ЛитМир - Электронная Библиотека

— Фьорд Ясперс, извините за недосмотр, — залепетала она испуганно. — Сейчас это безобразие прекратится.

— Ну почему же безобразие? — ректор подошел поближе. — Вполне привлекательная фьорда. Сделайте-ка нам чаю, дорогая. А фьорда Берлисенсис пока расскажет о своих нуждах, в коих я постараюсь ей помочь. А вы, фьорда Керрингтон, — обратился он к Фелан, — подождите пока в приемной.

Он резко захлопнул дверь перед носами Фелан и собственной секретарши и предложил мне сесть в кресло для посетителей.

— Не стоит беспокоиться, — я старалась не показать своей растерянности. — Я хотела лишь выяснить судьбу характеристик на моего брата, Бруно Берлисенсиса, которые вам принес фьорд Хайдеггер.

— Характеристики? Ах да…

Он начал выдвигать ящики собственного стола и перебирать в них бумаги. Значит, характеристики так и не дошли до следователя. А ведь они могли сыграть положительную роль в его деле! Но критиковать ректоров — дело крайне вредное, поэтому я лишь вежливо улыбалась, ничего не говоря. Но Ясперс воспринял мою улыбку как приглашение к разговору.

— А скажите-ка, милая фьорда, как вам нравится учиться в нашей Академии? — спросил он своим необычайно красивым голосом, который так завораживающе действовал на Элену.

— Очень нравится, фьорд Ясперс, — заверила я его.

Мне показалось, что он удивился. Но ведь было бы странно ожидать от меня другого ответа? Я думала, именно это он и хотел от меня услышать. Тем более что были здесь и вполне интересные моменты. Например, выращивание кристаллов. Мысль попробовать что-то сделать для собственного украшения возникала у меня довольно часто, а то вопрос с сережками так и остался нерешенным. Не может же Берлисенсис в ушах носить бижутерию, это унизительно для нашей семьи.

— Насколько мне помнится, в вашей семье принято, чтобы женщины не работали, — подозрительно сказал он и даже бумаги перестал перебирать. — Не может быть, чтобы вам нравилось учиться.

И тут я поняла — это из-за Дершели. Ректор недоволен потерей платника. Опять же, письма получает обо мне и Кудзимоси, бросающие тень на репутацию Академии. Моя игра в гриффич ему не по нраву. А теперь я еще и о брате хлопочу. Да ему только повод дай меня отчислить. Но этого допустить я никак не могла.

— Это же так интересно, — похлопала я глазами и радостно улыбнулась. — Как может не нравиться учиться?

— Женщины все равно редко достигают выдающихся результатов в магии, — мрачно сказал он.

Но на это у меня было что ответить — доклад по Рикю был не просто свеж в моей памяти, я им еще почти жила. И я выдала длинную пламенную речь о роли женщин в магии, о том, что нам просто обычно ретрограды развернуться не дают, а то бы мы уже давно все передовые позиции заняли. В самом деле, не говорить же ему, что я сразу брошу это замечательное учебное заведение, как только замуж выйду? На Ясперса моя убедительность произвела впечатление, он понял, что от меня так просто не отделаться, помрачнел и стал с большим усердием перебирать бумаги. А я закрепляла успех фактами из жизни замечательной магички Воздуха Марии Рикю.

— Вот, — сказал он, наконец найдя аккуратную папочку, — ваши характеристики, — и с надеждой в голосе, несколько меня удивившей: — А не слишком ли много времени, фьорда, вы уделяете учебе?

— Мне даже кажется, что мало, — честно ответила я. — Фьорд Ясперс, мне бы еще справку, что за братом место сохранилось на факультете и в общежитии.

— Он жил в общежитии? — удивленно спросил Ясперс.

Конечно, не жил. Его вполне устраивал наш семейный особняк, который сейчас под арестом, а значит, проживать там затруднительно.

— Но вы же ему место выделите? — умоляюще сказала я и послала в сторону ректора свою самую обворожительную улыбку, даже не надеясь на успех.

— Конечно, фьорда Берлисенсис, — неожиданно ответил он воркующим тоном и начал заполнять какой-то бланк, взятый из верхнего ящика, — только вы мне непременно расскажете, как будут продвигаться дела у вашего брата.

