ЛитМир - Электронная Библиотека

— Применение ментальной магии является серьезнейшим нарушением, фьорда, — процедил он.

— Я случайно, — жалобно сказала я. — Не делайте так больше, пожалуйста. Фиффи совсем испугался.

Если красота не проходит, нужно давить на жалость, это еще моя бабушка говорила. Главное, не войти в роль слишком сильно и не начать рыдать по-настоящему. А то косметика при этом может некрасиво размазаться, и кавалер, вместо того, чтобы пожалеть бедную девушку, испугается ее до заикания. Я торопливо подошла к декану поближе, села на стул и крепко ухватилась за столешницу. Не будет же он выставлять меня из кабинета вместе с собственным столом? Кудзимоси так иронически на это посмотрел, что сразу стало понятно — ему не составит труда оторвать меня от своей мебели и безжалостно выбросить наружу, где меня ожидал маг Огня, в котором я уже начала находить некоторые хорошие черты. Например, мягкость.

— Будет лучше, если ваш Фиффи продолжит пугаться в другом месте. Фьорда, я вам уже сказал, прием в академию окончен уже месяц как. А с вашей привычкой разбрасываться запрещенными заклинаниями я не уверен, что вы сюда и в следующем году поступите.

— Оно не из запрещенных, — захлопала я ресницами. — Просто помогает достигнуть взаимопонимания. Убедить собеседника. У меня просто нет другого выхода, как у вас учиться, понимаете?

— Нет, — весьма прохладно ответил он.

— Мне негде жить, нечего есть и совсем нет денег. Родителей арестовали, а жених от меня отказался. То есть не совсем отказался, но жениться больше не хочет.

Я посмотрела на него очень жалобно, но он как примерз к своему креслу, так и не собирался оттаивать.

— Ну пожалуйста, — почти простонала я.

— Фьорда, сегодня четверг, — неожиданно сказал он.

— И что? — округлила я в изумлении глаза.

— Я подаю только по субботам. И только тем, кто просит милостыню перед храмом. Лицам младше десяти и старше семидесяти. У вас ни одно из этих условий не выполнено. Идите поработайте.

— Поработайте?

Да как он мог мне предложить такое непотребство? Поработайте… В роду Берлисенсис женщины не работали никогда, исключений не было. Мне бы продержаться совсем немного, пока не найдется крепкое мужское плечо, которое позволит мне выдержать все тяготы жизни.

— Именно. А в следующем году, если желание не пропадет, придете опять поступать. Для этого ко мне обращаться совсем необязательно. Будет создана специальная комиссия по приему новых студентов, зачисление по ее решению.

Я была уже готова изменить своим принципам и разреветься. Все равно я накраситься толком не успела, так что испугать своего собеседника не смогла бы, как вдруг дверь в кабинет распахнулась, и перед моим удивленным взором появился Антер Нильте в компании его дяди по матери, Элана Суржика, возглавлявшего Столичный Департамент Стражи. Бывший жених имел вид настолько довольный, что я сразу поняла — он решил заботиться обо мне до конца и обеспечить бесплатным жильем и питанием. За государственный счет, разумеется, ведь Терри был очень бережлив.

— Лисандра Берлисенсис, вы арестованы за нападение на Антера Нильте и нанесение ему телесных повреждений, — заявил Суржик.

— Но это он на меня напал, — запротестовала я. — Да еще и крышу дома обвалил, так что я совсем без жилья осталась.

— Да ты ее сама магией на меня сбросила, — процедил бывший жених.

— Я такого и не умею! — возмутилась я.

— Вот на суде и расскажете, — Суржик положил горячую потную руку на мое плечо, за что тут же поплатился — Фиффи подобные вольности терпеть не собирался, сделал небольшой предупредительный укус и тут же перебрался подальше от завопившего начальника стражи.

— Еще и нападение на представителя правопорядка, — злорадно сказал Нильте. — На суде лет на десять потянет.

Лет на десять? Я в ужасе смотрела на бывшего жениха. Действительно, кто мне поверит? Я из семьи государственных преступников, а Суржик — весьма значимое лицо в столице.

— Но мы можем договориться во внесудебном порядке, — продолжил бывший жених. — Возможно, дело до ареста и не дойдет.

