ЛитМир - Электронная Библиотека

— А есть то же самое, только в кратком пересказе? — обреченно спросила я.

Но библиотекарша только хихикнула и отправилась за новой партией книг. И тут я поняла, на что подписалась. Если я не буду это учить, то Кудзимоси выгонит меня без всякой жалости, а если буду… Да мне все это в жизни не осилить! Как, скажите на милость, все это поместится в мою бедную голову? В ней и места столько нет. Похоже, я начинаю ненавидеть это учебное заведение от всей души.

— Ну вот весь комплект на первый семестр собран, — торжественно сказала фьордина и водрузила еще два учебника поверх и так весьма приличной стопки.

— Основы Этики и Культурология? — с удивлением прочитала названия. — А это еще зачем? Ладно, геология, я еще могу понять, зачем она магам Земли понадобиться может. Но Этика-то к чему?

У меня возникло глубокое убеждение, что библиотекарь попросту надо мной издевается. Сейчас всучит книги, которые у нее годами ненужные лежат, и таскай их потом туда-сюда, пока мышцы как у Антера не разовьются.

— Видите ли, фьорда, — высокомерно сказала она, — наши выпускники занимают самые высокие должности, и должны им соответствовать. Возможно, Этика и Культурология и не самый важный предмет для магов Земли, но уметь поддержать светский разговор они должны.

Что ж, по этому предмету высший балл мне точно обеспечен, промелькнула в голове у меня мысль. Уж по этикету и светским манерам меня натаскивали с раннего детства, бабушка крепко вдолбила мне в голову, что можно, а что нельзя делать девушке из благородного семейства. Да и в искусстве я неплохо разбираюсь. У нас же самая большая коллекция картин в столице… была. Тут я вспомнила, что коллекцию конфисковали вместе со всем имуществом, и настроение опять упало. Я еще раз уныло осмотрела гору учебников. Да, с таким набором предметов я могу не пережить первую же сессию. Поиски надежного плеча становились для меня все более актуальными.

Библиотеку я покидала, буквально сгибаясь под грузом будущих знаний. Нет, не над тем трудятся наши маги. Нужно придумать что-то такое, чтобы сразу в голову помещать можно было. Приставил к виску кристалл и впитал сразу весь справочник, к примеру. Ведь в Академии целый факультет менталистов, что бы им не разрабатывать такую перспективную тему? Придумать методики, провести эксперименты. Жаль, что мне это в голову не пришло, когда Антер еще был моим женихом, — он ведь как раз там учился, мог бы и заняться чем-то полезным вместо того, чтобы мантию просиживать в дядином ведомстве. Суржики, фамилию которых в девичестве носила фьордина Нильте, моя бывшая будущая свекровь, вообще были сильными менталистами и всегда стояли на страже интересов короны. Семьей матери мой бывший жених гордился больше, чем собственной.

По коридору я шла, слегка покачиваясь. Все же не предназначены шпильки для переноса таких тяжестей, и я начала опасаться, что одна из них, или обе, подломятся, и останусь я босой, в самом прямом смысле этого слова. С одной стороны, хорошо, что к униформе в виде этой ужасной линялой мантии не прилагалось на ноги что-то не менее ужасное и растоптанное поколениями студентов, а с другой стороны, еще одна пара обуви мне бы сейчас совсем не помешала. Но денег на это все равно не хватит, придется беречь то, что есть. Так, учебники нужно срочно на кого-нибудь перегружать, мои шпильки двойной нагрузки не вынесут, вполне достаточно, что они несут меня. Я вытянула шею и призывно осмотрела коридор, но там было пусто, как ночью на кладбище. Что ж, будем двигаться мелкими перебежками. Надеюсь, кто-нибудь по дороге попадется…