Тут недовольная секретарша вкатила столик, на котором стояли чашки тонюсенького фарфора с цветочными мотивами и заварочный чайник, прикрытый салфеточкой. Салфеточками же были прикрыты вазочки с чем-то, несомненно, вкусным, раз его так усиленно прячут от посторонних взоров. Но мне находиться в одном помещении с ректором почему-то совсем не хотелось Я помню, конечно, что у него есть невеста и он не обращает внимания на других представительниц прекрасного пола. Только как-то он странно не обращает, на мой взгляд. Так что я взяла характеристики и подписанную справку, горячо поблагодарила Ясперса и побыстрее покинула кабинет, несмотря на его явное недовольство. Нет, мужчина он, конечно, привлекательный, но очень уж я некромантов не люблю, да и обещала его уже Элене.

— Ну как? — сразу спросила меня Фелан.

— Вот, — я гордо показала папку и отдельно справку, на которую Ясперс даже личную печать поставил. — Только вот, странный он какой-то, этот ректор. Мне все говорили, что ему никто, кроме невесты, и не нужен, а он явно проявлял ко мне интерес.

— Он же с невестой поругался, — усмехнулась Фелан. — Мне как раз сейчас секретарша рассказывала, как ей в сердцах высказал, что больше никаких ученых дамочек, от которых получить нечего, кроме пары умных фраз. А он хочет нормального человеческого счастья, а не бега часами по темным аллеям, чтобы успокоиться после очередного неудачного свидания, на котором ему даже поцелуя не перепало.

Надо же… А я думала, он исключительно ради поддержания собственной формы бегает, а он оказывается напряжение снимает. Нужно будет Элене на пробежку футболочки пооткровенней надевать и поторопиться, пока кто-нибудь ее не опередил. Хотя кому здесь опережать-то? За все время учебы я не видела никого, более достойной места ректорской жены, чем фьорда Чиллаг. До бала он вряд ли найдет новую невесту, а на балу Элена точно сразит его умной фразой, не зря же она столько дней ее заучивает. Первую половину уже даже без запинки выговаривает.

Я немного поготовилась к завтрашним занятиям, но Фиффи так печально шелестел, что я не выдержала его несчастного вида, подхватила на руки и направилась в оранжерею. По дороге мы купили небольшую пачку печенья в подарок родне дамы сердца моего питомца. Больше всего я боялась встречи с заведующей, но фьордина Вейль на редкость благосклонно восприняла наш приход.

— Фьорд Кудзимоси мне рассказал о том, что случилось, — сказала она. — Я не возражаю, если ваш питомец будет приходить. Но только чтобы не безобразничал!

Фиффи ее даже не дослушал, сполз с моего плеча и засеменил по коридору, прижимая к себе печенье для подкупа родни своей мандрагорочки. А ведь они вполне могут печенье и не есть… Когда мандрагоры дружной толпой высыпали навстречу моему зеленому малышу, я сначала испугалась — так угрожающе они выглядели. Но нападать не стали, лишь воинственно пошумели под суровым взглядом фьордины Вейль. Подруга Фиффи скромно выползла к нему навстречу, они переплелись так, что непонятно было, где чьи листья, и обрадованно зашумели.

— Надо же, — умиленно сказала заведующая оранжереей, — у них тоже чувства бывают.

Мы договорились, что я заберу Фиффи позже, и я направилась в грифятню. Майзи при моем появлении радостно заклекотала и начала готовиться к полету, переступая с ноги на ногу. Но мне разрешили ее брать только на тренировку или игру, так что подняться вместе в небо нам сегодня было не суждено. Я ее могла лишь погладить, да над клювом почесать. Очень уж она это любила, даже прижмуривалась от удовольствия.

— Лисандра, день добрый!

Увидеть здесь Топфера я не ожидала. Но он находился здесь вполне по делу — в униформе работника грифятни и с увесистой совковой лопатой в руках.

— Добрый день, Гарольд! Я и забыла, что вы здесь работаете.

— Ну да, — он широко улыбнулся. — На одну стипендию жить не очень весело.

Тут я с ним могла только согласиться. Стипендия в Академии и сама по себе не слишком велика, а уж когда ее тебе не выплатили, аргументируя это тем, что ты в то время не учился, она кажется совсем мизерной.

51
{"b":"270234","o":1}