ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да она еще вас переживет, — заметил целитель, уже закончивший диагностику, — ничего страшного с вашей студенткой не случилось. Разве что пара синяков, и все. Убирать будем? Или пусть останутся на несколько дней как воспоминание о ее оплошности? Немного больно сидеть будет, зато при этом хорошо развивается аккуратность и внимательность.

— Убираем, — сказал Кудзимоси. — У нее сегодня соревнования по гриффичу. Или вы за команду Воздуха болеете?

Целитель придерживался нейтралитета, поэтому в пострадавших местах вскоре появилось слабое пощипывание, указывающее на то, что моим лечением занялись незамедлительно. Пена уже высохла и осыпалась с меня неприятным буроватым порошком. Хорошо хоть следов от нее не оставалось ни на коже, ни на одежде.

— Я так понимаю, как пострадавшее лицо, вы на занятиях сегодня больше не появитесь? — уточнил декан. — Хотя, разницы для вас, конечно, особой не будет — у вас в расписании дальше одни лекции.

— У меня еще половина практического занятия осталась, — упрямо ответила я. — Думаю, хоть одно зелье сделать успею.

— Даже так? Какая заинтересованность, — насмешливо сказал Кудзимоси. — И какое зелье вызывает у вас столько энтузиазма?

— Концентрации.

— Пожалуй, вам оно действительно будет нелишним, фьорда Берлисенсис.

И хотя слова его были достаточно язвительными, мне показалось, что ответ мой ему понравился. Может быть, Рональдс не так уж неправ, когда говорит, что в Академии ум у девушки ценится, и нужно показывать его чаще, а вовсе не скрывать? Но как-то все это неправильно получается…

Целитель привычным жестом убрал остатки защитной пены, и декан перенес меня назад в кабинет, где одногруппники выполняли уже следующее задание. Фиффи радостно затрепетал всеми своими ветками и попытался опять забраться ко мне на плечо. Видно, испугался, что остался здесь один, в толпе совсем недружественных студентов. И был он единственный, кто мне обрадовался. Фьорда Арноро воззрилась на меня в ужасе и не отходила до конца занятия. Впрочем, я больше и не отвлекалась. Я уже поняла, что стоит замечтаться — и мечты твои тут же воплощаются в жизнь, но самым извращенным способом из возможных. Оставшиеся занятия я тоже честно высидела, хотя мне очень хотелось есть.

В столовой мне стоило большого труда не вцепиться в свой обед сразу по получении, а донести поднос до стола и медленно, с достоинством, соответствующим моему происхождению, приступить к поглощению пищи. У Фиффи такого ограничения не было, поэтому котлету он стащил еще по дороге, оставив мне гарнир. Я только вздохнула. Такими темпами я скоро полностью на растительную диету перейду. Здесь, конечно, можно и за деньги докупать, но откуда они у меня? Сколь я ни экономила, выданная Кудзимоси сумма таяла и без дополнительных трат на еду.

Ничего, приободрилась я, вот выйдет брат и непременно что-то придумает.

Элену я заметила сразу. Была она без мантии, обязательной в Академии, все в том же коротком синем платье, в котором я ее видела последний раз. Фабиан ей что-то выговаривал. Но девушка его совсем не слушала, по лицу ее гуляла счастливая улыбка, с которой она глядела не на брата, а на собственный поднос. Все такая же невозмутимо-довольная, она прошла к моему столику и села рядом.

— Привет! — жизнерадостно почти пропела Элена.

Фиффи оживился. В ее тарелках было мясо, огромные куски жареного мяса источали просто умопомрачительный запах. Ведь поднос наполнялся в том отделе, где за еду платили чистыми эвриками, а не показом студенческого жетона. Мой питомец туда потянулся, но я шлепнула его по веткам и сказала:

— Привет! Смотрю, ты изменила своим привычкам в еде.

Элена довольно осмотрела содержимое тарелки, отрезала кусок, который с трудом поместился в ее рот, и выдавила из себя сквозь пережевывание:

— Кари говорит, что люди, которые не едят животных, совершают по отношению к ним страшное преступление.

Вопросов у меня было два. Кто такой Кари? И о каком преступлении идет речь? Но спросить я не успела. Подошедший Фабиан небрежно втиснулся между нами, подвинув поднос Элены так, что ей и самой пришлось сдвинуться подальше. Она недовольно фыркнула на брата, но ничего не сказала. А вот вошедший в столовую дежурный преподаватель прямым ходом направился к нашему столику:

— Фьорда Чиллаг, на территории Академии студентам запрещено находиться в таком виде.

