ЛитМир - Электронная Библиотека

— Приятная такая музыка, — невозмутимо сказал Кудзимоси. — Может быть, потанцуем, чтобы вам, фьорда Берлисенсис, не так грустно было ожидать своего спутника?

— Фьорд Кудзимоси, — умоляюще сказала я, — проводите меня лучше к грифонам. И я попрошу фьорда Чиллага отвезти меня домой. Что-то мне совсем нехорошо.

Декан усмехнулся еле заметно, но иронизировать не стал, подозвал жестом официанта и попросил два счета — отдельный для Фабиана. Принесли их тут же, что меня несколько удивило, но обрадовало, так как из зала мы успели выйти до окончания представления моего бывшего жениха. Правда, он успел крикнуть мне вслед страдальческим голосом: «Лисандра, ты куда? Не разбивай мое сердце!» Но я лишь торопливо ускорила шаг, чтобы никто не подумал, что его слова обращены ко мне. Теперь главное, чтобы ни он, ни бывшая будущая свекровь меня не догнали. Я обернулась — Делла с встревоженным выражением на лице как раз поднималась со своего места.

— Фьорд Кудзимоси, а вы не могли бы идти побыстрее?

— К занятиям по физподготовке готовитесь? — фыркнул он. — Похвально.

— Извините, я не подумала, что вам это уже тяжело может быть, — не удержалась я. И глазками похлопала. Мол, ничего такого, просто беспокойство о здоровье практически родного отца.

Он окинул меня недовольным взглядом, но все же ускорился. Только вот у грифоновязи не было ни Фабиана, ни Фелан, ни фабиановского грифона. Я растерянно огляделась, но так их и не увидела.

— Вы уверены, что ваш спутник привязывал своего грифона именно здесь? — спросил Кудзимоси.

— Да, конечно, — ответила я. — Вот рядом с этим красавцем, — я кивнула на так хорошо запомнившуюся мне антрацитово-черную прелесть, которая как раз расправляла крылья. — Фабиан тогда еще раскритиковал его. Крылья, сказал, короткие, и шея ему чем-то не понравилась.

— Можно подумать, этот Чиллаг что-то в грифонах понимает, — недовольно пробурчал декан. — Эти воздушники вечно из себя экспертов строят, а сами иной раз и подход найти к питомцу правильный не могут.

Крылась за его словами какая-то давнишняя межфакультетская неприязнь, и в другое время я бы непременно попыталась узнать, что же там произошло. Но сейчас мне было совсем не до этого.

— Куда же они могли деться? — расстроенно сказала я.

— Скорее всего, Фелан подбила фьорда Чиллага на гонки, и они летают сейчас где-то поближе к звездам. Очень она это дело любит, — ответил Кудзимоси. — Садитесь, довезу я вас до Академии, а то иначе придется вас еще и от жениха отбивать.

И он широким жестом указал на того грифона, что вызвал столь много отрицательных эмоций у Фабиана.

— Ваш? — только и смогла я восторженно выдохнуть.

Нет, моя Майзи тоже хороша, но как же ей далеко до этого совершенства! Он такой… такой… Почти такой, как его хозяин…

— Вы подозреваете, фьорда Берлисенсис, что в свободное от деканских обязанностей время я угоняю чужих грифонов? — ехидно спросил он.

Но я уже ничего не думала, я поняла, что имею полное право прикоснуться к этому чуду, почесать шейку под перышками, что так любят грифоны, погладить по выпуклому лбу, приговаривая при этом:

— Ты мой красавец, ты же не откажешься меня немного покатать? Я совсем легкая, почти как твои перышки… — и вопрос к Кудзимоси. — А как его зовут?

— Феррари, — ответил он настороженно. — Любите грифонов, фьорда Берлисенсис?

— Очень, — ответила я, вспомнила свою девочку и взгрустнула.

Долго грустить мне не дали. Из ресторана вывалилась фьордина Нильте и стала орлиным взором оглядывать окрестности. Кудзимоси быстро забросил меня на своего Ферри, так что я даже охнуть не успела, сел сзади и легко тронул поводья. Грифон взмыл с места безо всякого разбега и тут же набрал приличную скорость. Видно было, что ему самому нравится чувство полета, даже с таким вот балластом, как мы с Кудзимоси. Вот если бы еще управлять дали… Я повернула голову и посмотрела на своего декана. По нему сразу было понятно, что не даст. Это не Фабиан, которому все равно за что держаться, даже девушка зачастую предпочтительней. Я вздохнула и погладила мягкие перышки.