Глазки его маслено заблестели, в призывном взгляде явно читалось, что он уже считает меня своей собственностью, доставшейся почти даром. Подумаешь, несколько жалких покусов на месте, которое все равно почти никто не увидит, — разве это полноценная плата за такую прекрасную меня?

— Студенты магической академии не подлежат аресту городской стражи, — внезапно скучным голосом сказал Кудзимоси. — Вам нужно обратиться с заявлением в нашу службу на территории Академии, и только она может дать разрешение на арест фьорды Берлисенсис.

Вид перекосившихся физиономий племянника и дяди пролился бальзамом на мое израненное сердце. Начальник стражи недовольно засопел, что-то там подсчитывая в уме. Подсчеты явно давались ему нелегко, но он не сдавался и пришел к какому-то неприятному для меня выводу.

— Когда это она успела стать вашей студенткой? — недовольно спросил Суржик.

— Буквально перед вашим приходом, — любезно ответил декан.

— Зачисление уже месяц назад было, — встрял мой бывший жених.

— Мы сочли возможным пойти навстречу девушке, попавшей в такое тяжелое положение.

— Но когда она напала на фьорда Нильте, она не была еще вашей студенткой, — заметил Суржик. — Значит, за нападение должна отвечать у нас.

— Интересный вопрос, — задумчиво сказал Кудзимоси. — Но ответ на него лучше всего узнавать у наших юристов.

Дядю с племянником перекосило вторично. Юристы Магической Академии славились своим умением вытаскивать своих клиентов из самых безнадежных ситуаций. Я приободрилась и ласково улыбнулась Антеру. Прощай, дорогой!

— Мы еще встретимся, — прошипел он перед выходом из кабинета.

Дверь мой бывший жених захлопнул за собой с таким громким стуком, что я подпрыгнула от испуга на стуле, а Фиффи так вообще чуть не свалился. Я посмотрела на Кудзимоси, он выглядел весьма недовольным. Что же заставило его изменить решение, я ведь даже заплакать не успела? Неужели секретный пасс моей семьи все же проник через его защиту и заставил пойти мне навстречу? Да, фамильные разработки — это сила. Они так замечательно помогали маме в спорах с отцом, а сейчас пришла моя очередь пожинать плоды семейных трудов. Я приосанилась и устроилась на стуле поудобнее. Теперь бы этого декана еще убедить в том, что стипендия мне нужна повышенная…

— И что мне теперь с вами делать, фьорда? — мрачно вопросил он меня.

При звуке его голоса я опять вцепилась в стол, так как было очень похоже, что он собирается вновь выставить меня из своего кабинета. Но я за сегодня уже налеталась, повторять мне совсем не хотелось, хоть там за дверью и стоял маг Огня, довольно мягкий для приземления. Впрочем, декан же меня уже принял. Тогда к чему вопрос? Страшное подозрение о хвостах опять закралось мне в душу. Но ведь меня совсем не украсит отращивание совершенно ненужной части тела. Это у демониц они смотрятся весьма стильно, ну так к ним в комплект еще и рожки идут. Хотя хвост же потом и купировать можно, Фиффи же не откажется помочь хозяйке, он даже Кудзимоси хотел помочь, хотя видел того впервые. Но до этого доводить все же не хотелось, может, удастся заболтать этого типа, и он попросту забудет о своих коварных планах?

— Учить, — наконец ответила я. — Вы же меня приняли.

И улыбнулась ему самой застенчивой улыбкой, что у меня была. Даже кончиком туфельки поковыряла немного ковер, чтобы показать, какая я скромная и послушная.

— И зачем я это сделал? — вздохнул Кудзимоси.

— Потому что вы добрый, чуткий и отзывчивый, — радостно сказала я.

Еще моя бабушка говорила, что комплиментов много не бывает. Мужчине нужно постоянно говорить, какой он замечательный, тогда у него возникает от тебя зависимость и стремление быть все время рядом. Не то чтобы мне очень хотелось быть все время рядом с Кудзимоси, но это гарантия того, что меня не отчислят.

— Не обольщайтесь, — усмехнулся он как-то криво, одной половиной рта, что почти совсем не испортило его смазливую эльфийскую физиономию. — Я просто терпеть не могу эту семейку. Как вас угораздило взять себе в женихи такое убожество, как Суржик?

4
{"b":"270234","o":1}