Она смерила его уничтожающим взглядом и сказала:

— Во-первых, будущей фьордине Ясперс позволено больше, чем рядовым студентам. А во-вторых, я отчисляюсь. Кари не хочет, чтобы говорили, что он использует свое служебное положение в личных целях.

Выговорив эту сложную для нее фразу, она торжествующе уставилась на дежурного, который несколько смутился и даже не знал, что на это ответить. От нашего стола он отошел довольно быстро.

— Ты выходишь замуж? — уточнила я. — И когда?

— Через неделю, — довольно ответила Элена и добавила. — Папа говорит, что обе свадьбы можно одновременно устроить.

— Обе?

— Мою с Кари и твою с Фабом, — невозмутимо ответила она. — Так дешевле выйдет.

Фабиан довольно улыбнулся, как бы говоря: «Видишь, я все уже уладил».

— Моя свадьба с фьордом Чиллагом не состоится ни через неделю, ни через более длительный срок.

— Лисси, ну ты чего? — нахмурился новоявленный жених. — Мы же утром выяснили, что это была неудачная шутка. А Хайдеггеру ты отказала, я знаю.

Фиффи все же удалось утащить с Элениной тарелки кусок мяса, который она уже приготовилась положить себе в рот. Наказывать его я не стала. Все равно Элена не заметила, да и уже пожеванное она есть не станет.

— Фьорд Чиллаг, по-моему, мы с вами уже обсуждали, как именно ко мне следует обращаться.

— Ну так жениху же позволено больше, — нахально заявил Фабиан.

Жестом фокусника он извлек откуда-то каталог свадебных платьев и протянул мне с нахальной усмешкой:

— Выбирай. Любое, на твой вкус.

Выбирать я, конечно, ничего не собиралась. Но вот посмотреть… Новый каталог свадебной моды от Марии Симплементе. Какая девушка смогла бы устоять? Я точно — нет. Это же так увлекательно — рассматривать модели и представлять их на себе. К примеру, вот это, с вышивкой жемчугом и серебром по лифу, смотрелось бы на мне просто изумительно. Отвлек меня от столь интересного занятия голос Кудзимоси:

— Фьорда Чиллаг, говорят, вы нас покидаете?

— О да, — томно отвечала Элена. — Кари говорит, что женщину образование только портит.

— Да уж, вам портиться ни в коем случае не стоит, — галантно ответил Кудзимоси. — Я надеюсь, у вас найдется время, чтобы зайти ко мне и оформить все бумаги, — он кивнул на каталог. — Конечно, когда закончите с таким важным делом, как выбор свадебного платья.

— Я уже выбрала, — гордо ответила Элена. — Это Лисандра сейчас подбирает.

— Так фьорда Берлисенсис нас тоже покидает? — обратился он ко мне. — Помнится, вы мне говорили, что уйдете сразу, как за фьорда Хайдеггера выйдете.

— Хайдеггеру она отказала, — гордо сказал Фабиан. — Ради меня. А я не буду возражать, если Лисси захочет учиться.

— Фьорд Чиллаг, для вас я — фьорда Берлисенсис, и никак иначе! И Мартину я отказала не ради вас, а ради… — в попытке подобрать нужное слово я несколько растерянно посмотрела на Кудзимоси, который с интересом нас разглядывал, и продолжила: — Ради учебы!

На обычно невозмутимом лице Кудзимоси отразилось явное удивление. Таких слов он от меня никак не ждал. Поэтому я решила развить и закрепить успех. Пусть не думает, что я отказала такому замечательному Мартину ради его прекрасного хвоста!

— И поэтому замуж я в ближайшее время не собираюсь!

— Лисси, так в чем проблема? — опять влез Фабиан. — Я ж сказал, что не буду возражать. Даже если наукой заниматься захочешь

— Не иначе, фьорд Чиллаг пал жертвой вашего эксперимента, фьорда Берлисенсис, — понимающе фыркнул Кудзимоси. — Я так понимаю, собираете репрезентативную выборку?

— Я с удовольствием поучаствую в любом эксперименте своей невесты! — с вызовом сказал Фабиан. — Как бы он ни был опасен для жизни и здоровья.

67
{"b":"270234","o":1}