— У вас был свой грифон, фьорда Берлисенсис? — неожиданно спросил Кудзимоси.

— Да, — грустно ответила я. — Мы с Майзи как одно целое в небе были.

— Так уж как одно целое? — насмешливо сказал он.

— Меня в команду не за красивые глаза взяли, — обиженно сказала я. — В основной состав, между прочим.

— В какую команду?

— По гриффичу, — пояснила я. — «Золотые крылья».

— Второе место в прошлом году в ежегодном кубке? — недоверчиво спросил он.

— Да, — подтвердила я.

— И почему вы не сказали про это, фьорда, когда я вас спрашивал, чем вы можете быть полезны факультету? — возмущенно прошипел он мне в ухо. — Нам катастрофически не хватает игроков, третий год подряд первое место занимает этот наглый беломантийный «Ювентус», а вы молчите, как вражеский агент на допросе.

Он заложил резкий вираж, и мы полетели в сторону от моего общежития, рядом с которым уже были. Это он куда сейчас? В мою голову полезли нехорошие мысли. Вдруг он так и не оставил мысли о порке? Отвезет сейчас куда подальше, откуда и убежать не получится, да и вытащит опять ремень из штанов. Который в этот раз довольно широкий и с металлическими украшениями. Не слишком ли серьезное наказание за замалчивание информации?

Но страхи мои оказались напрасными. Привез меня Кудзимоси на полигон по гриффичу и даже поводья в руки дал. Правда, забрал их, когда я и налетаться толком не успела. Только во вкус вошла, а он, гад хвостатый, сразу и забрал.

— А что случилось с вашей Майзи, фьорда Берлисенсис?

— Тоже под арест подпала, — мрачно ответила я.

Полет уже не радовал. Не привыкла я чувствовать себя пассажиром, да и не нравилось мне это. Обратную дорогу мы молчали. Кудзимоси почти и не требовалось управлять своим Феррари, настолько они хорошо друг друга понимали. Вниз мы пошли довольно резко и приземлились прямо перед носом фабиановского грифона, который отпрянул назад, чуть не свалив своего всадника. Чиллаг и так был зол, но это оказалось для него последней каплей.

— И как это понимать? — возмущенно заговорил он. — Не успеешь отойти на пять минут, возвращаешься — тебе сообщают, что твоя девушка уже десять минут как ушла! А когда я отправляюсь за ней, мне еще и ждать приходится. Это каким таким маршрутом вы летели? Не иначе как через соседний город.

И был он такой уверенный в своей правоте, что я даже несколько растерялась, что же этому нахалу ответить. Но тут на помощь мне пришел Кудзимоси, который достал из внутреннего кармана счет из «Корбинианского городового» и вручил Чиллагу, а пока тот с некоторым недоумением изучал бумажку, довольно холодно сказал:

— Я сегодня узнал, что мы с вами большие друзья. Но мне кажется, что не стоит нашу свежеобретенную дружбу подвергать таким серьезным испытаниям, как оплата дружеских счетов. Вы нас так неожиданно покинули, что мы с фьордой Берлисенсис не знали, что и думать, не ждать же вас до закрытия ресторана? Ужин вашей спутницы я оплатил и не требую за него возмещения, а вот вас кормить за свой счет не намерен.

Если Чиллаг и смутился, то это было совсем незаметно. Достал он кошелек тут же. Правда, еще попытался и за меня деньги вернуть, но Кудзимоси не взял. Декан пожелал нам спокойной ночи и ушел. А Фабиан, повернулся ко мне:

— Мне не нравится, когда моя девушка летает неизвестно где с посторонними мужчинами, даже если эти мужчины — деканы ее факультета.

— Фьорд Чиллаг, — холодно сказала я, — когда это я успела стать вашей девушкой?

— Мы же вместе в ресторан пришли, — безапелляционно заявил он. — Значит, ты должна была меня дождаться.

— Фьорд Чиллаг, а вы не хотите озаботиться своим поведением? Воспитанный фьорд не приглашает девушку в ресторан, в котором он предварительно не зарезервировал столик, — я сделала паузу, чтобы мои слова хорошенько отложились у него в голове. — Не подсаживается к людям, которые его не приглашали. Не заставляет девушку, с которой пришел в ресторан, себя ждать. И, кроме всего остального, прежде, чем куда-то уйти, оплачивает счет, — припечатала я.

36
{"b":"270234","o":1}