Но не успела я повернуть к лестнице, как в меня врезался незнакомый фьорд, довольно молодой, но уже в преподавательской мантии. Он начал сбивчиво извиняться, попутно собирая книжки, которые при столкновении рассыпались, и уже хотел было всунуть мне поднятые учебники и уйти, хотя я на него совсем не обиделась, что и подтверждала моя ласковая улыбка. Преподаватели в Академии получают почти как офицеры в Армии, а этот был молодой и бесхвостый, пренебрегать таким шансом никак нельзя было. Видно, все же мое природное обаяние на него подействовало, так как он вдруг неуверенно улыбнулся мне в ответ. Я смущенно потупилась, изредка кидая на него заинтересованный взгляд, хотя ликованию моему не было предела. Это же успех! Теперь нужно как-нибудь выяснить, не успел ли кто-нибудь прибрать к рукам такое сокровище. А то преподавателей мало, поди, очередь за ними стоит, если уж к нашему декану и то девушки липнут, по словам Серена. Но в семье Берлисенсис межрасовые браки не поощряли, так что фьорд Кудзимоси никак не мог быть для меня желанной добычей. У него и расу-то определить нельзя было…

— Фьорда Берлисенсис? — полуутвердительно сказал этот привлекательный во всех отношениях тип, который налетел на меня сам.

— Да, — немного удивленно ответила я.

— Мартин Хайдеггер, — представился он, наклонив слегка голову в знак приветствия.

По фьорду было видно, что он хотел бы все сделать как подобает, но стопка моих учебников, перекочевавшая с пола к нему в руки, не давала такой возможности. Наверно, «Основы этики и культурологии» были его любимым предметом во времена студенчества. Как бы еще правильно намекнуть, что воспитанные люди девушкам тяжести до комнаты доносят? Руки я уже предусмотрительно убрала за спину, но некоторым требуется более внятные намеки…

— Я куратор в группе вашего брата, — заявил он. — Серен мне рассказал о вашем поступлении в нашу Академию и бедственном положении. Я как раз раздумывал, как бы вас найти, чтобы оказать хоть какую-то помощь. Наверно, это боги поспособствовали нашей встрече!

— Это так великодушно с вашей стороны, — растроганно сказала я.

Упоминание о Божественном провидении было как нельзя кстати, теперь нужно укрепить в нем эту мысль и развить до нужного уровня. Впрочем, узнать, что кто-то в этом мире обо мне беспокоится просто так, не ожидая ничего получить взамен, оказалось неожиданно приятно. Я послала фьорду на этот раз самую что ни на есть искреннюю улыбку.

— Это самое меньшее, что мы можем сделать для сестры нашего Бруно, — участливо сказал он. — У нас никто не верит, что ваш брат мог быть замешан в таком грязном деле, как заговор против короны. Да более открытого человека, чем Бруно, и представить себе трудно!

Ему удалось задеть меня за живое. Я так старательно пыталась об этом не думать, все равно семье я ничем помочь не смогу, слишком там всего на них много. Даже странно, что меня после допросов выпустили.

— Я бы тоже не поверила, — я старательно задавливала в себе всхлипы, но один все же прорвался, — но там столько свидетельских показаний…

— Так их и подделать можно, — внезапно сказал мне фьорд Хайдеггер. — Доносчику же половина состояния того, на кого донес, отходит, а оно у вашей семьи немаленькое было. У нас весь факультет уверен, что так оно и было. Вы не знаете, кто донес?

— Нет, — покачала я головой, улыбаясь уже довольно жалко. Трудно держать улыбку на губах, когда плакать хочется, но я Берлисенсис, я справлюсь. — Мне ничего об этом неизвестно. Мне только выдержки из показаний читали.

— Всю мою группу постоянно таскают на допросы, — возмущенно сказал Хайдеггер, — хотя все, что они могли рассказать, уже рассказали. Я уверен, что ваш брат невиновен. Да что я? У нас весь факультет в этом уверен. Не мог Бруно Берлисенсис на такое пойти!

— Не мог, — как эхо повторила я.

Ни Бруно, ни папа с мамой, ни бабушка, никто из них не мог…

— И главное, нам тоже ничего не объясняют, — продолжал он негодовать, — только туманные, ничем не подтвержденные намеки. Даже ректору ничего не сказали, хотя Бруно был гордостью нашей академии…

И я поняла, что еще немного разговоров на эту тему, и лицо удержать мне уже не удастся. А это такой позор, так недостойно нашей семьи. Бабушка была бы недовольна.

— Фьорд Хайдеггер, вы говорили о том, что хотите мне помочь, — напомнила я.

— Фьорда Берлисенсис, всем, чем смогу, — горячо ответил он, даже попытался приложить руку к сердцу, из-за чего часть книг опять оказались на полу.

10
{"b":"270234","o":1}