я осторожно держалась за голову динозавра и встала на его спине.

В первый раз я выглянула и увидела открывавшийся мне вид игровой площадки, недоступный Ханту, и при этом чуть не свалилась с динозавра Гамби.

Это был невероятный панорамный вид Праги. Город был морем оранжевых крыш, очерченным извилистой рекой и усеянным соборными шпилями. Через реку, красивую и сильную, простирались мосты. Здесь, наверху этой выбранной наугад возвышенности, на пустынной игровой площадке, у нас был наша личная панорама города, который был красив. И мне казалось, что мы никогда бы не нашли это место, если бы просматривали путеводители или искали в интернете. Нам не пришлось делиться видом с другими туристами. Он принадлежал нам.

вернуться

11

Доска – качели — качели в виде доски, на которой катаются два человека, отталкиваясь ногами от земли.

вернуться

12

Гамби — персонаж одноимённого телевизионного шоу, созданный известным английским мультипликатором Артом Клоки. Представляет собой человекоподобную зелёную пластилиновую куклу. При его создании использовалась кукольная мультипликация и пластилиновая анимация. С середины 1950—х по 1990—е годы анимационный сериал о Гамби трижды выходил на экраны западных телевизионных каналов, в общей сложности было отснято 233 серии, а в 1995 году вышел полнометражный фильм с этим же главным персонажем.

23
{"b":"270233","o":1}